Sevastopol.info

Севастопольский городской Форум
основной сайт :: погода (⇑15.6°C, ⇓757 мм.рт.ст.) :: рад.фон 9 мкр/ч :: мы в instagram :: наш telegram :: размещение рекламы
Текущее время: 17 ноя, 2019, 13:12

Часовой пояс: UTC+03:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 313 сообщений ]  На страницу 1 2 313 След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 15 ноя, 2006, 14:57 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 15 авг, 2004, 23:18
Сообщения: 315
Репутация: 81

Откуда: Севастополь-Киев, Украина
Очень интересует эта тема!
Есть в бумажном варианте книга Анны Галиченко и Леонида Абрамова "Под сенью Ай-Петри" о красном терроре в Ялте в 1920-21 гг.
Если у кого-то есть подробная инфа по этой теме, добавляйте! Я тоже буду потихоньку)

_________________
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 0:21 
Не в сети
**
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр, 2006, 14:05
Сообщения: 401
Репутация: 42
Крестьянников В.В.
"Варфоломеевские" ночи в Севастополе в феврале 1918 г.

После событий в декабре 1917 г. в Севастополе к власти пришли большевики в коалиции с левыми партиями - левыми эсерами и анархистами, сумевшие в течение нескольких дней прекратить правовую вакханалию.
Во второй половине января - первой половине февраля в связи с демобилизацией численность Черноморского флота и его береговых частей сократилась в два раза, к тому же многие матросы находились в красногвардейских отрядах, что изменило расстановку политических сил на флоте и в городе. Тем самым сократилась политическая база большевиков и левых эсеров. В связи с подготовкой Брестского мирного договора наметился разлад между большевиками и левыми эсерами, которые отстаивали необходимость "революционной войны", и анархистские отряды стали представлять угрозу для новой власти. В Сарабузе отряд Пискунова был готов взять местный ревком "на мушку", в Симферополе отряд севастопольских красногвардейцев под командованием Шмакова (член ОВРШ) занимался мародерством, "экспроприацией буржуазии", и пытался захватить власть в городе.
В этой ситуации 16 февраля (по новому стилю) фракции эсеров (правых) и меньшевиков заявили о своем возвращении в состав Севастопольского Совета[1] (до этого фракции на заседания не являлись). На улицах города шли митинги, где выступали ораторы эсеров и меньшевиков, говорили о предательстве большевистских вождей, о полном провале их политики, предсказывая гибель революции под германским сапогом, если массы не сбросят господство большевиков.
Около 23 часов 20 февраля вооруженная группа меньшевиков и эсеров ворвалась в типографию газеты "Таврическая правда" и отпечатала заключенную в траурную рамку прокламацию "Бюллетень мира", направленную против заключения Брестского мира[2]. На следующий день в Севастополе были получены по радио воззвание СНК "Социалистическое Отечество в опасности" и приказ главноверха Н. В. Крыленко о всеобщей мобилизации для отпора начавшемуся наступлению германских войск. Эти документы были поставлены на обсуждение Совета. Выступления лидеров правых эсеров и меньшевиков вызвали негативную реакцию большинства депутатов.
В городе сложилась взрывоопасная ситуация. К этому следует добавить еще целый ряд факторов, повлиявших на последующие события. Это отказ имущих классов под разными предлогами "платить" контрибуцию; военные действия на Дону, откуда поступали сведения о погибших красногвардейцах, и похороны их в Севастополе[3]; ослабление большевистской организации в связи с уходом большинства ее членов на борьбу с контрреволюцией и отсутствием в городе наиболее авторитетных ее руководителей Н. И. Островской и Ю. П. Гавена, к тому же нельзя забывать, что Совет был коалиционным, и большевики в нем большинства не составляли; многие члены Совета компрометировали новую власть постоянным пьянством при существующем сухом законе и постоянной борьбе с пьянством и самогоноварением. 20 февраля рабочая охрана Графского тоннеля задержала автомобиль в котором ехали члены Совета М. Баклан, Лаврентьев и Евсиков - "при осмотре автомобиля было обнаружено 55 бутылок вина, которые и были отобраны."[4].
Прибывший в Севастополь в феврале представитель ВЦИКа Г. Ф. Коломин констатировал: "Мы знаем, что отчасти армия разлагалась, отчасти к этому примазывались бандиты, но истинно советские работники борются с этим злом" и что, как и в другие Советы края, в Севастопольский попали люди скомпрометировавшие его.
Во время инспектирования Г. Ф. Коломин увидел во дворе Совета массу пустых бутылок и услышал от поваров, что члены Совета напивались до безумия[5].
Около 21 часа 21 февраля на линкоре "Борец за Свободу" состоялось собрание судовых комитетов, которое решило заставить буржуазию опустить голову. Намечен был ряд действий "вплоть до поголовного истребления буржуазии". Была избрана комиссия из 25 человек, во главе с председателем ЦКЧФ С. И. Романовским, Басовым и С. Шмаковым - все анархисты.
Узнав о готовящейся акции, руководители Совета большевики Н. А. Пожаров и П. 3. Марченко отправились на Каменную пристань, пытаясь отговорить прибывающих туда матросов от погромов. Ответ был короткий: "Не хотите - не надо. Мы сами это сделаем, а вас знать больше не хотим". Под воздействием агитации матросы были уверены, что идут защищать власть Советов[6].
Около двух часов ночи вооруженная толпа матросов вошла в город, и начались массовые обыски, грабежи и убийства. По некоторым источникам в течение нескольких ночей было убито около 250 человек[7], хотя на самом деле эта цифра сильно преувеличена. Один из руководителей комиссии С. Г. Шмаков в ночь с 23 на 24 февраля аналогичную акцию провел в Симферополе, в результате которой было убито до 170 человек[8].
Матрос Беляев так рассказывал о событиях этой трагической ночи: "Матросов было много, 3000 человек. Все они заняли улицы города, сам город был оцеплен так, чтобы никто не убежал. Я не знаю, как они, а я арестовывал и приводил в Совет, но Совет от арестованных отказывался, говорил, что это не нужно, т. Пожаров уговаривал, чтобы этого не было. Их увели обратно и привели человек 60 или 40, а может 50 в Морское собрание. Когда все люди были собраны в одной комнате, я посмотрел на них; там были и офицеры, и священник, а так, просто разные, кто попало. Там были старые совсем больные старики.
Половина матросов требовала уничтожить их. Была избрана комиссия, куда попал и я. Я старался, чтобы люди шли через эту комнату. Людей было много, были и доктора, была уже полная зала. Было много людей. Матросы не знали ничего. Никто не знал ни арестованных, ни того, за что их арестовали. Больше стоять было негде. Пришла шайка матросов и требовала отдачи. Я уговаривал, что это офицеры на выборных началах, доктора и старики. Ничего не слушали. Согласились вывести из залы. А около 12 ночи звонит телефон из городской больницы, меня спрашивают, что делать с 40 трупами, что возле больницы. И тогда я узнал, что всех поубивали. Я слыхал, что в Стрелецкой бухте на пристани много убитых"[9].
Утром за Малаховым курганом были обнаружены 6 трупов мужчин, сброшенных в овраг. У всех лица были "разбиты до неузнаваемости". Личность ни одного из убитых установить не удалось[10]. Вдова капитана I ранга А. Г. фон Ризенкампф, заведующего Пристрелочной станцией и складом мин Уайтхеда, писала в ходатайстве о предоставлении пенсии: "Ночью 22/9 февраля с.г. ко мне в квартиру явилось несколько вооруженных в форме матросов и приказали моему мужу Анатолию Григорьевичу Ризенкампфу, вместе с моим зятем Георгием Ефимовичем Марковым (мичман с Подводной бригады) и племянником Анатолием Александровичем Ризенкампфом (армейский прапорщик) идти с ними в Совет Военных и Рабочих депутатов.
На следующий день я узнала, что мой муж, зять и племянник в Совет не приводились, а были расстреляны у ворот Исторического бульвара, причем муж и зять были убиты на смерть, а племянник тяжело ранен и на его выздоровление надежд очень мало (умер 7/20.03.1918). После этой ужасной ночи, я осталась вдовой с тремя детьми из них две дочери еще в гимназии, а третья осталась вдовой пробыв замужем за Георгием Ефимовичем Марковым только пять дней"[12].
23 февраля в городскую больницу были доставлены тела убитых отставного контр-адмирала Н. А. Сакс, его жены Л. Н. Сакс, дочери Ольги (21 год) и сына Николая (15 лет)[13].
"В ночь 22 февраля в 2 часа ночи во двор вошла группа матросов в 20 - 25 человек и велела мужу моему - отставному подполковнику Сергею Ивановичу Жирар идти с ними в Революционный комитет якобы для выяснения личности и затем повели его к Историческому бульвару, а 2 матроса остались с ружьями у калитки и когда их спросил квартирант можно ли жене дать успокоение, что это правда, они сказали - пускай не ждет, их повели на расстрел - и тогда всей группе это же квартирант говорил: зачем такого человека берете, мы его знаем, он нигде не замешан, отвечали: все равно все офицеры из одного теста..." - так писала в те дни вдова М. Жирар[14]. Вот еще свидетельство тех дней, прошение вдовы генерала Г. Н. Милошевича "Мой муж, казак Кубанского войска Григорий Никитич Милошевич, 63-х лет, участник Русско-Турецкой и Русско-Японской войны, прослужил 35 лет, с 1908 года вышел в отставку, доживал свой век тихо на небольшую пенсию, заработанную за защиту своей Родины. Желая участвовать в войне с немцами, просился, но по слабости сердца, не принят. В 2 часа ночи с 22 на 23 был взят вооруженными людьми вместе с сыном хозяйки нашего дома отставным гусаром Жирар, причем заявили, что в Севастополе объявлена всеобщая мобилизация и всех мужчин забирают ... Каков же был мой ужас, когда на другой день, утром я узнала, что он убит возле ворот Исторического бульвара, вблизи от моей квартиры, без всякого суда и следствия и тело его выброшено в море..."[15].
Помощник комиссара Севастопольской уголовной милиции Петр Козынец сообщал: "24 февраля 1918 г. я был дома. В гостях у меня сидел мой сосед по комнате, раненый офицер 12-го отдельного тяжелого дивизиона Николай Алексеевич Шапкин. Неожиданно в комнату вошли 4 матроса с линейного корабля "Свободная Россия" и "Воля" и потребовали у капитана Шапкина оружие.
Но такового не оказалось и, после безрезультатного обыска, матросы забрали часть документов, арестовали Н. Шапкина и увезли его якобы в Морское собрание... О судьбе Н. Шапкина мне и хозяйке дома до сих пор ничего не известно; ходят слухи, что он был расстрелян в туже ночь..."[16]. Козынец помочь соседу не смог, несмотря на то, что он был официальным лицом. Матросы ничего и никого не признавали. В этот же день они отобрали оружие у помощников комиссара Уголовной милиции Пильке и Заксаганского, агентов Ленера и Кожина[17].
В два часа ночи в городскую тюрьму пришли матросы и увели на расстрел группу арестованных, среди них - муфтий Чеяебиев, контр-адмирал Львов, капитан I ранга в отставке Карказ, бывший городовой Синица и др. В четыре часа утра новая группа матросов увела на расстрел офицеров Шперлинга, Яновского, Прокофьева, Бахтина, Антонова, Целицо, Гаврилова, Кальбуса, купцов Шульмана и Шварцмана, инженера Шостака, матроса Елюмберга и других (последним двум удалось бежать). Арестованных зверски избивали и расстреляли во дворе тюрьмы. События в тюрьме описал в воспоминаниях находившийся в заключении В. Л.- р[18]. Эту ночь не смог пережить 61-летний смотритель тюрьмы И. Г. Дудников, умерший от паралича сердца[19]. После февральских событий подали прошение об отставке начальник тюрьмы Н. А. Сердюк, так как обстановка в тюрьме "особенно в последнее время так сильно отразилась на здоровье жены и моем"...[20] и надзиратель Г. М. Ленивцев[21].
Убивали офицеров даже не смотря на то, что они были избраны своими командами. Опасаясь за жизнь своих командиров, матросы и солдаты направляли письма в ВРК, Севастопольский Совет и ЦК ЧФ. Так Центральный комитет крепостной артиллерии потребовал "отдать распоряжение отрядам, производящим обыски и аресты, чтобы они не лишали свободы и жизни тех товарищей артиллеристов, которые избраны на демократических началах на командные должности, а только проверять документы"[22].
Собрание учеников училища им. Менькова ходатайствовало о выдаче преподавателю отставному полковнику И. Д. Липовко-Половинец "удостоверения могущего оградить его от всяких насильственных мероприятий со стороны лиц, производящих незаконные обыски, грабежи и убийства". В этом Исполкомом Совета было отказано, так как "таковое не может вполне оградить поименованное лицо от насилия темных личностей"[23]. Убийства в городе сопровождались грабежами. У убитого купца и общественного деятеля Гидалевича была "похищена драгоценная коллекция старинных монет, имевших огромную археологическую ценность"[24].24 февраля в имении Шталя ограблена матросами лавка Громова, потребовавшими к 00 часам приготовить 1000 рублей, "А если не приготовши то расплочи своей жизнью"[25].
24 февраля на заседании Исполкома Севастопольского Совета были осуждены действия матросов, военная комиссия Совета издала приказ № 180, в котором говорилось: "...считать всех действующих низко и преступно ... явными контрреволюционерами, и всеми мерами подавлять подобные преступления, ведущие только к гибели революции"[26]. Вопрос о событиях в Севастополе в этот же день рассматривался на заседании II Общечерноморского съезда. В резолюции съезда говорилось:"3аклеймить самым энергичным образом позорное выступление, бывшее в Севастополе... Немедленно создать комиссию для установления степени виновности замешанных лиц и решить, как с ними быть и меры пресечения. Все судовые комитеты и товарищи матросы обязуются способствовать раскрытию этого гнусного дела, дабы показать пролетариату западных государств, что русские социалисты не палачи, подобно царским"[27].
Реакция матросов на произошедшие в городе события и революцию съезда была неоднозначна, правда, большинство осудило "контрреволюционные выступления", однако команда линкора "Свободная Россия" в будущем обещала "выступить с оружием в руках только по зову своих высших демократических организаций", но заявила, что "виновных в этих событиях не должно быть. А если их будут предавать суду, мы выступим им в защиту". Команда эскадренного миноносце "Громкий" считала, что нужно расследовать действия только председателя Центрофлота Романовского. А команда блокшива № 9 (база Минной бригады) считала действия моряков справедливыми, заявив: "Налагая на нас позорное пятно, вы так же ошибаетесь, как ошибались и мы, называя контрреволюционерами товарищей балтийцев, которые в первые дни революции вели решительную борьбу, уничтожая подспорье царизма"[28]. В результате виновники к ответственности привлечены не были, только отстранили от должности председателя Центрофлота С. И. Романовского.
Севастопольский Совет, Ревком и ЦК ЧФ в течение нескольких дней сумели стабилизировать обстановку в городе, под угрозой применения оружия отряд Шмакова из Симферополя был в конце февраля переведен в Севастополь, затем отправлен на Румынский флот[29].
В конце марта в Алупке ОВРШ была предотвращена попытка устроить "самосуды" представителями органов Советской власти г. Ялты, по приказу Ю. Гавена были арестованы и доставлены под усиленный караул в арестный дом Морского ведомства в Севастополе комиссар по борьбе с контрреволюцией Горянский, комиссар Красной Армии Рябицкий, член комиссариата по борьбе с контрреволюцией Кидин, помощник комиссара по борьбе с контрреволюцией Шевцов и председатель Революционного Трибунала г. Ялты Пономаренко[30]. Но эти меры были приняты слишком поздно.
Февральские расстрелы и безнаказанность виновников привели к тому, что на выборах в севастопольский Совет в начале апреля 1918 г. коалиция большевиков и левых эсеров потеряла Доверие жителей города и к власти пришли правые эсеры и меньшевики.
Уже 24 февраля Следственная комиссия Севастопольского Совета просила участки милиции представить списки убитых и без вести пропавших[31], вслед за этим 2-й Общечерноморский съезд постановил создать комиссию для расследования событий.
22 марта в газете "Путь борьбы" был опубликован список жертв из 45 человек, правда, список оказался не точен, в него попали лица, спасшиеся от гибели - инженер Шостак, матросы Блюмберг и Димитраш, старший лейтенант Яковлев, лейтенант Щукин (правильно Щука), искажены фамилии погибших (Пелица, правильно Целицо, Резенкат - правильно фон Ризенкампф)»[32]
23 апреля 1918 г. Следственная комиссия нового состава Севастопольского Совета вновь предприняла попытку составить списки погибших[33], однако события не позволили это сделать.
23 октября 1918 г., в оккупированном германскими войсками городе, русские офицеры составили "Список убитых большевиками офицеров Черноморского флота", в который занесено 67 фамилий флотских и армейских офицеров, убитых в декабре 1917 - феврале 1918 г. (не только в Севастополе)[34]. Но и этот список оказался далеко не полным.
В 1995 г. крымский историк А. Зарубин опубликовал два списка погибших, извлеченных из газет "Путь борьбы" и "Крымский вестник", а в 1997 г. вжурнале "Родина" появилась статья "Еремеевские ночи", в конце которой дан мартиролог расстрелянных в Севастополе морских офицеров в декабре 1917 г. и феврале 1918 г.[35] Этот список тоже не полон (61 фамилия) и имеет много искажений и неточностей.
В распоряжении автора этой статьи, помимо указанных публикаций и документов, находятся документы из фондов городского архива г. Севастополя фонд Р-266 (документы Следственной комиссии Севастопольского Совета), фонд 30 (метрические книги Севастопольских церквей) и приказы Центрального комитета Черноморского флота, позволяющие составить более точный, но, увы, не полный, список жертв февральских событий в г. Севастополе.

1. Антонов А.А. (11.06.1868 - 23.02,1918), капитан I ранга.
2. Баль Е. Л. (13.12.1892-23.02.1918), мичман.
3. Богданов С. Н. (29.09.1890 - 23.02.1918), лейтенант.
4. Быкадоров Я. И. ( - 23.02.1918), полковник пограничной стражи*
5. Васильев П. ( - 23.02.1918), инженер-технолог.
6. Васильковский С. Ф. (27.07.1860 - 23.02.1918), вице-адмирал.
7. Бахтин Б. В. (31.01.1882-23.02.1918), капитан 2 ранга.
8. Гестеско Е. Е. (31.12.1868 - 23.02,1918), капитан I ранга.
9. Гидалевич А. Я. ( - 23.02.1918), купец I гильдии
10. Дефабр И. И. (04.07.1868 - 23.02.1918), генерал-майор корпуса гидрографов.
11. Долин Г. П. ( - 23.02.1918), городской архитектор.
12. Доценко И. Н. (23.06.1870 - 23.02.1918), подпоручик по адмиралтейству.
13. Жирар СИ. ( - 23.02.1918), отставной подполковник*.
14. Зиновьев А. ( - 23.02.1913), подполковник*.
15. Иванович Н.А. ( 1878 - 23.02.1918), поручик, морской летчик.
16. Ильяшенко В. ( - 23.02.1918), штабс-капитан*.
17. Иофе (Иоффе) ( -23.02.1918), купец.
18. Коган М.А. ( -23.02.1918), купец.
19. Казас А.С. ( -24.02.1918), купец.
20. Казас М.М. ( - 23.02.1918), прапорщик, художник.
21. Кальбус ( - 23.02.1918), прапорщик по адмиралтейству.
22. КарказФ.Ф. (05.03.1868-23.02.1918), отставной капитан I ранга.
23. Кессельман А.И. (-23.02.1918), купец.
24. Кефели (-23.02.1918), купец.
25. Книжников (- 25.02.1918), содержатель дома терпимости.
26. Ланге К. X. (- 24.02.1918), отставной флота генерал-майор.
27. Литвинов Д.Ф. (14.08.1886 - 23.02.1918), лейтенант.
28. Львов Н.Г. (22.05.1869 - 23.02.1918), контр-адмирал.
29. Марков Г.Е. (-23.02.1918), мичман.
30. МилашевичН.И. ( 1857-23.02.1918), отставной генерал-майор*.
31. Мохонько (-23.02.1918), булочник.
32. НеофитА.Х. (-23.02.1918), купец.
33. Неофит И. X. (-23.02.1918), купец.
34. Новицкий Л. Ф. (20.10.1862 - 23.02.1918), коллежский регистратор,
лекарский помощник.
35. Островерхое М. Е. (-23.02.1918), купец.
36. Плотников Н. И. (09.12.1867-23.02.1918), капитан по
адмиралтейству.
37. Побережный А. (-23.02.1918), купец.
38. Пожаров П. С. (- 25.02.1918), купец.
39. Попов 2-й К. Н. (06.03.1867-24.02.1918), и-м капитан I ранга.
40. ПрикИ. Е. (-23.02.1918), купец.
41. Прокофьев Г. К. (08.04.1892 - 23.02.1918), лейтенант.
42. фон Ризенкампф А. А. (-23.02.1918), прапорщик*.
43. фон Ризенкампф А. Е. (14.04.1868-23.02.1918), капитан I ранга.
44. Робаков (Рыбаков) (-23.02.1918), купец.
45. Сакс Н. А. ( 1861 - 23.02.1918), отставной контр-адмирал.
46. Сакс Л. Н. ( 1869 - 23.02.1918), жена адмирала.
47. Сакс О. Н. ( 1898 - 23.02.1918), дочь адмирала.
48. Сакс Н. Н. ( 1906 - 23.02.1918), сын адмирала.
49. Савченко И. М. (-23.02.1918), подполковник*.
50. Синица Л. (-23.02.1918), бывший городовой (палач).
51. Сухорепов А. М. (- 23.02.1918), бывший помощник полицмейстера.
52. Тихов И. П. (30.09.1891 - 23.02.1918), лейтенант.
53. Траутман И. (-23.02.1918), полковник*.
54. Харченко Ф. И. (- 22.02.1918), купец.
55. Харченко (- 23.02.1918), купец.
56. Цвингман И. Г. (19.05.1865 - 23.02.1918), капитан 1 ранга.
57. Целицо Л. (-23.02.1918), мичман.
58. Цинин (-23.02.1918), мичман.
59. Челебиев Ч. ( 1885 - 23 .02.1918), муфтий.
60. ШапкинН. А. (-23.02.1918), капитан*.
61. Шварцман И.-И. А. (-23.02.1918), купец.
62. Шепелев (-23.02.1918), мичман.
63. Отец М. Шифранов (Чефранов) (- 23.02.1918), священник.
64. ШперлингН. А. (09.09.1866 - 23.02.1918), полковник по
ад миралтейству.
65. Шульман Л.М. (-25.02.1918), купец.
66. Эртель (Эргель) В. А. (-23.02.1918), полковник*.
67. Юдковский (-23.02.1918), мичман.
68. Юрьев ( -23.02.1918), домовладелец.
69. Юрьевич И. И. (-23.02.1918), мичман.
70. Яковлев 4-й А.А. (30.11.1879 - 23.02.1918), капитан 2 ранга.
71. Яновский Ф.Г. (12.08.1857-23.02.1918), полковник по адмиралтейству.
* Армейские офицеры

В различных публикациях упоминаются еще 14 фамилий (офицеры Вышемирский, Гаврилов, князь Маврокордато, Мищенко, Насакин, Орлов П.С., Габовский Р.А., гражданские - Бронштейн Г.А., Квятковский А.Ф., Кефели, Китросер, Мясников, Фастовский, Харченко), однако документально не подтверждена их гибель.
Из 71 убитых в февральские дни 1918 года представленных в этой статье - 31 офицер флота и чиновник, 11 армейских офицеров, 1 священники 28 гражданских лиц, в том числе две женщины и ребенок.

1 Сирченко И.Т. Выполняя приказ В. И. Ленина. - М, 1969. - С. 73.
2 Жуков В.К. Черноморский флот в революции 1917-1918 гг. - М., 1932. - С. 138, 139.
3 Революция в Крыму. - Симферополь, 1927. - № 1(7). - С. 268.
4 ГАГС, ф. Р-266, оп. 1, д. 30, л. 428.
5 Королев. Черноморская трагедия. - Симферополь, 1998. - С. 27.
6 РГА ВМФ, ф.183, оп.1,д. 40, л. 88.
7 Революция в Крыму. - №1(7). - С. 269.
8 Платонов А. П. Февраль и октябрь в Черноморском флоте. - Севастополь, 1932. - С. 92.
9 Протоколы заседаний 2-го Общечерноморского съезда. МГООС - А - 1157/10. - Л. 6-8.
10 ГАГС, ф. Р-266, оп.1, д. 27, л.140-141.
11 Там же, ф. 30, оп. 1, д. 30, л. 57 об. - 58.
12 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 13, л. 225-226.
13 Там же, ф. 30, оп.1, д. 147, л. 54 об.- 55; ф. Р-266, оп.1, д. 30, л. 327 об.
14 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 3, л. 998-999 об.
15 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 27, л. 73.
16 Там же, ф. Р-266, оп. 1, д. 14, л. 209 и об.
17 Л-р В. Варфоломеевская ночь в Севастополе // Морской сборник. - Бизерта, 1922. - №4.
18 ГАГС, ф. 30, оп.1, д.147, л. 55.
19 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 30, л. 1025.
20 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 13, л. 176.
21 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 7, л. 108.
22 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 12, л. 114, 119, 120.
23 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 12, л. 188.
24 Там же, ф. Р-266, оп. 1, д. 30, л. 168-170.
25 Жуков В.К. Черноморский флот в революции 1917-1918гг. - С.144,145.
26 Протоколы заседаний ... -А-1157/10. - С. 8.
27 Протоколы заседаний ... -А. 1157/11. - С. 2-8.
28 Моряки в борьбе за власть советов на Украине. - К, 1963. - С. 102, 596, 655.
29 Ремпель А.И. Красная гвардия в Крыму. - Симферополь,1931.
30 ГАГС, ф. Р-266, оп.1, д. 14, л. 183, 184, 185, 187.
31 Там же, ф. Р-266, оп.1, д. 30, л. 130.
32 Зарубин А. Севастопольская трагедия. К событиям 22-24 февраля 1918 года // Известия Крымского
республиканского краеведческого музея. - 1995. - № 11. - С. 58.
33 ГАГС, ф. Р-266, оп.1,д. 52, л. 2 и об.
34 РГА ВМФ, ф. Р-72, оп.1, Д.78, л.14-15 об.
3 5 Лобыцин В., Дядичев В. Еремеевские ночи // Родина. - 1997. - №11.


Опубликован: Россия - Крым - Балканы: диалог культур: Науч. доклады междунар. конф. -Екатеринбург, 2004.
Севастополь: взгляд в прошлое: Сборник научных статей сотрудников Государственного архива г. Севастополя. Севастополь, 2006. С.200-207.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 16:41 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 05 июл, 2006, 16:09
Сообщения: 102
Репутация: 0

Откуда: Севастополь
Цитирую А.М. Чикина:
Севастопольская Голгофа. Севастополь – ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ – Крым. Севастополь, «РИБЭСТ». 2005 (количество страниц – 234, экземпляров 500, иллюстраций около 100, таблиц - 1). ISBN 996-8277-35-X. ББК 6.3(4Укр-2Сев).В 2007 году планируется переиздание. Книга запрошена в Архив института Гувера (США) и в городскую библиотеку г. Панчево (Сербская республика), получена в Париже известным историком русского флота А.В. Плотто, имеется в распоряжении известного режиссёра Н.С. Михалкова… Автор – А.М. Чикин.
В данной книге даны материалы о казнях на территории Максимовой дачи во время Гражданской войны (1917-1920).


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 16:45 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 05 июл, 2006, 16:09
Сообщения: 102
Репутация: 0

Откуда: Севастополь
А.М. Чикин:
Севастопольская Голгофа.
15-16 декабря 1917 года в Севастополе на Малаховом кургане расстреляны:
— контр-адмирал М.И. Каськов, начальник штаба Черноморского флота (проживал на ул. Петропавловская, 34 – совр. ул. Луначарского), в 1913 году Митрофан Иванович в звании капитана 1 ранга командовал линейным кораблем «Пантелеймон»;
— контр-адмирал Александр Иванович Александров 1-й, начальник штаба порта, в 1913 году капитан 1 ранга, командир линейного корабля «Георгий Победоносец», заведующий Черноморской учебной командой строевых унтер-офицеров, член Комитета старшин Севастопольского Морского собрания;
— вице-адмирал Павел Иванович Новицкий, начальник дивизии минных кораблей, (проживал – Пологий спуск, 1 – совр. ул. Алексакиса), в 1913 году – контр-адмирал, начальник бригады линейных кораблей;
— генерал-лейтенант Юлий Эрнестович Кетриц, председатель военно-морского суда (проживал на ул. Екатерининской, 49 – совр. ул. Ленина). В 1913 году в звании генерал-майора состоял при Севастопольском военно-морском суде военно-морским прокурором. Суд располагался на пересечении ул. Берсеньевской и Соборной 27- 8 (совр. ул. Сергея-Ценского и Суворова соответственно);
— капитан 1 ранга Александр Юльевич Свиньин, командир экипажа, в 1913 году в чине капитана 2 ранга командовал канонерской лодкой «Кубанец»;
— капитан 2 ранга В.М. Пышнов;
— старший лейтенант Н.Д. Калистов, старший офицер эсминца «Дерзкий»;
— лейтенант В.Е. Погорельский;
— капитан 2 ранга Н.С. Салов, командир эсминца «Дерзкий»;
— лейтенант Н.К. Дыбко;
— лейтенант В.А. Санников;
— лейтенант З.Г. Полянский;
— мичман А.А. Томашевич;
— мичман Г.М. Краузе;
— мичман Н.М. Кондратович;
— капитан 1 ранга Иван Семенович Кузнецов 1-й, командир минной дивизии (проживал на ул. Петропавловская, 2 – совр. ул. Луначарского), в 1913 году в звании капитана 2 ранга исполнял обязанности начальника Черноморского резервного дивизиона миноносцев;
— капитан 1 ранга Н.М. Коломейцев. Его отец - М.В. Коломейцев перед Великой войной проживал в Лабораторной балке (совр. ул. Ревякина), в здании инженерного ведомства. В 1913 году Модест Васильевич исполнял обязанности начальника Севастопольского крепостного военного телеграфа;
— лейтенант Г.П. Тевящев, вахтенный начальник эсминца «Дерзкий»;
— старший лейтенант Г.В. Ведерников, старший офицер линейного корабля «Евстафий»;
— лейтенант Н.Г. Гривцов, флаг-штурман бригады дредноутов;
— подполковник Владислав Адамович Муляров – помощник командира Черноморского флотского экипажа (командир генерал-майор С.А. Шарыгин, 1913г.) Он располагался в Морских казармах Корабельной стороны.

Расстрелом распоряжался унтер-офицер Басов. Тогда же на корабле был убит инженер-механик миноносца «Федониси» Скородынский. В 1913 году в Севастополе на ул. Чесменской, 73 (совр. ул. Советская) проживал статский советник Никифор Иванович Скородынский. Он являлся инспектором Константиновского реального училища (совр. школа № 3), членом правления Общества для пособия недостаточным ученикам Севастопольского Константиновского реального училища. Можно предположить, что это его сын.

16 декабря Севастопольский Военно-революционный комитет обратился к матросам, солдатам и населению города-крепости с Воззванием. В нем признавались допущенные в Севастополе самосуды и подтвержден расстрел «нескольких офицеров». Для предотвращения беспорядков избран Временный Военно-революционный комитет, состоявший из 18 большевиков и 2 эсеров. В Воззвании указывалось, что «Временный военно-революционный комитет призывает товарищей матросов, солдат, и рабочих, дабы не осквернять светлого знамени революции, не производить самосудов… всякие попытки к погромам будут беспощадно подавляться…». Временно в Севастополе с 22.00 и до утра было запрещено всякое движение.

К сожалению, декабрьский разгул анархии в Севастополе не стал единичным эпизодом в истории Гражданской войны. Словно чума он перекинулся на различные регионы страны. Казалось, сам дьявол спустился на землю в лице вчера еще добропорядочных граждан почувствовавших «свободу» от совести, нравственности, христианских заповедей. Безнаказанность, жажда сиюминутного обогащения, презрение к человеческой жизни, ненависть к интеллекту нации перемешались с вековым недовольством существующим строем, унижениями, которые испытали эти люди, отупением и психологическим стрессом преследовавшим их после жестокой бойни Великой войны. Все это образовало взрывоопасную смесь «народного гнева» часто превращавшуюся в циничную бойню соотечественников. 15 декабря в связи с подписанием Брест-Литовского мира (офиц. назв. Брестский мир. Название города – Брест-Литовск сохранялось до 1921 года) война на Черном море прекратилась, что сняло боевое напряжение в частях и на кораблях, но возбудило революционный настрой команд.

«Особенно острый характер приняли события в приморских городах Кавказа и Крыма, и, прежде всего, в Севастополе, переполненном большевистски настроенными матросами… с 16 на 17 декабря… охота на офицеров шла по всему городу, особенно на Чесменской и Соборной улицах (где было много офицерских квартир) и на вокзале. Типичный ее эпизод: «Вдруг, среди беспрерывных выстрелов и ругани раздался дикий крик, и человек в черном громадным прыжком очутился в коридоре и упал около нас. За ним неслось несколько матросов — миг и штыки воткнулись в спину лежащего, послышался хруст, какое-то звериное рычание матросов... Стало страшно...». Тогда, во время первой севастопольской резни, истреблялись преимущественно морские офицеры. Из 128 погибших в городе офицеров сухопутных было только восемь человек…», — вспоминал один из современников.

20 декабря 1917 года в Севастополе убиты:
— капитан 2 ранга Василий Иванович Орлов. Заколот матросами штыками и забит прикладами в коридоре арестного замка (совр. пл. Восставших, предприятие «Эра»). В 1913 году старший лейтенант Орлов исполнял обязанности старшего офицера линейного корабля «Евстафий». Вероятное место захоронения - «Собачье кладбище» (совр. мемориальное кладбище Коммунаров). На нем традиционно хоронили преступников казненных в тюрьме.
— доктор, надворный советник Владимир Васильевич Куличенко. Исполнял обязанности флагманского врача минной дивизии. В 1913 году являлся старшим судовым врачом заградителя «Дунай»;
— лейтенант Борис Дубницкий;
— инженер-механик Кортиковский;
— лейтенант Погорельский. В 1913 году в Севастополе на ул. Петропавловской, 9 (совр. ул. Луначарского) проживал преподаватель Минной школы Черноморского флота Владимир Евсеевович Погорельский, бывший секретарем и членом комитета Севастопольского артистического кружка (супруга – Софья Львовна также входила в состав комитета). Лейтенант Владимир Евсеевович Погорельский состоял при правлении Севастопольского морского музыкально-драматического кружка Морского собрания.
— отец Афанасий Чефранов.
Настоятель кладбищенской церкви Корабельной стороны (кладбище находилось в Доковом овраге. В настоящее время на его месте построен… стадион). Он был казнен только за то, что напутствовал Святыми тайнами приговоренного к смерти новой властью человека. Священника расстреляли на паперти храма. Тело Чефранова не было найдено. Видимо, его выбросили в море. Новомученикам Таврическим убитым во время смуты посвящена книга Владимира Русака «Пир сатаны». В ней рассказывается о репрессиях против православной церкви в 1917-1924гг. По мнению автора: «Многих мучеников мы не знаем даже по именам, есть только цифры…». В Крыму были убиты священники Николай Попов (задушен в собственной квартире), Агафон Гарин, Александр Казанцев и Александр Русанович, в Ялте бывший Нижегородский архиепископ Иоаким (Левицкий), в Феодосии казнены 63 священника и протоирей Андрей Косовский, настоятель Екатерининской церкви в Сарыголе, расстреляны настоятель Троицкой церкви Борис Котляревский, а около села Саблы Иоанн Углянский. На глазах паствы, на Царских вратах Благовещенского собора в Воронеже повешен архиепископ Тихон (Никаноров). В 2000 году на Архирейском Соборе Русской Православной Церкви он будет причислен к лику новомучеников. В Киеве убит митрополит Владимир, в реке Тобол утоплен епископ Гермоген… В декабре 1918 года специальным декретом СНК в армии ликвидированы духовники, отменены все государственные дотации и субсидии церкви и духовенству. В феврале 1918 года введен декрет СНК о свободе совести, церковных и религиозных обществах, национализации церковного имущества и так далее. Все это поставило Русскую Православную Церковь в унизительное, дискриминационное положение. Она перестала быть юридическим лицом.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 21:27 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Таким образом и материалы Чикина и Крестьянникова подтверждают, что ко всем погромам и репрессиям в отношении офицеров в Севастополе в 1917г. большевики в основном не имели отношения!. Более того это пресекалось и каралось! Все эти "мероприятия" по уничтожения офицеров, как правило, организовывали анархисты и эссеры. Большевики как могли этому препятствовали... но увы, они не обладали тогда еще необхдимой силой.

Попробуем системно взглянуть на "красный террор".

Красный террор (1917-1922)

Подождите!
Лишь только клизму
Мы поставим стальную стране,
Вот тогда и конец бандитизму,
Вот тогда и конец резне.


Сергей Есенин, 1922

Бытует мнение, коммунисты, придя к власти, немедленно впали в неистовство и принялись истреблять своих политических противников. Это явление в период гражданской войны получило название «красного террора», объявленного известной большевистской директивой.
Но возникают всякие несознательные возражения. Ведь собственно шла кровавая гражданская война, в которой на стороне белых выступали армии ряда зарубежных государств, советская республика должна была как-то защищаться, да и сами белые не очень-то брезговали.
Однако историки убежденно отметают эти инсинуации: «…"перещеголять" большевиков никто не мог. … [Красный террор] это система, нашедшая своих идеологов; это система планомерного проведения в жизнь насилия, это такой открытый апофеоз убийства, как орудия власти, до которого не доходила еще никогда ни одна власть в мире. … "Бeлый" террор явление иного порядка – это прежде всего эксцессы на почве разнузданности власти и мести»(1) – утверждает профессор Мельгунов, который сам успел познакомиться с революционным правосудием.
Через годы с ним солидаризируется Николя Верт: «…он никогда не был так организован…. белый террор был более спонтанным…»(2).
Правда, последнее время подобная оценка противостояния коммунистов и антикоммунистов (собственно оценка Верта) встречается все большее сопротивление, прежде всего в зарубежной литературе(3).

Для установления истины рассмотрим сначала чрезвычайную политику коммунистов. Был террор намеренно массовым, хаотичным, по сути преступным. Вот, например, часто цитируемое заявление:
«Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию, как класс. Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который вы должны ему предложить – к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого»(4) - кто из антикоммунистических историков не цитировал эту эпохальную фразу чекиста Лациса, как яркий пример большевистской жестокости.

Посмотрим, в каком историческом контексте была сказана эта фраза.
И почему-то никто не упоминает о том досадном факте, что за эти призывы журнал ряд изданий, опубликовавших эти размышления, были закрыты(5), а сам Лацис был разжалован и отправлен на фронт(6), несмотря на партийный стаж. Это тем интереснее в контексте директивы от 2 ноября о неотправке необходимых ЧК работников в армию. Ленин заметил по этому поводу: "...наша задача отнюдь не состоит в физическом уничтожении буржуазии, а в ликвидации тех причин, которые порождают буржуазию"(5).

Речь, получается, идет о риторике, к тому же не одобренной руководством. Каковы же официальные директивы, касающиеся ЧК и «красного террора»?

ЧК было создