Sevastopol.info

Севастопольский городской Форум
основной сайт :: погода (⇑-1.6°C, 762 мм.рт.ст.) :: рад.фон 9 мкр/ч :: мы в instagram :: наш telegram :: размещение рекламы
Текущее время: 23 фев, 2019, 23:45

Часовой пояс: UTC+03:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 19 сообщений ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 24 янв, 2008, 0:40 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр, 2006, 14:05
Сообщения: 400
Репутация: 42
Предлагаю помещать на этой ветке сведения о людях проектировавших и строивших в нашем городе здания, памятники, оборонительные сооружения.
Начну с воспоминаний Софьи Дмитриевны Алмазовой, замечательного специалиста и талантливого человека.

С. Д. АЛМАЗОВА, бывший старший прораб
ЭТАЖИ И ЛЮДИ
Когда намечалась реставрация здания драматического театра имени А. В. Луначарского, меня пригласили в горисполком и предложили возглавить ремонтные работы.
— Вы это здание строили, знаете его лучше, чем кто-нибудь другой,— сказали мне.— Привлеките «старую гвардию» — людей, с которыми работали в те годы. Подготовьте нам только список, а об остальном мы позаботимся сами. Согласны?
Конечно же, я согласилась. Придя домой, тут же взяла лист бумаги и стала писать: С. Семиохин, М. Смагин, И. Силаев, С. Руденко... В памяти снова встали картины, относящиеся к далекому и неповторимому времени, когда наш коллектив возрождал из руин город. В тяжелейших условиях приходилось работать строителям. Но тем значимее была добытая нами трудовая победа. И тогда пришло решение хотя бы коротко рассказать о событиях тех дней, о людях, чьими руками заново отстроен Севастополь.

...Шел сентябрь 1949 года. Мне было поручено в то время восстановление хирургического корпуса городской больницы. Работы уже подходили к завершению. Приближался день сдачи моего первого в Севастополе объекта. Но сдача состоялась без меня. Буквально накануне этого события в обеденный перерыв приехал начальник управления «Россевастопольстрой» Н. К. Проскуряков.
— Садитесь, Софья Дмитриевна, в машину, покажу вам одну интересную стройку.
Машина выехала на Большую Морскую и остановилась у новостройки, стоящей в лесах. Это было здание будущего кинотеатра «Победа».
— Вот ваше новое место работы,—сказал Проскуряков.— Пойдемте посмотрим.
Стены кинотеатра были возведены и почти полностью облицованы. Но внутри штукатурные работы лишь начались, лепка для зрительных залов и фойе не готова, полы пе настланы, отсутствовала добрая половина крыши — только готовились стропила.
— Кинотеатр должен быть открыт к 7 ноября, то есть через сорок пять дней,— подвел итоги осмотра начальник управления.
— Это очень сложно,— сказала я. Проскуряков нахмурился:
— Да, сложно. Но не невозможно. Вы должны понять, как важен этот кинотеатр для города.
Я это понимала. Единственным зрелищным предприятием в то время был переоборудованный под кинотеатр «Красный Луч» подвал в одном из домов на улице Ленина. Но как уложиться в такие жесткие сроки?
Глядя на мое растерянное лицо, Проскуряков пообещал:
— Вам будет помогать весь город. А, кстати, знаете, кто автор проекта? Человек, можно сказать, героический. Его фамилия — Иванов. Живет в Москве. Прошел всю войну. Вернулся домой без обеих рук. Но не сдался, нашел место в трудовом строю. Работает архитектором. Создает замечательные проекты. Вот на него нам и надо равняться. А вы говорите: сложно. И это с такими-то мастерами-строителями, как Семиохин!

С Семеном Семеновичем Семиохиным я познакомилась в тот же день. Он возглавлял бригаду облицовщиков. Свою профессию Семен Семенович унаследовал от отца и сам уже больше тридцати лет отдал любимому делу. Под стать бригадиру были и его помощники: С. Руденко, С. Филин, А. Казаков. Все они — потомственные облицовщики, до тонкостей знающие свое ремесло. Сергей Руденко в дни войны оборонял Севастополь, затем с боями дошел до Берлина. Отслужив, вернулся к своей мирной профессии. И работал, как и воевал, по-гвардейски.
С этой бригадой мне сразу удалось найти общий язык. А вот с прославленным старым мастером Алексеем Гавриловичем Егурновым на первых порах отношения у нас складывались не так, как хотелось. Получив задание, Егурнов долго расспрашивал, что и как нужно делать. «Неужели, проработав почти сорок лет, он не знает самых простых вещей?» — думала я, пока не догадалась, что он просто-напросто проверяет меня. Подступила было к сердцу обида, но взяла себя в руки, терпеливо объясняла задания по два и три раза, пока Алексей Гаврилович не уверовал в меня, как в старшего прораба. С того времени мы стали друзьями.
Подавляющее большинство в коллективе составляла молодежь, вчерашние выпускники школ ФЗО. За три месяца обучения в школе многие из них ни разу не побывали на практических занятиях. В то время практика сводилась к разборке завалов и полуразрушенных зданий: на счету были каждые рабочие руки. Рубанок, кисть, шпатель, мастерок они видели только на теоретических занятиях, а учились ими работать уже придя на стройку. Поэтому и курьезов в первые недели с ними случалось немало. Помнится, как плотники Михаила Кабалина по выданному им эскизу поставили стойки опалубки балок «вверх ногами»: клинья для регулировки опалубки основания балки были загнаны под потолок, а подкосы опирались о пол. Пришла я, глянула, и не знаю, смеяться или плакать. Ведь дорога каждая минута, а здесь на переделку; не один час уйдет.
Но они, молодые плотники Миши Кабалина, столяры Николая Назарова, каменщики Миши Смагина, были полны энтузиазма и задора, сознавали всю ответственность, возложенную на них, работали горячо и самозабвенно. И разве можно было на них сердиться!
Дни летели с ужасающей быстротой. Домой добирались в одиннадцать-двенадцать часов ночи. Жила я в разрушенном здании института имени Сеченова. Не доужинав, засыпала на диване, но уже в четыре часа вскакивала и открывала потрепанную общую тетрадь. Улицы были темны и пустынны. За окном шумело море. Через короткие интервалы времени раздавались в ночи гудки. А я сидела и торопливо записывала: «Бригаде Назарова навесить двери на первом этаже. Облицовщики Семиохина свою работу почти закончили. Надо послать их помочь бригаде Кабалина в укладке и шлифовке мозаичных полов. Выяснить, почему не было вчера электромонтажников...» В семь утра я была уже на стройке. И опять в бешеном ритме начинали лететь часы и минуты.
Загружены бригады были насколько это только возможно. Но Проскуряков был прав: нам помогал весь город. С самого утра, прихватив кирки и лопаты, приходили к нам черкасовские бригады домохозяек. Они разгружали строительные материалы, очищали территорию вокруг здания от камней и мусора, вывозили его. В воскресные дни к строящемуся: кинотеатру спешили коллективы промышленных предприятий и учреждений, которые вместе с моряками-черноморцами выполняли земляные работы, укладывали гранитные ступени наружных лестниц, возводили подпорные стенки. Своевременно поставлялись нам и необходимые материалы: столярные изделия, лепнина, поковки. Заслуга в этом прежде всего Евгения Николаевича Колобова, он заведовал тогда строительным отделом горкома партии и внимательно следил за тем, чтобы мы были обеспечены всем необходимым, координировал деятельность организаций, принимавших участие в строительстве кинотеатра.
Перед сдачей кинотеатра ребята из бригад М. Кабалина, Н. Назарова и М. Куртова двое суток не выходили из здания,
устанавливая и крепя кресла в двух залах: красном и голубом. И 6 ноября 1949 года сюда пришли первые зрители. Кинотеатр «Победа» вступил в строй.
Изображение
На следующий день перед началом праздничной демонстрации я встретила Проскурякова. Поздравив меня с днем Великого Октября, он сказал:
— Молодцы, в срок закончили работы. А ведь, если мне не изменяет память, кто-то утверждал, что это почти невозможно?
— Не помню такого,— рассмеялась я.
— Впрочем, возможно, я и ошибаюсь,— с улыбкой ответил Проскуряков.

Вскоре наш коллектив почти в полном составе перешел на восстановление здания горисполкома, автором проекта которого был архитектор Ю. А. Траутман.
Это нарядное ныне здание, украшенное карнизами и модульонами из инкерманского камня, подпирающими длинный балкон второго этажа, перед реставрацией было в ужасном состоянии. Снаряды оставили глубокие вмятины в каждом втором камне фасада. Многие камни были выбиты целиком. Несмотря на казалось бы непоправимые разрушения большинства архитектурных украшений, мы решили восстановить их в первоначальном виде. Это была трудная задача, но наши мастера с ней справились. Внутри здания проектом предусматривалась новая планировка. Была разобрана продольная капитальная стена и вместо нее возведены две новые, несущие междуэтажные перекрытия из стальных балок и ограждающие с двух сторон коридор здания.
Реставрационные работы стали хорошей школой для наших молодых строителей. Они набирались опыта, овладевали смежными профессиями. Сложность была в освоении специальности облицовщика — самой дефицитной на стройке. Ведь все здания, как восстанавливаемые, так и возводимые, облицовывались инкерманским камнем. А изготовление облицовки велось дедовскими методами: вручную пилили огромные глыбы, вручную их обтесывали и шлифовали, прорабатывали нужные профили — карнизы, русты. Это была трудоемкая работа, и не всем она была под силу. Наконец удалось уговорить бригаду каменщиков М. Смагина взяться за новое дело. Но начинали ребята трудно. Камни у них частенько получались щербатыми, и, чтобы устранить дефект, вмятины замазывали алебастром. А это значило, что через год-два здание сделалось бы пестрым: инкерманский камень со временем потемнеет, и на нем отчетливо выступят алебастровые заплаты. Поэтому каждый вечер я поднималась на леса и осматривала каждый реставрированный камень. И если замечала свежие подмазки, выбивала алебастр мастерком, а на камне ставила красным карандашом крест, что означало — требуется переделать. Позднее, в порыве откровенности, Михаил Смагин признался мне, что плохо спал в то время по ночам: красные кресты снились.
Над ребятами из бригады Смагина взяли шефство Семен Семенович Семиохин и Сергей Евдокимович Руденко. И в конце концов из них — М. Смагина, В. Конобеева, М. Миляева, Д. Семьянинова, А. Дедовских — вышли отличные мастера-облицовщики, проявившие в полной мере свое умение па рустованных цоколях драмтеатра, сложных орнаментах и капителях Дворца пионеров. Но к тому времени облицовочные работы вели уже и бригады В. Назарова, Н. Карева, В. Далныкова.
Моими ближайшими помощниками были прорабы и мастера Мария Рязанцева (сейчас Вербина), Людмила Вальдовская, Иван Мешков, Дмитрий Плащенков, Григорий Алексютин. Большинство из них выросли в командиров производства из рабочих. Они стали настоящими хозяевами на стройке, требовательными к себе и другим, следили за качеством работ, культурой производства.
Вспоминается такой случай. Во время обеденного перерыва на объект пришел начальник управления по восстановлению Севастополя Иван Васильевич Комзин. В здании горисполкома никого кроме сторожа не было. Комзин представился ему, обошел внутренние помещения, посмотрел, как обстоят дела. Когда мы вернулись с обеда, его уже не было. Но сторож сообщил, что «проверку делал сам генерал».
Прошло не более часа, как из управления принесли приказ, в котором говорилось о премировании меня и прораба Марии Рязанцевой за образцовый порядок на объекте. Но в этом была заслуга всего нашего коллектива.
Реставрацию здания горисполкома мы завершили тоже в срок. Правда, последние дни перед сдачей бригады столяров-плотников Ивана Силаева и Николая Николаева, чтобы не терять драгоценного времени на дорогу в Загородную балку, где они жили, ночевали на объекте, устроившись на свежих опилках. Не случайно же говорят, что как студентам перед сессией, так и строителям перед сдачей всегда не хватает одного-двух дней.

В пятидесятые годы вся прилегающая к бухте сторона проспекта Нахимова, начиная от набережной Корнилова и кончая водноспортивной станцией флота, носила общее название «большая строительная площадка». Здесь в течение нескольких лет трудился наш коллектив над возведением и реставрацией самых, пожалуй, красивых зданий города.
Изображение
Гостиница «Севастополь». Закладку ее фундамента мы начали в 1950 году. Авторами проекта гостиницы были первый послевоенный главный архитектор города, талантливый зодчий Юрий Андреевич Траутман и Е. Г. Ставинский. Объект этот был первоочередным, поэтому строительство велось ускоренными темпами, одновременно по всему фронту. Фасады здания должны были украсить более сотни колонн и очень сложные антаблементы, с карнизами, имеющими большой вынос и сложный профиль. Причем колонны главного портика стоят в створе: малейшее отклонение от чертежа — и весь ансамбль нарушится. Чтобы избежать этого, мы применили самый элементарный метод: поставили штукатурные шаблоны на всю высоту колонны. Конечно, тесать круглую колонну по шаблону трудно, работа эта кропотливая. Зато когда мы сняли леса с главного корпуса, я испытала чувство глубокого удовлетворения. Каждая колонна, выступая в створе, с точностью повторяла профиль остальных. Не менее довольны были и облицовщики из бригад Смагина и Назарова. Ведь это было творение их рук.
Первую очередь гостиницы мы должны были сдать в 1952 году, ко Дню Военно-Морского Флота СССР. В Севастополь должны были прибыть многочисленные гости, их надо было принять и разместить. И мы спешили. У нас было впереди еще четыре месяца, но и объем невыполненных работ оставался значительным. Только паркетной плитки нужно было уложить на площади в тысячу квадратных метров. Волновали нас не только сроки, но и качество отделки. Нам очень хотелось, чтобы внутренние помещения были такими же красивыми, как фасады. Надо сказать, что строителей никто не понукал, не дергал попусту. Нам верили, и это доверие мы стремились оправдать.
Меня больше всего беспокоили дорожники, они отставали с асфальтовым покрытием, а это мешало нам положить гра¬нитные ступени главного входа. Была и еще одна серьезная проблема. Из-за неувязки проектов дорожники подводили асфальт к гостинице на отметках, на полметра превышающих данные в нашем проекте. От семиступенчатой лестницы входа в гостиницу оставались только три неполные ступени. Здание теряло вид. Несколько дней я ломала голову, стараясь найти выход из этого положения. Наконец пришла мысль сделать перед входной лестницей широкий подъезд с закругленной по бокам линией бордюра, но на уровне не тротуара, а проезжей части улицы. Это давало возможность выгадать 25—30 сантиметров высоты. Пошла со своим предложением к главному архитектору города Валентину Михайловичу Артюхову. Он поддержал меня. Стали вдвоем отстаивать этот вариант. И получили разрешение, но до праздника оставались одни сутки.
Все было размечено, распланировано. К пяти часам утра вышла на работу, чтобы успеть к началу укладки ступеней. Но не тут-то было. Запоздали-таки дорожники. До восьми часов вечера в облаках асфальтового дыма мы укладывали последние ступени. Мы — это бригада Миши Смагина и конечно же Семен Семенович Семиохин и Сергей Евдокимович Руденко.
Изображение
В этот же период наш коллектив уже вел реконструкцию здания бывшего института имени Сеченова, которое должно было стать Дворцом пионеров. Здесь были свои сложности. Внутри здания ютилось более трехсот жильцов. Крыши над этим сооружением не было, и поэтому каждый приспосабливался как мог. В соседних разрушенных домах люди подбирали доски, балки, двери, шифер и отгораживали себе клетушку, где неизменным атрибутом была печь-времянка, выпускавшая клубы дыма на фасады, являвшиеся в полном смысле архитектурными шедеврами. В шахте лифта на поржавевших до предела тросах висела кабина. А под ней, забив решетчатые двери фанерой и досками, жила пожилая женщина. Кабина весила не менее полутонны, а женщина считала, что проживает с комфортом, и спокойно спала по ночам.
Изображение
Триста человек — это восемьдесят-сто квартир, а переселять людей некуда. Решили их временно не трогать. Но ремонт есть ремонт. Каждая семья хочет жить без стука над головой. С этим приходилось считаться, и наши бригады, как говорится, работали на цыпочках.
Другая сложность выявилась уже в ходе самой реставрации. Здание, расположенное на самом берегу бухты, неоднократно подвергалось обстрелам и бомбежкам. Некоторые стены были буквально расслоены по вертикали. Мало того, фасады со стороны моря нафаршированы неразорвавшимися снарядами. Они упрятались в податливом инкерманском камне и снаружи их не было заметно. Но когда установили леса, строители стали обнаруживать их один за другим.
Первый снаряд, ничего не сообщив мне, ребята вытащили из камня сами. Он был удивительно блестящим и новым на вид. Помню, ко мне с таинственным видом подошел Смагин, что-то пряча за спиной. Я мельком взглянула на него, оторвавшись от чертежа, и спросила рассеянно:
— Что ты хотел, Миша?
Смагин, улыбаясь, подал мне снаряд:
— Смотрите, Софья Дмитриевна, какой хороший отвес получится!
Я взглянула и обмерла, а потом шепотом сказала:
— Положи сюда, пожалуйста, только осторожненько...
Снаряд увезли вызванные мною саперы. Нахлобучка, которую получили от меня ребята, возымела действие. Следующую находку уже не извлекали из стены, а сообщили о ней мне. Снова приехали саперы, осмотрели камень, поговорили по телефону с начальством и вынесли решение: будем взрывать на месте, работы надо прекратить. Причем потребовали от меня подписку о том, что я выполню все их указания.
Я протестовала, доказывала, что нельзя останавливать работы. На этом же настаивали и бригадиры, но пришлось нам всем подчиниться. Я уже достала из стола бумагу, чтобы написать требуемые от меня заверения, но в этот момент меня вызвал Семиохин. Я вышла из прорабской и увидела целую делегацию из разных бригад. У ног их стоял наполненный опилками ящик, в котором лежал... снаряд.
Все последующие снаряды, а их было более тридцати, с превеликой осторожностью извлекали из стен, а не взрывали на месте. Причем наши строители щедро делились с саперами приобретенным в этом деле опытом. Надо сказать, что жильцов к этому времени из здания отселили.
В 1952 году, пока не началась облицовка здания драмтеатра, почти все бригады облицовщиков я перебросила на будущий Дворец пионеров. Они работали одновременно на всех фасадах: реставрировали и меняли ступени главного входа, раябирали и вновь возводили участками разрушенные стены. Вначале по проекту, который был выполнен севастопольскими архитекторами А. В. Бобковым и А. Л. Шеффером, все орнаменты из камня, украшающие здание, были заменены бетонными. Проектировщикам не верилось, что в городе есть мастера, способные восстановить маски и орнаменты в прежнем виде. Но у нас такие мастера были. И мы начали борьбу за то, чтобы в смету были включены не мертвые бетонные украшения, а живой инкерманский камень, имеющий нежные оттенки: белый, кремовый, чуть желтоватый и даже розовый. Мы спорили, требовали, убеждали и добиись своего. Все фасады Дворца пионеров украшены орнаментом из камня. Исключение составляют лишь большие капители на колоннах главного входа, выполненные в бетоне, Что же касается капителей колонн ротонды, выходящей к морю, то их кружево вырезано искусными руками С. Семиохина, С. Руденко, С. Филина, А. Казакова. Этой уникальной работой любуются тысячи людей, приезжающих в наш город.
Началась постепенно перестройка и внутри здания. Выло убрано все, что присуще только водолечебнице и не могло быть использовано при реконструкции помещения под Дворец пионеров. Очень жаль было снимать облицовочную плитку с полов, настолько она была красива, хотя и повреждена во многих местах. Получить представление о полах института имени Сеченова можно и теперь, побывав в вестибюле ресторана гостиницы «Севастополь». Там мы постелили уцелевшую плитку.

Из объектов «большой строительной площадки» нашим участком была сдана городу набережная Корнилова, протянувшаяся на сотни метров (автор проекта архитектор Ю. Н. Белькович). Мы одели ее в бетон и железобетон, восстановили разрушенные подпорные стены. На этих работах отлично зарекомендовали себя бригада арматуро-бетонщиков, руководимая Иваном Зачупейко. Помню, как он пришел к нам на стройку в числе других выпускников ФЗО. Красивый, широкоплечий парень, настоящий запорожец — не хватало лишь чуба. На лице улыбка, глаза озорные. Думала, что трудновато с ним придется. А потом вдруг осенила мысль: поставлю-ка я его бригадиром. И попала, что называется, в точку. Бригаду, а в нее подобралось еще шесть дюжих парней, он крепко держал в руках. Ей можно было поручить самую трудную работу и быть уверенной — все будет сделано как надо. Не стеснялся бригадир приходить за советом. Частенько после рабочего дня видела я его в прорабской. Выскажет свои сомнения, послушает, что ему скажут опытные строители, и уйдет уверенной, твердой походкой.
Однажды его постигла неудача. Только бригада забетонировала широкий кусок набережной у Памятника затопленным кораблям, как разразился шторм, продолжавшийся без перерыва трое суток. Свежий, не застывший бетон был разнесен волнами. Иван Зачупейко почернел за эти три дня. Его успокаивали всем коллективом, доказывая, что вины бригады здесь совершенно нет. Еле уговорили остаться в бригадирах.

Те же бригады, что работали на строительстве зданий гостиницы «Севастополь» и Дворца пионеров, благоустраивали Приморский бульвар. Ажурные чугунные решетки, аллеи, дорожки, гигантские вазы для цветов, колонны главного входа и второго, со стороны драмтеатра, фонтанчики, оригинальные фонари — все это создано в начале пятидесятых годов.

Мы возводили также Таврическую лестницу. Старая, связывающая центральный холм с улицей Большой Морской, пришла в полную негодность. Лестницу разобрали, и 2 февраля 1952 года ее строительство поручили мне. Ровно половину лестницы — примерно 60 ступеней — следовало сдать ко Дню выборов в местные Советы, то есть через 18 дней. Работали днем и ночью, установив прожекторы, несмотря на дожди и страшнейшую грязь. И сделали, но не половину лестницы, а все 110 ступеней! Лестница вышла красивая.
Каждая стройка была ударной. Такое уж было тогда горячее время, работе отдавали все силы.
Не все проходило гладко, без конфликтов и споров, обид и разочарований. Вспоминаются наши планерки, бурные и страстные, когда каждый прораб, мастер, бригадир требует свое, глубоко убежденный в правоте. И рада бы удовлетво¬рить их просьбы, но это невозможно. Наконец все вопросы решены, люди расходятся более или менее успокоенные. Теперь кажется, что распланированный до минуты день пройдет без сучка, без задоринки. Да нет, не получается. Гараж не додал двух машин, арматуру по ошибке завезли на другой участок, заболел кто-то в бригаде. Летят насмарку все вчерашние расчеты и соображения, у мастеров, вызывающих меня по телефону, нескрываемая обида в голосе. Все перестраивается и перекраивается на ходу, и день кажется самым никчемным, прожитым впустую. Думаешь, зачем тогда эти планерки, если они не что иное, как потерянное время.
Но пройдет час, другой. Все постепенно встает на свои места. Полным ходом идут работы. Нет, совсем не зря прожит день. И планерки нужны, как воздух. Кроме всего прочего, это еще учеба для молодых. У них впереди еще много строек.

Первый камень в фундамент здания драматического театра был заложен 30 апреля 1950 года. По этому поводу состоялся торжественный митинг, на котором присутствовали партийные и советские руководители, строители, представители общественности. Ветеран сцены, заслуженный артист РСФСР Михаил Викторович Горский опускает в котлован свинцовую плиту, на которой выбита дата закладки театра, имена будущих строителей, авторов проекта. В контейнере подается бетон. С этой минуты начинается строительство.
Несколько слов об авторе проекта В. В. Пелевине, московском архитекторе, который еще до войны с группой инженеров проектировал большой зал Дворца Советов. Началась война, и он ушел на фронт, стал штурманом-наблюдателем в частях военно-воздушных сил. После войны он создает проект станции метро «Бауманская», участвует в разработке первого варианта здания на Ленинских горах.
Пелевину очень хотелось, чтобы здание севастопольского театра гармонировало с окружающим пейзажем и, в первую очередь, с панорамой моря. Ему удалось этого добиться.

До приезда в Севастополь мне пришлось участвовать в строительстве многих объектов. Дом Советов и здание редакции газеты в городе Ростове-на-Дону были моими первыми стройками. Там я работала мастером. Затем возводила школы и жилые дома в Курске. Там же во время войны реконструировала здания под госпитали. После войны восстанавливала здания двух кинотеатров, корпуса медицинского института и Курского областного Дома Советов. Тогда я уже была старшим производителем работ. Но такой интересной и сложной стройки, как сооружение драмтеатра в Севастополе, у меня не было. Не скрою, было страшновато: а вдруг не справлюсь?
Ни на одну из прежних строек не поступало «такого количества рабочих чертежей. Целая комната в подвале гостиницы «Севастополь» была отведена под них. С изучения чертежей мы и начали, часами засиживались после работы над ними с молодым, только что закончившим институт прорабом Лидией Владимировной Рузиной, Семеном Семеновичем Семиохиным, а иногда и с бригадирами, которым назавтра предстояло приниматься за работу на том или ином участке.
Прошло много лет, но если сегодня меня разбудят ночью и спросят о любом помещении, любой конструкции, входящей в состав этого здания, я безошибочно дам им точную характеристику. Точную и полную. Я расскажу, где и какие изменения внесены в процессе работы, отвечу на многие вопросы. Думаю, что все это так же четко помнят и все мои товарищи по этой стройке.
Каркас здания театра состоит из жестких рамных железобетонных конструкций. Только монолит, ничего сборного. Перекрытия, лестницы, перегородки — все бетонное. Изготовляли их на месте — на стройке стояли две бетономешалки.
Изображение
Семь лет шло строительство здания театра. Особенно напряженными были последние два года, когда, как говорится, все разрозненные части соединялись в одно целое. Ведь в качестве субподрядчиков выступали десятки организаций. А мы зависели от них. Только электрооборудованием театра занималось четыре организации. Всех надо было состыковать, создать условия, при которых они бы не мешали друг другу, подготовить для них фронт работ.
Эти и другие вопросы обсуждались на планерках, председательствовал на которых бывший в то время вторым секретарем горкома партии Валентин Иванович Пашков. Уточнялись сроки выполнения работ, утрясались различные неувязки. Обязательным было участие в планерках представителей всех субподрядных организаций.
Когда вспоминаешь будни этой стройки, невольно перед глазами встают девчата из бригады Александры Бубновой. Они не были ни резчиками по камню, ни краснодеревщиками, ни малярами. Они значились просто разнорабочими. Но сколько переделали они самых различных и самых неотложных работ, трудно пересчитать. Они всегда были под рукой и шли туда, где прорыв. Если нужно, оставались вечерами, трудились в выходные дни. Десятки тонн мусора вынесли они из здания театра в период завершения строительства. Не случайно, когда проходило торжественное собрание в честь открытия драматического театра имени Луначарского, в президиуме рядом с другими строителями сидела бессменный заместитель бригадира Бубновой Наташа Коробейникова (ныне Бурмистрова). Она до сих пор вспоминает, как ей преподнесли букет цветов, «огромный-преогромный».

Торжественное собрание состоялось 10 сентября 1957 года. Это был незабываемый день. Сверкали лаком поручни кресел, изготовленных и смонтированных работниками одной из львовских фабрик. В фойе и зрительном зале сияли огнями люстры, поставленные Mосковским заводом художественного литья и обработки металла. Переливалась всеми цветами драпировочная шелковая ткань, которую прислали столичные ткачихи. Со сцены чествовали севастопольских строителей, выдержавших экзамен на «отлично». Именно с такой оценкой государственная комиссия приняла объект.
Об этом мы знали уже накануне, когда собрались в прорабской на последнюю планерку. В комнате было тесно — пришли не только бригадиры, мастера и прорабы, но и многие рабочие. Казалось бы, мы должны испытывать огромную радость и облегчение оттого, что завершено такое большое строительство. И здорово завершено. Комиссия приняла объект без единого замечания, не отметила ни одной недоделки. А мы сидели грустные и притихшие. Вероятно, оттого, что в эту стройку каждый из нас вложил частицу своего сердца и нам было жаль расставаться со ставшим нам родным зданием театра.

Но вернусь к событиям, когда нам, «старой гвардии", предложили собраться снова вместе, чтобы начать рестраврацию здания театра. Мне не составило особого труда набросать список людей, работавших здесь в пятидесятые годы. Была собрана наша реставрационная бригада. Конечно, в ней были далеко не все, кого хотелось бы видеть. Не смог прийти заслуженный строитель УССР Семен Семенович Семиохин. Он живет в Севастополе, давно уже на пенсии. По-прежнему бодр и молод душой, но побаливают ноги, и конечно, стоять ему на лесах было бы тяжело. В Москве трудится бывший наш бригадир Николай Назаров. Возводит жилые дома в Рязани прораб Лидия Владимировна Рузина. Страна большая, интересных строек много. Разве можно винить молодых, что поманили их необжитые места, неоткрытые дали.
Однако нас и так собралось немало. Руденко, Смагин, Конобеев, Семьянинов, Силаев...
Трудно передать то чувство, которое испытывали мы, реставрируя здание драматического театра, ведь это было детище, возведенное нашими руками. Нас опять поджимали сроки, но работалось легко и весело, как в те, уже ставшие далекими, пятидесятые годы. С высоты лесов отлично просматривались строгие линии бетонных набережных, зелень Приморского бульвара, парадные фасады на проспекте Нахимова. Отсюда начиналось возрождение Севастополя. А сегодня стройки ушли далеко в степь — за Воронцову гору и Куликово поле, в районы бухт Омега в Камышовая. И трудится на них наша молодая смена. Ей мы постарались передать не только весь свой опыт и мастерство, но и любовь к профессии строителя. Им, молодым строителям, предстоит немало сделать, чтобы наш город стал еще более прекрасным и величественным.

Опубликовано: Алмазова С.Д. Этажи и люди // Возрождение Севастополя: Сборник. – Симферополь, 1982. – С. 93-105.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 янв, 2008, 10:23 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр, 2007, 10:27
Сообщения: 428
Репутация: 74

Откуда: Хребет беззакония
Георгий Георгиевич Кузьминский

Изображение

Георгий Георгиевич Кузьминский, родился 6 января 1939 в г. Севастополе.Закончил Лиси (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет) в 1962 году. После окончания ЛИСИ работал как молодой специалист в Ашхабаде. В 1967 году вернулся в Севастополь, где работал в Севастопольском отделении Крымского филиала Киевского “Гипрограда”, ныне Территориальная проектная организация по региону г. Севастополя КрымНИИпроект. С февраля 1970 года работал ГАП-ом в мастерской архитектора Израиля Ефимовича Фиалко. Руководство продолжалось свыше 20 лет.Член СА ССР с 1963 года. Член НСАУ с 1993 года.Династия архитекторов Кузьминских (Во второй половине прошлого века)Архитектор Георгий Георгиевич Кузьминский, родился 6 января 1939 в г. Севастополе, учился в Ленинграде, в 1967 году вернулся в Севастополь и начал работать в Севастопольском отделении Крымского филиала Киевского “Гипрограда”, где с февраля 1970 года он стал моим руководителем в мастерской архитектора Израиля Ефимовича Фиалко. Руководство продолжалось свыше 20 лет. За это время мы дарили друг другу своих друзей и знакомых, работали, учились и отдыхали.Редкий, удивительный, необыкновенный, талантливый. Это очень скупой перечень признаков Жоры Кузьминского. Вроде бы так не может быть, чтобы у человека не было ни врагов, ни даже недоброжелателей. Оказывается может. Он обладал способностью притягивать и объединять. Люди охотно притягивались и объединялись и всегда получали удовлетворение от результата этого непринужденного и обаятельного “насилия”. Тому пример организация и проведение больших и малых юбилеев, регулярное проведение Всесоюзных семинаров Союза Архитекторов в Севастополе, не говоря уже о дружеских посиделках.В 1981 году с группой полиграфистов Георгий Кузьминский и я, благодаря участию и помощи секретаря горкома Анатолия Ивановича Сигоры, поехали в турпоездку в Финляндию. Программа, естественно, была полиграфической. До сих пор не могу понять, как она превратилась в архитектурную. Полиграфисты и мы получили все, что планировалось полиграфического. Кроме того, нам и полиграфистам, к их большому удовольствию, была показана обширная архитектурная программа. Понятно, что группа не догадывалась о “перегрузке”, но Финские подданные, Гид и водитель, перерабатывали совершенно осознанно, охотно поддавшись обаянию Севастопольского архитектора.Нельзя не сказать об отношении Георгия к профессии. Это всегда высокая требовательность к себе и к результату. Результату всегда предшествовал творческий поиск и жесткий отбор. Причем это не были профессиональные сомнения – это необходимость проверить себя, поскольку, как известно, архитектура является самым дорогим из всех видов искусства. Физическая стоимость объекта архитектуры на много порядков выше стоимости произведения любого другого вида искусства. Кроме того, социальная значимость архитектурного объекта абсолютно безусловна. Книгу можно не читать, картину можно не смотреть, телевизор можно переключить или выключить Объект есть, он существует, он часть среды нашего обитания, хотим мы этого или не хотим. Архитектор не имеет права обмануть Заказчика и Общество, предложив им товар не гарантированного качества. Кузьминский не обманывал. Никогда. Не мог. Просто не умел. Каждый законченный объект – это премьера. К сожалению, не все и не всегда коллеги относятся к этому правилу как к аксиоме – нынешнее поколение нередко выбирает пепси. Делать как для себя, делать так, как будто этот объект - последний в твоей жизни – вот творческое кредо архитектора Кузьминского.Еще один пример отношения к результату. В свое время было проигнорировано мнение архитектурной общественности города относительно качества скульптурной части мемориального комплекса на мысе “Хрустальный”. Началось строительство. Во многом благодаря Кузьминскому к обсуждению данной проблемы были подключены министерства культуры Украины и СССР, Союзы Архитекторов СССР и Украины. Гуманитарные структуры свое отношение к данной проблеме сформулировали следующим образом: признать реализуемый проект (в части скульптуры) как не отвечающий художественным требованиям, предъявляемым к монументальным произведениям всесоюзного масштаба, строительство прекратить, скульптуру демонтировать. С одной стороны – большая группа заинтересованных чиновников и специалистов, значительная сумма затраченных средств, результаты начатого строительства видны за многие километры, с другой – принципиальная позиция профессионалов. Победа нравственной позиции над суровой реальностью – это всегда время, нервы, здоровье, это отложенная работа, которая кормит, это борьба с неизвестным результатом. Одному такое не под силу. Многие достойные коллеги и граждане принимали участие в этой борьбе. Но всегда кто-то должен быть чуть впереди, кто-то должен быть мотором. В данном случае таким мотором, или его существенной частью был архитектор Кузьминский.24 сентября 1995 года, как всегда рано утром, Георгий пошел на море. Рано утром, но чуть позже, мне позвонили. Это казалось невероятным – “морской” человек, отличный ныряльщик и пловец и не выплыл. Сердечный приступ. То, что в январе семидесятого года прошлого века в моей жизни произошло знаменательное событие я понял довольно давно. То, что с сентября девяноста пятого жизнь изменилась – чувствую постоянно. Перефразируя классика, не могу не сказать: всему лучшему, что есть во мне, я обязан Кузьминскому (Жорику – так называли его друзья) Уверен, что я такой не один.Оценивая различные ситуации в архитектурной жизни нашего города ловишь себя на мысли, что задаешь себе вопрос: а как бы к этому отнесся Кузьминский. Приведу пример, эпитету “прекрасный” наш город во многом обязан застройке центра. Гуманная архитектура, изысканный масштаб, роскошные детали, прекрасный материал фасадов. Наш известняк экспортировался и экспортируется для отделки (облицовки) фасадов и интерьеров. Имеется в виду, что известняк является финишным, то есть лицевым материалом. Мы его видим, он облагораживает то, что за ним. Он лучше того, что за ним. Известняк – это мрамор, только он младше. Он младший родственник мрамора. Фасады центра – это не облицовка плиткой, - это лицевые объемные блоки с обработанной поверхностью. Вопрос! Как бы отнесся архитектор Кузьминский к покраске фасадов, выполненных из известняка? Могу с уверенностью утверждать, - отрицательно. Ведь это означало бы, что мы сознательно возвращаемся во времена, когда домоуправы самозабвенно красили дубовые двери масляной краской за два раза. Конечно, он бы сказал, что невозможно себе представить, чтобы мрамор скульптур Летнего сада был покрашен. В таких случаях принято говорить – как хорошо, что он этого не видит.Постройки архитектора Кузьминского объединяет внятность и убедительность объемно-планировочного решения, тщательная проработка деталей. Объекты органично вписаны в окружающую застройку или ландшафт. Следует особо отметить высокую требовательность архитектора к себе и к результату своего труда, что свидетельствует о высокой внутренней культуре, об уважении к заказчику, о понимании социальной ответственности архитектора перед обществом в котором он живет и для которого работает. Архитектурное творчество Георгия Кузьминского неоднократно отмечалось на смотрах-конкурсах, как на республиканском, так и на всесоюзном уровнях.Объекты, построенные по проектам архитектора Кузьминского, севастопольцам хорошо известны и часто посещаемы. Они стали неотъемлемой частью города и без них трудно представить сегодняшний Севастополь. Среди таких объектов гостиница “Крым”- первое и единственное на сегодня здание выше 12 этажей. Недалеко от гостиницы, на площади Восставших, расположено самое посещаемое здание – Деловой и культурный центр (бывший дом политического просвещения). На улице Генерала Петрова мы часто бываем в здании междугородной телеграфно-телефонной станции. Это многофункциональное здание также построено по проекту архитектора Кузьминского. Следующий объект архитектуры, расположенный в центре – индивидуальный жилой дом со встроенным почтовым отделением и отделением сбербанка по улице Ленина, 24. На трех площадях центрального кольца нас ждут встречи с произведениями мастера. На площади Ушакова это бюст адмирала, на площади Нахимова – памятный знак в честь основания города, на площади Суворова – бюст генералиссимуса. В сквере по ул. Пушкина – бюст поэта. В Гагаринском районе Севастопольцам хорошо известно административное здание, в котором размещается Районная Государственная Администрация и Районный Совет. В Балаклаве, на улице Калича, напротив судоремонтного завода мы видим еще один объект архитектора Георгия Кузьминского – здание клуба-столовой судоремонтного завода. Трехэтажное здание органично вписано в существующую ситуацию. В настоящее время здание обезображено случайными самовольными надстройками и иными “усовершенствованиями”, что является грубым нарушением авторских прав.Дочь Инна окончила архитектурный факультет ЛИСИ. Работает в Санкт-Петербурге. Сын Александр закончил в 2006 году архитектурный факультет ЛИСИ (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет). Работает в Санкт-Петербурге.К сожалению, ни на одном здании, построенном по проекту архитектора Кузьминского, до сих пор отсутствуют доски с указанием автора.

Архитектор Александр Гладков.

Статья опубликована 29.9.2005 в ежедневной городской информационной газете "Слава Севастополя".

_________________
[b]Архитектура - выразительница нравов. (Оноре де Бальзак)
Не надо улиц переименовывать, постройте новые и назовите. (Андрей Вознесенский)[/b]


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28 янв, 2008, 0:39 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр, 2006, 14:05
Сообщения: 400
Репутация: 42
Статья несколько великовата, но в ней дана краткая история развития Севастопольской архитектуры и основное принципы, которыми руководствовались архитекторы при восстановлении города после войны.

В. М. АРТЮХОВ (бывший заместитель главного архитектора города)
А. И. БАГЛЕЙ (главный архитектор города, 1982 г.)
ЛИЦОМ К МОРЮ

С первых дней освобождения Севастополя в его строительстве и реконструкции широко использовались достижения науки. Те, кто восстанавливал город, стремились заглянуть в завтрашний день. Каким быть возрожденному Севастополю? Это волновало не только архитекторов, строителей, работников партийных и советских органов, но и всех севастопольцев.
Должен ли город стать копией довоенного или это будет совершенно иной, современный город? Были предложения построить его на новом месте — на Северной стороне или в районе Камышовой бухты, что сделать легче и проще, а руины сохранить, как музейную реликвию.
Суждения были противоречивы. Для того, чтобы не совершить непоправимых ошибок при определении путей возрождения города и основных направлений его дальнейшего развития, необходимо было тщательно изучить как исторические особенности его застройки, так и природно-географические условия, правильное использование которых стало бы залогом оптимальных планировочных решений.
Возникший в восьмидесятые годы XVIII века как боевой русский форпост на Черном море, Севастополь превратился в крупный город, своеобразный по своему архитектурному духу. Из архивных материалов удалось выяснить, что с самого своего основания он застраивался по планировочным документам. Первый генеральный план, подлинник которого хранится в Центральном Военно-морском архиве в Ленинграде, был утвержден в мае 1839 года. Проекты планировки и застройки комплексными и отдельными зданиями осуществлялись в основном архитекторами, являвшимися служащими военно-морского флота (В. А. Рулев, Д. Уптон). Наиболее интересные здания и памятники связаны с именами таких известных в то время архитекторов и скульпторов, как К.А. Тон, академик А.П. Брюллов, профессор Н.С. Пименов. Пережившие две разрушительные войны, отдельные здания и памятники — комплекс зданий бывших флотских казарм, Графская пристань, Петропавловская церковь, памятник Казарскому, подпорные стены и сооружения морской фортификации (Константиновский и Михайловский форты) — наглядно свидетельствуют о высоком по тому времени архитектурно-строительном уровне. Здания строились из местного инкерманского камня в стиле русского классицизма.
Чудом строительного искусства того времени считалось здание нового Адмиралтейства с доками (сейчас на этом месте крупнейшее предприятие города — производственное объединение «Севастопольский морской завод им. С. Орджоникидзе»). Для его сооружения понадобилось убрать 1,6 миллиона кубических метров скального грунта, который был использован для засыпки болотистых участков.
Медленно, в течение полувека восстанавливался Севастополь после Крымской войны 1853—1856 годов. В конце XIX и начале XX столетия был сооружен ряд уникальных зданий, часть из которых украшает город и поныне: Институт физических методов лечения имени Сеченова (сейчас Дворец пионеров), биологическая станция (Институт биоогии южных морей АН УССР), Военно-исторический музей, Владимирский собор — усыпальница адмиралов, панорама «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.», многоэтажные жилые дома, такие, как здание по проспекту Нахимова, где в настоящее время располагается Художественный музей, памятники, относящиеся в основном к Крымской войне, комплекс военно-морского училища на небольшом плато у бухты Голландия, выполненный по проекту архитектора А. А. Венсана в классическом стиле. Протяженность его главного корпуса 400 метров. И в настоящее время он является одним из важных компонентов в архитектурно-пространственной композиции города.
Однако бурное развитие торгово-промышленного капитала в определенной мере пагубно отразилось на планировке и застройке Севастополя. В 1875 году к городу была подведена железнодорожная ветка, усилилась роль Севастополя как крупного торгового порта. Характерным явлением для города становится спекуляция земельными участками. Стоимость их, особенно в центральных районах, превышает в некоторых случаях стоимость возводимых на этих участках зданий. В результате непомерно увеличивается плотность застройки кварталов. В глубине дворов появляются здания значительно большей этажности, чем выходящие фасадами на улицы. Доступ к морю затрудняется из-за того, что на прибрежной зоне вырастают многочисленные торговые склады, базы, пакгаузы. Постепенно ухудшается функциональная организация территории. Так, на главной улице города — Екатерининской (ныне улице Ленина) — два квартала занимал ликеро-водочный завод.
Застройка города велась примерно по такой схеме: на главных улицах и Центральном городском холме возводились здания общественного назначения, муниципальные, морского ведомства, а также особняки высшего командного состава. На Корабельной стороне — казарменные и госпитальные сооружения. В районах Южной и Артиллерийской бухт, на Корабельной стороне и в Карантинной балке в так называемых слободах селился рабочий люд, занятый на судостроительных и судоремонтных предприятиях, в различных службах военно-морского ведомства. Застраивались и крутые склоны холмов. Наиболее характерной застройкой является застройка, сохранившая до наших дней название «Бомбор». Здесь, рядом с Лабораторным шоссе (ныне улица Ревякина), вдоль которого располагались пороховые погреба, селились преимущественно бомбардиры.
Чиновники и городская интеллигенция расселялись в основном в западном районе, отделенном от центра протяженным и глубоким Одесским оврагом.
В конце XIX — начале XX века появляются новые застройщики — крупные капиталисты и купцы. Они тяготеют к территориям, прилегающим к главным улицам города (Большая Морская, проспект Нахимова, набережная Корнилова). Здесь открываются торговые и доходные дома, гостиницы, рестораны.
На окраинах города располагаются многочисленные хутора, занимающие большие малозастроенные территории и принадлежащие богатым и влиятельным особам.
Размещение жилых образований, их планировка, архитектура общественных и жилых зданий в значительной мере предопределились условиями рельефа и климатическими особенностями — благотворным влиянием прохладных летом и теплых зимой бризов, обильным солнечным сиянием. Не случайно поэтому в застройке Севастополя была предпочтительна ориентация на расположенные террасно жилые кварталы, обращенные к морю и бухтам. В жилых домах широко применялись галереи, лоджии и веранды, предохраняющие жилые помещения от перегрева. Промышленные окраины, где жил трудовой люд, отличались крайней неблагоустроенностью.
В годы Советской власти началось планомерное развитие города, обновился жилой фонд, выросли новые кварталы на улицах Большой Морской и Пирогова, на окраинах — Северной и Корабельной сторонах. Большое внимание уделялось строительству детских садов, яслей, школ, больниц. С каждым годом Севастополь хорошел. Благоустраивались и озеленялись его улицы и площади, создавались новые парки и скверы. В 1932 году на центральной площади был воздвигнут памятник основателю Коммунистической партии и Советского государства В. И. Ленину.
В 1933 году началась разработка проекта реконструкции Севастополя и его сельскохозяйственной зоны, рассчитанного на 20 лот. Бригаду проектировщиков возглавил архитектор М. И. Долгополов. Первая стадия проектных работ через два года была завершена и одобрена экспертной комиссией Академии коммунального хозяйства РСФСР. Проектировщики обосновали необходимость строительства нового железнодорожного и морского вокзалов - в районе Карантинной бухты, выделили районы первоочередных работ на прилегающей к этой бухте территории и на горе Матюшенко.
В 1935 году в Севастополе была создана организация Союза архитекторов СССР, члены которой — А. А. Венсан, Л. Л. Егорова, А. Г. Коган, Н. Г. Корюхин, В. Н. Мантицкий, Л. В. Плахов, М. А. Садовский — принимали активное участие в проектировании застройки довоенного города.
За годы первых пятилеток Севастополь стал крупным индустриальным и культурным центром на юге страны, известным лечебно-курортным городом. Были реконструированы промышленные предприятия и магистрали, построен новый водопровод, создано все для созидательного труда, учебы и отдыха горожан и военных моряков.
Тяжкие испытания вновь выпали на долю Севастополя в годы Великой Отечественной войны. Фашистские варвары причинили городу огромный ущерб, исчисляющийся суммой в 2,5 миллиарда рублей.
Над генеральным планом восстановления и развития Севастополя задолго до его освобождения начала работать творческая бригада проектировщиков в Москве во главе с доктором архитектуры профессором Г. Б. Бархиным. В соответствии с принятым в ноябре 1944 года СНК СССР и РСФСР уже упоминавшимся специальным постановлением о первоочередных мероприятиях по восстановлению города ответственные задачи возлагались на архитекторов. Следовало в сжатые сроки разработать наиболее передовые и рациональные принципы архитектурных решений, планирования строительства.
Еще в октябре 1943 года Михаил Иванович Калинин в письме председателю Комитета по делам архитектуры при СНК СССР А. Г. Мордвинову писал: «В настоящее время в связи с восстановлением разрушенных городов... советским архитекторам представляется редкий в истории случай, когда архитектурные замыслы в небывало огромных масштабах будут претворяться в реальном строительстве. И мы вправе ожидать, что наши архитекторы удовлетворительно справятся с выпавшими на их долю задачами. В противном случае тяжелая моральная ответственность перед потомством ляжет на наше архитектурное руководство» [Архив ВОКС. Сводный бюллетень секции архитектуры ВОКС за 1944 г., лл. 1—2.].
В 1946 году проект генерального плана восстановления и реконструкции Севастополя с рядом замечаний был утвержден Советом Народных Комиссаров РСФСР. В план были заложены прогрессивные идеи, учитывающие его развитие на далекую перспективу.
В процессе предварительных проектных разработок, произведенных проектировщиками на месте, выяснилось, что десятки и даже сотни общественных и жилых зданий, в том числе построенных еще до Крымской войны, несмотря на значительные повреждения, представляют большую историческую, материальную и архитектурную ценность. Частично сохранились подземные инженерные сети и сооружения — магистральные водопроводы и система канализационных коллекторов, проложенных ввиду сложного рельефа глубоко под землей. Внимательное изучение всех этих вопросов позволило прийти к выводу, что, не копируя ранее существовавшего города, генеральный план должен сохранить и усовершенствовать положительные градостроительные традиции в планировочной структуре и застройке, учесть возможность восстановления ряда исторических и архитектурных ценностей.
В октябре 1947 года в Сталинграде состоялось Всероссийское совещание по жилищному строительству и благоустройству городов РСФСР. Представители Ленинграда, Воронежа, Курска, Новороссийска, Орла, Севастополя, Смоленска, Новгорода и других городов собрались вместе, чтобы поделиться опытом восстановительных работ. Главный архитектор Севастополя Ю. А. Траутман рассказал, что в городе восстановлено 120 тысяч квадратных метров жилой площади, что усилия строителей сосредоточены главным образом на возрождении центральной части города, что восстановлены и дают продукцию все промышленные предприятия.
С 1948 года возрождение Севастополя ведется ускоренными темпами. Прибыли тысячи новых строителей, в том числе много специалистов — архитекторов, инженеров и техников. Поступила современная техника. На базе небольших местных проектных бюро были созданы крупные проектные организации. Предстояло в срок до 15 января 1949 года произвести корректировку генплана, разработанного творческой группой Г. Б. Бархина. Комитет по делам архитектуры при Совете Министров СССР эту большую и ответственную работу поручил коллективу севастопольского Горпроекта. В помощь севастопольским проектировщикам были приданы опытные специалисты из Москвы и Ленинграда: архитекторы Салищев и Чернокозов, экономист профессор Гофман, транспортники и сантехники. Возглавлял их главный инженер Главного управления планировки и застройки городов Комитета по делам архитектуры при Совете Министров СССР И. К. Жилко. Одновременно с корректировкой генплана необходимо было разработать законопроект размещения первой очереди строительства на период до 1955 года и проект планировки и застройки центра города.
Окна клуба, в котором временно располагался Горпроект, светились огнями далеко за полночь. На счету была каждая минута, а тут то и дело возникали десятки сложных проблем. Одна из них — полное отсутствие какой-либо топогеодезической съемки города, опорных данных по состоянию застройки всего городского хозяйства. Материалы погибли в годы Великой Отечественной войны. Для сбора данных были привлечены сотрудники Горплана и всех служб горисполкома. Большую помощь и поддержку проектировщикам оказали работники горисполкома — коренные севастопольцы: председатель городской плановой комиссии Т. А. Алешина, инженер-экономист А.М. Зайченко, главный инженер отдела коммунального хозяйства А.Г. Сошников, техник-планировщик наземных и подземных коммуникаций И.Д. Успенская. Что же касается топогеодезической основы, без которой невозможно проектирование и строительство не только улиц и зданий, но и инженерных сетей, то работу по ее созданию возглавил инженер-геодезист В.М. Глушков, трудившийся в Севастополе еще до войны. В его подчинении было свыше пятидесяти техников, которые наносили текущие изменения на топогеодезическую подоснову, сохранившуюся еще с дореволюционного периода. Василий Михайлович хорошо знал город и его особенности и оказывал большую помощь в поиске решений. Нелегко и не сразу рождались проекты. Было много творческих споров. Но контуры центра ложились на ватман все с большей отчетливостью, архитекторы искали и находили приемы исполнения, соответствующие уровню техники строительства, наличию материала.
10 февраля 1949 года генеральный план и основные положения к нему, проект размещения первой очереди строительства и проект планировки и застройки центра города были одобрены Комитетом по делам архитектуры при Совете Министров СССР. Перед этим он был рассмотрен в городском комитете' партии и горисполкоме, обсужден и одобрен общественностью Севастополя. Теперь стало возможным вести восстановление и реконструкцию на серьезной архитектурно-планировочной основе.
Итак, Севастополь должен был стать не копией довоенного города с населением 112 тысяч человек и не новым городом на новом месте, а воссозданным городом на основе лучших градостроительных традиций. Намечалось провести широкий круг мероприятий, обеспечивающих его перспективное развитие. В генплане были заложены положения: Севастополь восстанавливается и развивается как крупный промышленный и научный центр юга страны, как город-музей революционных, ратных и трудовых подвигов. Расчетная численность его населения до 1970 года составляла 200 тысяч человек.
Характеризуя в основных чертах схему генплана, следует отметить, что территориальное расширение города планировалось незначительное, в основном в юго-западном направлении вдоль моря и бухт. Учитывая наличие старых и создание новых промышленных предприятий, жилищно-гражданское строительство планировалось также в районе Куликова поля, па Корабельной стороне за Малаховым курганом, на Северной стороне, в районах Балаклавы и Инкермана (Белокаменска).
Городской центр сохранялся на исторически сложившемся месте: от Приморского бульвара до площади Ушакова и от Южной бухты до Одесского оврага. Только теперь его территория увеличивалась в три раза за счет продвижения на запад вдоль бухт Хрустальной, Александровской, Мартыновой и до улицы Шестой Бастионной (Загородная балка), на юг по улице Гоголя до бывшей Сенной площади, включая Исторический бульвар и площадь у железнодорожного вокзала.
Весь город был разделен на 13 жилых районов по принципу тяготения к промышленным предприятиям. Уже тогда было определено место будущих промышленных и складских зон, главной из которых стала зона, расположенная между Балаклавским шоссе и Карантинной балкой.
Генеральным планом предусматривалось объединить мелкие кварталы в крупные, ликвидировать отдельные улицы и создать вместо них внутриквартальные въезды и проезды, более просторные дворы, то есть уменьшить плотность застройки, упорядочить организацию транспортного и пешеходного движения.
Восстановительные и реконструктивные мероприятия были сконцентрированы в полном комплексе по группам кварталов, образующих главные улицы города и, в первую очередь, его центральную часть.
С самого основания города в нем начала складываться радиальная схема магистралей, ведущих от центрального городского кольца на периферию. Генпланом было намечено создание внутригородской широтной магистрали, соединяющей все планировочные районы города, и на удалении 2—2,5 километра от нее внешней широтной магистрали, ограничивающей черту городской застройки от района Камышовой бухты до Инкермана (Белокаменска). Такая схема позволяла обеспечить удобную кратчайшую транспортную связь между всеми жилыми и промышленными районами и разгрузить центральные улицы и площади города. Все радиальные магистрали подлежали реконструкции и расширению (ул. Генерала Петрова, Адмирала Октябрьского, Лабораторное шоссе, ул. Горпищенко и др.). Шире должны были стать и центральные улицы: Ленина, Большая Морская, проспект Нахимова — на 8—12 метров. Планировалось увеличить территорию главных площадей центра — Революции, Нахимова, Ушакова. Все это было далеко не просто, так как восстанавливаемые здания нельзя было отодвинуть в сторону. Особую сложность представляла реконструкция улицы Ленина, где по обе стороны находились здания, реставрация которых была необходима в связи с их исторической и архитектурной ценностью и техническим состоянием. Осложняли работу по расширению магистралей высокие подпорные стены с нагорной стороны кольцевых улиц. Проектировщикам приходилось выгадывать буквально по сантиметрам, чтобы центр возрожденного Севастополя стал просторнее и светлее.
До войны основными видами общественного транспорта были автобус и узкоколейный трамвай. Они не могли обеспечить возрастающие потребности города в перевозках. На смену им должен был прийти троллейбус. Ввод в эксплуатацию каждого нового троллейбусного маршрута был радостным и торжественным событием для горожан.
Планомерные и комплексные восстановительные мероприятия начались с центральной части города, наиболее пострадавшей от бомбежек, артиллерийских обстрелов и пожаров. Поэтому проект планировки и застройки центра был разработан особо тщательно и детально, в крупных масштабах (1:2000 и 1:500) на все комплексные и планировочные узлы, с архитектурными развертками по главным улицам и площадям.
Центр рассматривался как крупный градостроительный комплекс общественных и жилых зданий, улиц и площадей, бульваров и скверов. Продолжением и развитием лучших градостроительных традиций являлось стремление к максимальному раскрытию застройки в сторону моря и бухт, особенно общественных зданий, созданию неповторимой индивидуальности приморского города. Это обеспечивалось системой террасирования застройки по склонам холмов и односторонней застройкой главных улиц города, прилегающих к бухтам (проспект Нахимова, набережная Корнилова, улица Ленина), сносом разрушенных строений со стороны акватории и разбивкой на этих местах новых скверов и бульваров. По такому же принципу реконструировались и главные площади — Нагорная (ныне Ленина), Нахимова, Ушакова.
Там, где это было необходимо, производилось преобразование рельефа города для улучшения планировочной структуры. Так, например, глубокий и протяженный Одесский овраг, разделявший восточную и западную часть центра, был засыпан строительным мусором от разбираемых руин и грунтом из котлованов, вырытых под новые сооружения. Предварительно на месте открытой ливневой канавы был уложен закрытый ливневый коллектор. На месте бывшего оврага сейчас находится один из лучших в городе зеленых массивов, простирающийся до самой Артиллерийской бухты.
В этот градостроительный период в нашей стране рекомендовалось города с проектной численностью населения до 200 тысяч человек застраивать в основном жилыми домами в два-три этажа. Но это не исключало возможности в отдельных случаях, там, где это было композиционно обосновано, сооружать здания большей этажности. Таким «отдельным случаем» была и реконструкция центра. Тем более, что уже тогда было ясно: проектная численность населения Севастополя будет превышена, и он со временем перейдет в категорию более крупных городов. Поэтому проектировщики стремились предусмотреть всюду, где это было возможно, строительство трех, а с учетом рельефа четырехэтажных домов. При проектировании вновь сооружаемых домов за основу была принята серия жилых секций, разработанная Государственными архитектурными мастерскими (г. Москва). Эта серия имела большой набор секций, в том числе угловых, и допускала при разработке индивидуальных проектов большое число вариантов как в планировке, так и в архитектурном решении фасадов и в то же время обеспечивала возможность унификации конструктивных и архитектурных деталей.
Основная идея восстановления и реконструкции улиц и площадей, заложенная в проекте планировки и застройки центра города, в конкретном проектировании была поддержана и развита всеми творческими членами большого коллектива, объединившегося для работы непосредственно в восстанавливаемом городе.
Севастополь превратился в огромную строительную площадку. Самоотверженный труд строителей, инженеров, архитекторов, энтузиазм горожан, активно помогавших поднимать из руин родной город, экономическая помощь всей страны позволили в короткие сроки не только завершить восстановительные и реставрационные работы, но и перейти к сооружению крупных жилых массивов на новых территориях.
Архитектурный образ центра ныне трудно представить без просторной площади Ленина на главном городском холме. К площади от набережной Корнилова ведет широкая живописная Синопская лестница, завершающаяся монументальным памятником вождю революции, основателю Советского государства В. И. Ленину, открытым 2 ноября 1957 года, в канун 40-й годовщины Великого Октября.
Бронзовая фигура Ильича на гранитном постаменте хорошо просматривается с дальних расстояний и рейда. У основания памятника расположены фигуры матроса, рабочего, солдата и крестьянина, олицетворяющие движущие силы революции. Памятник сооружен по проекту лауреата Государственной премии скульптора П. И. Бондаренко, архитекторов Г. В. Щуко и С. Я. Турковского.
Гордостью севастопольцев стала улица Большая Морская. Здесь широко применен прием создания курдонеров, включающих в застройку улицы здания, расположенные внутри кварталов и на вышележащих террасах. При этом проектировщики по возможности стремились сохранить симметрию в планировочном и объемном решении комплексов застройки на противоположных сторонах улицы. Поэтому даже при сравнительно небольшой ширине улицы (26 метров в линиях застройки) ощущается простор, необычайная парадность и живописность, архитектура зданий при всем ее разнообразии отличается единством общего композиционного замысла. На этой полуторакилометровой прямой улице, идущей к морю от площади Ушакова, всегда оживленно и многолюдно.
В послевоенные годы определился новый облик проспекта Нахимова — короткой и широкой парадной улицы с Приморским бульваром вдоль бухт. Здесь находятся уникальные здания — гостиница «Севастополь», драматический театр имени А. В. Луначарского, Дворец пионеров, Институт биологии южных морей.
На пересечении улицы Ленина и проспекта Нахимова расположена главная площадь города, носящая имя адмирала П. С. Нахимова. Она выходит к самому берегу Южной бухты, где находится известный памятник архитектуры — прославленная Графская пристань с широкой гранитной лестницей и белоснежной колоннадой, изображение которой стало своеобразной эмблемой города-героя. 9 мая 1944 года над израненной, почерневшей от копоти Графской пристанью штурмующим отрядом моряков-черноморцев был водружен морской флаг в знак освобождения Севастополя от фашистских захватчиков. Вскоре строители восстановили пристань, вернув ей облик, который она имела в 1846 году.
На площади установлен памятник П. С. Нахимову, выполненный по проекту лауреата Ленинской и Государственной премий, народного художника СССР академика Н. В. Томского и архитектора, лауреата Государственной премии А. В. Арефьева. Памятник открыт 5 ноября 1959 года.
Севастополь принято называть городом-музеем, и это вполне справедливо. Малахов курган... Мекензиевы горы... Сапун-гора... Херсонесский мыс... Кто не знает этих названий. Незабываемы героизм и мужество патриотов Родины, сражавшихся у стен города в годы Крымской и Великой Отечественной войн. Памятники, обелиски, мемориальные доски увековечили подвиги героев Севастополя, словно вехи, отметили яркие исторические события в жизни нашего народа.
Уже в первые месяцы после освобождения города личные составы соединений и частей, при активном участии горожан, соорудили белоснежные обелиски в местах ожесточенных сражений. На высоком берегу Северной бухты был воздвигнут памятник Славы воинам 2-й гвардейской армии, на одной из граней которого высечены слова: «В груди этого города будет вечно биться сердце русской славы». На высоте Горной открыт памятник воинам 318-й Новороссийской дивизии. На склоне Мекензиевых гор у автомагистрали Симферополь—Севастополь — воинам 315-й Мелитопольской Краснознаменной стрелковой дивизии. На Сапун-горе— памятник воинам Приморской и 51-й армий. В ознаменование освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков 15 октября 1944 года у мыса Херсонес был воздвигнут обелиск Победы. Облицованный в семидесятых годах розовым гранитом, высотой более 25 метров, он установлен на трехступенчатом гранитном основании. На лицевой грани обелиска — макет ордена Победы, под ним надпись: «Вечная слава героям — освободителям Крыма от фашистских захватчиков». Обелиски и памятные знаки воздвигались на высотах, изрытых фашистскими снарядами и бомбами, прибрежных скалах, на улицах и площадях города.
Бережно хранят севастопольцы память о героях первой обороны. Несмотря на послевоенные трудности, в городе было восстановлено большинство памятников истории. Они соседствуют с новыми мемориалами, придавая городу неповторимое своеобразие.
В довоенном Севастополе площадь бульваров, скверов, рощ, уличных и дворовых посадок составляла 65 гектаров. На одного горожанина приходилось 5,8 квадратного метра зеленых насаждений. В годы войны зеленые массивы города были или совсем уничтожены или сильно повреждены. На Малаховом кургане каким-то образом уцелело лишь одно израненное осколками и пулями дерево миндаля. В послевоенные годы севастопольцы сберегли его как реликвию. Благодаря энтузиазму черкасовских бригад, всех жителей города, военных моряков к 1954 году, как и предусматривалось генпланом, зеленые массивы были восстановлены, значительно расширен Приморский бульвар, созданы новые места отдыха трудящихся — Пионерский парк, скверы Ленинского комсомола, Пушкинский, Ушакова, Лазарева, вдоль улиц протянулись тенистые аллеи.
Чтобы увековечить подвиги защитников города, было решено на территориях, где проходили рубежи обороны Севастополя, заложить лесные и лесопарковые массивы. На обожженной пламенем войны Сапун-горе в пятидесятые годы севастопольцы высадили тысячи саженцев.
Прошло более четверти века после завершения восста¬новления Севастополя. Время подтверждает правильность архитектурно-пространственного решения застройки центра. Город своеобразен, как говорится, имеет свое лицо, и неизменно производит глубокое впечатление на приезжих.
Невозможно рассказать о всех проектировщиках, архитекторах и инженерах, принимавших участие в возрождении города. Однако хотя бы о некоторых из них вспомнить необходимо.
Архитектор Людмила Лаврентьевна Егорова начинала свою творческую деятельность в годы первой пятилетки в Севастополе, активно участвовала в его социалистической реконструкции. В освобожденный от фашистских захватчиков город прибыла вместе с военными строителями. Занималась подготовкой планировочной документации. В течение многих лет Людмила Лаврентьевна возглавляла Севастопольскую организацию Союза архитекторов СССР. Инженер-архитектор И. Г. Головачев был в составе группы, которая вошла в Севастополь вслед за нашими войсками. Он автор многих интересных планов, зачинатель проектирования домов из крупных блоков. Одними из первых включились в творческую работу севастопольские архитекторы А. Г. Коган, Л. В. Плахов, В. Н. Мантицкий, Н. Г. Корюхин.
В 1945 году на должность главного архитектора города был назначен Ю. А. Траутман. Одновременно с ним прибыли в Севастополь архитектор Н. Н. Сдобников и один из авторов этой статьи, работавший длительное время заместителем главного архитектора города, В. М. Артюхов.
До войны Юрий Андреевич Траутман был аспирантом архитектурного факультета Ленинградского инженерно-строительного института, работал на кафедре проектирования и строительной практики. Затем — действующая армия. И только в победном сорок пятом он вернулся к своей любимой профессии. Эрудированный архитектор и энергичный организатор, Траутман с первых же дней работы в Севастополе определил главные, неотложные задачи, сплотил творческий коллектив и отдал себя целиком делу возрождения города. Он стал инициатором создания на месте основной планировочной документации по реальному восстановлению Севастополя. Он же был и душой «архитектурной коммуны», как шутя называли в городе коллектив архитекторов, работавших под его руководством.
Творческий труд Юрия Андреевича, как главного архитектора, вложен в создание многих городских комплексов. Но ecть у него и собственные авторские объекты, в числе которых гостиница «Севастополь». Это одно из наиболее пластичных и выразительных общественных сооружений, все четыре фасада которого решены с учетом окружающей обстановки. Здание хорошо просматривается со стороны моря и создает интересный силуэт в застройке проспекта Нахимова.
Много лирики и хорошего вкуса внесла в проект центра города жена Траутмана, архитектор Мария Константиновна Ушакова. По ее проектам построены здание городской библиотеки на площади Ушакова, комплекс жилых домов по улице Ленина.
Позднее Ю. А. Траутман был назначен главным архитектором Ашхабада, претерпевшего землетрясение, а еще через несколько лет — главным архитектором города Владивостока.
В 1945 году при управлении главного архитектора города решением горисполкома было создано проектно-сметное бюро — основа будущих организаций — Горпроекта, Гипрограда и нынешнего "Севастопольского филиала «КрымНИИ-проект». Первым начальником бюро был севастопольский инженер-конструктор А. Т. Филимонов, много сделавший для воспитания конструкторских кадров. В те трудные годы не хватало не только проектировщиков и техников, но и чертежников, копировщиц, без которых не может существовать проектная организация. И в 1946 году при управлении главного архитектора создаются курсы чертежников, на которые с энтузиазмом устремляется молодежь. Многие юноши и девушки, обучавшиеся на этих курсах, стали впоследствии инженерами и техниками, сами активно участвовали в строительстве города.
Высоким было творческое мастерство архитекторов Н. Н. Сдобнякова, Г. Г. Швабауэра, В. П. Петропавловского, Б. Я. Митника, Б. В. Калинкова, А. В. Бобкова, Ю. Д. Фердмана, В. И. Ежова, Л. Т. Киреева и многих других. Они стремились создать неповторимое, индивидуальное, не отступая от единства архитектурной идеи застройки центра, уточняли и дорабатывали свои проекты и решения непосредственно на лесах строек, в цехах и мастерских строительных предприятий. Многие строители и сейчас вспоминают, как Сдобников и Швабауэр вместе с мастерами и рабочими отливали в цехах чугунные решетки Приморского бульвара, изготовляли архитектурные детали, светильники «Ландыш», украшающие до сих пор центральные улицы города. Созданные ими проекты жилых домов воплощались не только в Севастополе и области, но и в других республиках.
Велик перечень проектов, выполненных архитектором И. А. Брауде и осуществленных под его руководством коллективом комплексной архитектурно-планировочной мастерской.
Со студенческой скамьи Московского архитектурного института пришел в 1950 году в мастерские Горпроекта А. Л. Шеффер. Вскоре он стал одним из ведущих архитекторов Севастополя — автором проектов нового корпуса Морского гидрофизического института АН УССР на мысе Хрустальном, жилых домов Корабельной стороны, ряда памятников и мемориалов.
В том же году из московского Гипрограда на постоянную работу прибыли в Севастополь архитекторы 3. А. Серапионов, П. В. Кумпан, Н. И. Гришин. Серапионов был назначен заместителем главного архитектора города, а Кумпан и Гришин — руководителями архитектурно-планировочных мастерских. Вокруг них быстро сплотились молодые проектировщики, видевшие в своих старших товарищах не только зрелых и талантливых специалистов, но и отзывчивых товарищей по работе. Поучиться у них было чему.
Завен Амбарцумович Серапионов заложил в Севастополе основу научно-исследовательского подхода ко всем важнейшим проектным работам, который с каждым днем находил все больше и больше сторонников. Позднее он стал директором проектного института — крымского Гипрограда.
По проектам Н. И. Гришина, автора павильона СССР на международной выставке в США, сооружен ансамбль двух выразительных административных зданий на проспекте Нахимова, фланкирующих подходы по парадной лестнице к памятнику В. И. Ленину.
П. В. Кумпан совместно с Г. Г. Швабауэром и А. А. Шуваловой разработали проекты кварталов жилых домов по улицам Ленина, Большой Морской, Генерала Петрова, на Корабельной стороне.
Тесно связана с восстановлением Севастополя деятельность архитекторов, инженеров и военных строителей. Они работали в постоянном контакте с городскими организациями, причем реконструировали и возводили не только учебные заведения и т. д., но и проектировали жилые комплексы и общественные здания.
Это относится прежде всего к В. П. Мелик-Парсаданову, впоследствии главному архитектору города, а затем Крымской области. Работая в Севастополе за период с 1945 года, Мелик-Парсаданов в творческом содружестве с инженером-конструктором А. П. Шумиловым внес много нового и своеобразного в застройку города. Они авторы проектов ряда комплексов живописных и пластичных жилых домов в центре города и на Корабельной стороне.
Одновременно с местными зодчими севастопольские улицы и дома проектировали коллективы Ленгорстройпроекта, Ленгосинжгорпроекта, Моспроекта. По проектам известного мастера советской архитектуры Л. Н. Павлова в городе возведены комплексы жилых и общественных зданий на проспекте Нахимова, площади Революции, в начале улицы Большой Морской. В гармоничном сочетании планировки и застройки, масштаба зданий, отличающихся своеобразным архитектурным стилем, решена небольшая по размеру, но важная в организации транспортного движения площадь Революции (архитекторы Л. Н. Павлов, Е. Н. Стамо, Борецкий).
Большой вклад в воссоздание города внес выдающийся советский архитектор Л. М. Поляков, являвшийся главным архитектором управления но восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР. Его организаторская и творческая деятельность во многом способствовала цельности и стилевой направленности застройки.
В творческом содружестве зодчие, проектировщики, строители, объединенные единой идеей, создали великолепный и неповторимый облик центра города, отличающийся разнообразием и вместе с тем гармонически цельный. На республиканском конкурсе жилых ансамблей, сооруженных в 1952 году, первой премии была удостоена застройка улицы Большой Морской.
Проекты многих зданий и комплексов, формирующих застройку ряда улиц, представлены в Госстрой УССР для принятия на учет как памятников архитектуры. Их первозданный вид должен быть сохранен для градостроительной истории. Решением Севастопольского горисполкома застройка городского кольца в 1980 году объявлена памятником архитектуры местного значения.


Опубликовано: Артюхов В.М., Баглей А.И. Лицом к морю // Возрождение Севастополя: Сб. / Сост. Кузьмина В.Г. – Симферополь, 1982. – С. 41-56.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28 янв, 2008, 13:46 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 05 июл, 2006, 16:09
Сообщения: 102
Репутация: 0

Откуда: Севастополь
Интересное высказывание попалось:
"СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ СТИЛЬ
У выхода из дворика мы прокомментировали строения 9 и 10 по переулку и рассказали про явление, которое Никитин предложил назвать "севастопольский стиль": "дома таких серий практически не встречаются в Москве, и тем более в центре города. Это образцы малоэтажной сталинской архитектуры, по пропорциям близкие постройкам на юге быв.Советского Союза. Самым ярким и известным манифестом такой архитектуры стала послевоенная застройка центральных районов Севастополя".


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 апр, 2008, 2:32 
Не в сети
Случайный посетитель

Зарегистрирован: 18 апр, 2008, 1:47
Сообщения: 1
Репутация: 0

Откуда: Санкт-Петербург
ЦСКА писал(а):
Георгий Георгиевич Кузьминский

Всю информацию о моем отце, будем публиковать на нашем сайте - Династия архитекторов Кузьминских. Если есть свои материалы, тоже присылайте.
Добро пожаловать!
Инна Кузьминская


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 апр, 2008, 22:38 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 19 окт, 2006, 0:39
Сообщения: 973
Репутация: 62
В июле старейшей проектной организации города- "ВОЕНМОРПРОЕКТУ" исполниться 60 лет- сегодняшние работы проектировщиков - реставрация Матросского клуба, превращение Лазаревских казарм в МГУ,здание представительства мерии Москвы на площади Нахимова, аллея городов-героев, жилые кварталы на Фадеева и в Казачьей...в организации есть люди, у которых 1 запись о приеме на работу в трудовой и 60 лет- столько же сколько организации! трудового стажа в ней


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 15 фев, 2009, 11:54 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр, 2007, 10:27
Сообщения: 428
Репутация: 74

Откуда: Хребет беззакония
Станислав Александрович Чиж

ИзображениеИзображение

Станислав Чиж родился 23 октября 1935 года в городе Кривой Рог. Начав учебу в Ленинградском Высшем художественном училилище имени В.Мухиной, продолжил затем в Одесском художественном училище им М.Р. Капниса в 1954-1956г.г. Не закончив по личным творческим соображениям училища в 1956 году был призван на службу на Черноморский флот в Севастополь. Годы службы на флоте занимают особое место в биографии Станислава Чижа, в становлении его характера и творческих взглядов. Здесь определилась главная направленность творческих мыслей художника - тема героико-патриотическая и историческая, связанная с городом Севастополем.Севастополь навсегда стал для С.А.Чижа родным городом, а его героическая история — неисчерпаемым источником вдохновения и творческой деятельности.В становлении имени С.А.Чижа, как художника и постоянного жителя города немалую роль сыграл Секретарь Городского Комитета партии В.И. Пашков.Будучи еще матросом Черноморского флота Чиж принял участие в конкурсе на разработку проекта памятника комсомольцам-защитникам Севастополя, объяявленном в 1958 году Севастопольским Городским Комитетом комсомола.В своем конкурсном проекте Чиж выразил свою любовь, восхищение и преданность тем, кто отстаивал независимость своей Родины, отстаивал ее от немецких захватчиков.Проект разработанный совместно с инженером В. Фоминым жюри конкурса был признан лучшим и им было предоставлено право дальнейшей разработки проекта.Трехфигурная скульптурная композиция, выполненная из оргетекла и установленная на гранитном постаменте в Ленинском сквере по улице Ленина 29 октября 1963 года в торжественной обстановке была открыта.После завершения флотской службы С.А.Чиж становится постоянным жителем Севастополя, где по словам самого Станислава: «... все мое творчество связано с героической историей Севастополя, Черноморского флота, с людьми, которые обороняли город от врага, поднимали его из руин, которые приумножают сегодня славные традиции мужества и героизма».Уже в последующих работах после памятника комсомольцам начинается творческое содружество с архитектором А.Л. Шеффером, которое началось уже в 1960 году проектом памятника Ленину в Балаклаве, который впоследствии был реконструирован в 1983 году.В 1962 году по их совместному проекту сооружается памятник герою 2-й обороны Севастополя - полковнику Горпищенко на кладбище Великой Отечественной войны в районе пос. Дергачи.Значительной вехой в совместной работе стал памятник «Борцам подполья» на кладбище Коммунаров. Никого неможет оставить равнодушным образ мужественного подпольщика затаившегося у стены и готового в любую минуту к схватке с врагом.Затем последовали памятники профессору Водяницкому, адмиралу Октябрьскому, заслуженному строителю Е. Колобову, бывшему Первому Секретарю Городского Комитета партии В. Пашкову на кладбище Коммунаров.Вместе с художником И.Белицким, С.А.Чижом и А.Л.Шеффером был разработан эскизный проект — предложение о сооружении на Малаховом Кургане Могилы неизвестному матросу с вечным огнем и склонившимся матросом защищающего севастопольскую землю и отдающего дань мужеству погибшим товарищам.В содружестве с другими архитекторами и без их участия, самостоятельно, Станиславом Александровичем создано в городе и за его пределами значительное количество произведений монументально-декоративного искусства.Это и скульптурные группы на здании Севастопольского Дворца детства и юношества, памятника Герою Советского Союза П.Осипенко и работникам милиции, памятник работникам Крымской милиции и мемориал советским воинам, погибшим при форсировании Днепра. Памятник - бюст академику А.О. Ковалевскому у здания института биологии южных морей, бюсты героев первой обороны Севастополя: матроса П.Кошки, матроса И.Шевченко генерала С.Хрулева, штабс-капитана А.Мельникова на здании Панорамы обороны Севастополя. Памятные знаки и мемориальные доски: матросу Григорию Вакуленчуку, адмиралу И.С.Юмашеву, командующему Приморской армии в период обороны Севастополя генералу И.Е.Петрову, Дмитрию Ульянову, контр-адмиралу А.И.Зубкову, маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому, адмиралу Ф.С.Октябрьскому, памятник адмиралу Ф.Ф..Ушакову у входа на Исторический бульвар и много других произведений.Огромный труд скульптора вложен в создание произведений станковой скульптуры, выставочных работ и конкурсных проектов. В большинстве из них запечатлены портреты Героев/тружеников города и флота, композиции будней флота: портрет боцмана О.Е. Безродного, композиция «Комсомольцы», «Девушка-строитель», «Солдат», «Мичман», «Ополченцы», «Шел солдат», «Тревога», «Баллада о матросах», «Комиссар», «Тревожная вахта», «Родное небо», «Старший инспектор уголовного розыска», «Впередсмотрящий», «Морской десантник», «Земляки», «Ветераны» и много других произведений.Портреты Героев Советского Союза В.В. Фомина и вице-адмирала В.С. Пилипенко, судового электрика М. Лаптева и художника Ф. Рубо и много, много других.В последнее время художник совместно с архитектором Г.С. Григорьянцем работалинад проектами памятников императицы Екатерине Великой и Великому князю Г.Потемкину.Большое количество станковой скульптуры С.А.Чижа находятся во многихмузеях страны и города.И все же, несмотря на огромное количество произведений архитектуры и скульптуры, созданные великими мастерами А.Л. Шеффером и С. А. Чижом - лучшими из них были выполнены тройственным союзом, творческим треугольником. Обелиск городу-герою Севастополю на мысе Хрустальный, выполненный совместно с группой киевлян, памятный знак в честь ученых под руководством академиков Курчатова и Александрова, работавших в городе в период Великой Отечественной войны над проблемой размагничивания кораблей, и памятник Героям-подводникам Черноморского флота - участникам обороны Севастополя и всего периода Великой Отечественной войны…

Показано имя человека, а это главное. Еще Ф.Вольмер писал: "Имя человека, совершившего великие дела, внушает больше уважения, чем все прилагательные".

А. И. Баглей. «Воспоминания и размышления старого архитектора».

_________________
[b]Архитектура - выразительница нравов. (Оноре де Бальзак)
Не надо улиц переименовывать, постройте новые и назовите. (Андрей Вознесенский)[/b]


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 16 фев, 2009, 12:46 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 апр, 2007, 10:27
Сообщения: 428
Репутация: 74

Откуда: Хребет беззакония
Никита Никитович Сдобняков
«…одна из интереснейших построек послевоенного Севастополя, известная в кругу архитекторов и строителей как «дом с шариками» (дом № 24 по Большой Морской). Что представляет собой эта постройка? Небольшой трехэтажный жилой дом помещен в курдонере (в глубине от линии застройки между двумя соседними домами), куда ведут несколько ступеней. По бокам от них установлены большие каменные шары, которым дом и обязан своим названием. Вход с главного фасада скрыт в глубокой арочной нише, слева и справа от него — небольшие ризалиты, на уровне последнего, третьего, этажа симметрично расположены балконы с колоннами коринфского ордера — несущая часть для антаблемента и небольших пологих фронтонов. Дом отличается лаконичностью, простотой, он соразмерен в пропорциях, не перегружен декором, изящен. Он построен в1951 г. по проекту Н. Н. Сдобнякова, талантливого архитектора и художника-акварелиста.
Никита Никитович Сдобняков родился в 1916 г., окончил в. 1941 г. Ленинградский инженерно-строительный институт, почти всю войну провел на фронте, демобилизовался из армии в звании старшего лейтенанта и в 1945 г. приехал восстанавливать Севастополь. Здесь он создал проекты многих общественных и жилых зданий, городских лестниц. К сожалению, умер он рано, в 1963 г.Личность и творчество Н. Н. Сдобнякова очень тонко –и проникновенно охарактеризовал его соратник и друг архитектор В. М. Артюхов. В аннотации к посмертной выставкеакварелей и рисунков Н. Н. Сдобнякова, открывшейся 2 мая 1966 г., В. М. Артюхов писал: «Никита относился к той редкой категории .архитекторов, которые, обладая хорошимвкусом и ярко выраженной индивидуальностью, познав многогранность архитектуры всех эпох и стилей, устанавливают свое кредо большой архитектуры, основанное на ее сущности... Не попадая в рабство моде, он в то же время глубоко и сознательно чувствовал сотворенное — новые материалы, новые конструктивные возможности... Рассматривая творчество архитектора, нельзя отрывать его от времени и реальных условий, в которых он работал. Сейчас многое он бы запроектировал иначе, но я не сомневаюсь, что главное в его творчестве — человечность и /откровенность, такт и изящество, жизнерадостность — основные черты автора — проявились бы в любых формах и условиях».
Артюхов В. М. Аннотация к выставке работ Н. Н. Сдобнякова, открывшейся 2 мая 1966 г. (рукопись). Хранится у дочери Н. Н. Сдобнякова – Т. Н. Рудак».
Е. В. Веникеев «Архитектура Севастополя»

Адрес Наименование Автор-архитектор Год строительства
Б. Морская, 20, 24, 28 Жилые дома Сдобняков Н. Н.Швабауэр Г. Г. 1950

Б. Морская, 3
Свердлова, 5 Жилые дома Сдобняков Н. Н.Самбурова И. А. 1950-1952

А. И. Баглей «Воспоминания и размышления старого архитектора»ИзображениеИзображениеИзображениеИзображение

_________________
[b]Архитектура - выразительница нравов. (Оноре де Бальзак)
Не надо улиц переименовывать, постройте новые и назовите. (Андрей Вознесенский)[/b]


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 17 фев, 2009, 0:27 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 19 окт, 2006, 0:39
Сообщения: 973
Репутация: 62
Недавно вышла книга о военных проектировщиках Севастополя, в этой организации до сих пор работает А.Л.Шеффер, работали Шумилов и Веникеев, кроме уникальных военных объектов-завод лодок в Балаклаве,ЗКП в Алсу, сотка, аэродромы и много о чем пока молчат, организация проектировала множество гражданских объектов


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 19 фев, 2009, 21:33 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 19 окт, 2006, 0:39
Сообщения: 973
Репутация: 62
Сегодня можно сказать, что 60 летняя история военных проектировщиков Севастополя закрыта и военморпроектс 1 января сего года практически ликвидирован


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 18 мар, 2010, 12:03 
Не в сети
******
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май, 2004, 3:13
Сообщения: 2976
Репутация: 503

Откуда: Севастополь - Кронштадт
Красные флажки созидательного пути

А.Л. Шеффер -- член-корреспондент академии архитектуры Украины. Географические карты можно увидеть в кабинетах мореплавателей, автогонщиков, путешественников. Встречаются они и у архитекторов, которые отмечают красными флажками города, где их замыслы воплотились в самые различные сооружения. Архитектор Адольф Львович Шеффер, всю творческую жизнь проработавший в Севастополе, имеет полное право отмечать красными флажками многие города в Крыму и Украине и далеко за их пределами. В городском отделении Союза архитекторов Украины состоялась встреча севастопольских зодчих с вице-президентом Академии архитектуры Украины В.И. Ежовым. По поручению президиума академии он вручил диплом члена-корреспондента Академии архитектуры Украины Адольфу Львовичу Шефферу. "Это высокое признание творческого вклада А.Л. Шеффера в развитие архитектуры и строительства в Украине", -- отметил В.И. Ежов.
Первым среди своих коллег в Севастополе Адольф Львович удостоился звания заслуженного архитектора Украины и первым оказался избранным в состав академии.
Имя севастопольского архитектора известно и далеко за пределами нашего государства.
Творческий путь Адольфа Львовича Шеффера насчитывает почти семь десятилетий. Его приняли в изостудию Одесского Дворца пионеров в 1940 году, когда 16-летний школьник показал свои первые архитектурные эскизы.
Служба в Красной Армии в 1942-1944 годах не изменила юношеских устремлений младшего лейтенанта Адольфа Шеффера. И он осуществил свою мечту—поступил в Московский архитектурный институт. Учеба в столице в основном сформировала его взгляды на зодчество. Он понимал, какая нелегкая работа предстоит в разрушенных гитлеровским нашествием городах, и готов был поехать в любой из них.
Судьба приготовила ему, уроженцу Одессы, невероятно вдохновляющий сюрприз: билет в Севастополь! Он стал участником восстановления города-героя в 1950 году. И сразу воспринял напряженный трудовой ритм строительства, оказавшись в главной городской проектной организации—Гипрограде. Год за годом росло число объектов, построенных по проектам А. Шеффера: это школы, детские сады, поликлиники, кинотеатры, жилые комплексы на улице Горпищенко и проспекте Гагарина. В 1963 году знаковыми проектами архитектора А. Шеффера стали три заметных в городе здания: Дворец пионеров, Гидрофизический институт на мысе Хрустальном, комплекс Центрального рынка с "Пассажем", а также интерьеры главного универмага на улице Маяковского.
В полной мере раскрылись талант и творческие замыслы Адольфа Львовича Шеффера в период работы в коллективе Военморпроекта (45 лет!). Его творения—это 6-й микрорайон проспекта Генерала Острякова, санаторные корпуса в Ялте, Алупке, Гурзуфе, Феодосии, Евпатории, Саках, жилые дома в Симферополе. По проектам А. Шеффера построены два военно-морских учебных заведения в Киеве, им разработаны генпланы развития Севастопольских технического университета и университета ядерной энергии и промышленности.
В 1989 году Адольфу Львовичу Шефферу первому в Севастополе присвоили звание заслуженного архитектора Украины. О его творческой деятельности издано несколько книг, ему посвящена статья в энциклопедическом справочнике "Севастополь" (2000 год).
Более полувека А. Шеффер посвятил делу восстановления и реставрации исторических и мемориальных сооружений города—их у него более 100!
Он в числе авторов—создателей обелиска городу-герою Севастополе на мысе Хрустальном. В 2007 году им доработан проект гранитной звезды для Вечного огня на этом мемориале, там же им разработан большой парк, ранее не предусмотренный.
В числе наиболее значительных исторических и мемориальных сооружений в городе—реконструкция памятника Затопленным кораблям, оборонительные сооружения (в том числе лафеты под пушки) и памятники Малахова кургана, реконструкция бастионов первой обороны, памятник Героям-подводникам ЧФ (совместно с С. Чижом), арка "200-летие Севастополя" (совместно с А. Баглеем), памятники адмиралу Федору Ушакову во дворе штаба ЧФ, изобретателю радио Александру Попову на Матросском бульваре, памятные знаки адмиралам Ф. Клокачеву и В. Корнилову.
Получили воплощение предложения А. Шеффера при реконструкции на Северной стороне памятника воинам-евреям, павшим при обороне Севастополя в 1854-1855 годах. Архитектор разработал три проекта мемориала жертвам Холокоста, выразив свою боль и сочувствие тем, кто в годы гитлеровской оккупации стал жертвой нацистских палачей.
Пространство Крыма, Украины, России, Грузии, Азербайджана, Дагестана, Латвии, Дальнего Востока—вот диапазон творчества Адольфа Львовича Шеффера.
Недавно с участием А. Шеффера разработан генплан полуострова Манганари, уникального по природным условиям участка, выходящего уступом в просторы открытого моря.
Здесь, в южной части полуострова, предусматривается эскизный проект жилого квартала на 5000 человек для военных моряков ЧФ и их семей; это пятая часть территории возможной застройки, оснащенной всеми видами инфраструктуры и рекреационных учреждений—гостиниц, пансионатов, а также объектов отдыха, развлечений и спорта.
Самым знаковым проектом последнего времени для Адольфа Львовича стало здание Дома Москвы в Севастополе. Строительством этого сооружения А. Шеффер поставил последнюю архитектурную и градостроительную точку на главной площади города—площади Нахимова.
И последний проект, выигранный в 2002 году по городскому конкурсу совместно с народным скульптором С. Чижом,—монумент женщинам-фронтовичкам. Этот памятник, предполагает Адольф Львович, нужно ставить под Сапун—горой на разворотном кольце, ведущем на три главные магистрали Севастополя, на героическом пути дивизий, освобождавших наш город.
Адольф Львович Шеффер трудится в Севастополе почти 55 лет. Он внес огромный вклад в возрождение и строительство города-героя. Певец воинского мастерства и славы, он вместе со Станиславом Чижом и другими скульпторами участвовал в создании многих монументов, памятников, мемориальных обозначений. Избрание Адольфа Львовича Шеффера членом-корреспондентом Академии архитектуры Украины явилось высокой оценкой его многолетнего труда. Это единственный случай в истории нашего города.

Б. ГЕЛЬМАН. "Слава Севастополя" 29 мая 2009

_________________
«Оставайтесь вежливыми, пока это возможно» © Анатолий Вассерман


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 07 май, 2010, 20:41 
Не в сети
 

Зарегистрирован: 07 ноя, 2009, 23:22
Сообщения: 24
Репутация: 0

Постоялец: Мамочки
Откуда: Центр
А как же рядовые строители? Например, плотники и моляры, как мои дедушка с бабушкой. Можно ли о них написать?

_________________
т. +7(978)-826-86-03 Анна


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 07 май, 2010, 22:04 
Не в сети
******
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 май, 2004, 3:13
Сообщения: 2976
Репутация: 503

Откуда: Севастополь - Кронштадт
Ann_Nik писал(а):
Можно ли о них написать?

Нужно!

_________________
«Оставайтесь вежливыми, пока это возможно» © Анатолий Вассерман


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 17 мар, 2011, 19:49 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 02 янв, 2009, 18:00
Сообщения: 238
Репутация: 10

Постоялец: Везде и всегда
Нужно продолжать форум !!!

_________________
Архитектурное проектирование и дизайн, ведение строительных объектов, авторский надзор, генеральные планы, карты (консультации) европейской юридической службы.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 17 мар, 2011, 22:36 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 01 мар, 2009, 22:02
Сообщения: 219
Репутация: 15

Постоялец: Хуторчанин
Здравствуйте!
Если кто знает, подскажите, кто учавствовал в реставрации опорной стены на ул.Гоголя? (наши дни)

_________________
Лучшая благодарность-плюс в репутацию :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 29 мар, 2011, 0:38 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 01 мар, 2009, 22:02
Сообщения: 219
Репутация: 15

Постоялец: Хуторчанин
Honda18
ты какого года выпуска??? Мне СЕЙЧАС интересует, а не "когда-то"!!!

_________________
Лучшая благодарность-плюс в репутацию :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 06 фев, 2017, 20:53 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июл, 2010, 16:11
Сообщения: 269
Репутация: 30
Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, кто архитектор этого дома?

Изображение

_________________
"Если характер человека создаётся обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства достойными человека". К. Маркс
"Для полноты счастья человеку нужно славное Отечество". Г. Черкашин


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 07 фев, 2017, 1:03 
Не в сети
*****

Зарегистрирован: 26 фев, 2011, 23:36
Сообщения: 1869
Репутация: 81

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Дергачевский я
А вот это из нашей "Славы Севастополя" 1945 год:

В три часа ночи, когда строители еще спят, каменщик Яков Чугунов и его напарник Кузнецов уже приходят на стройку. Первым делом они разжигают костры для подогрева воды и песка, на дворе январь. К шести утра на стройку приходят строители. К их приходу уже есть и вода и песок, можно сразу приступать к работе. В шесть часов вечера работа закончена. После работы стены надо утеплить. При этом Яков Чугунов клал за смену 20 кубометров камня, выполняя норму на 389 процентов.
Из прессы того времени «Большим почетом пользуются стахановцы муж и жена Черных. Максим Степанович Черных – специалист по художественной отделке. Его жена Зинаида Николаевна – маляр – алфрейщик. Бригаде Черных было поручено ответственное задание. С энтузиазмом взялись муж и жена за порученное им дело. Работали по 18 часов в сутки. На десятый день работа была закончена.Максим Степанович и Зинаида Николаевна выполнили по пять норм».

_________________
С уважением Евгений.
+7(978) 844-00-23.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Строители Севастополя
СообщениеДобавлено: 10 фев, 2017, 8:21 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 17 сен, 2014, 9:51
Сообщения: 177
Репутация: 69
Имеется в наличии сборник "Возрождение Севастополя" 1982 г. составитель В.Г.Кузьмина.Рецензент Е.В.Веникеев.!42 страницы,если у кого есть возможность отсканировать и выложить здесь для общего пользования пишите в Л.С.


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 19 сообщений ] 

Часовой пояс: UTC+03:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: DimUlya, Majestic-12 [Bot], ModgaHead, ЛАРИК61 и 17 гостей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

[Мобильная версия]

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB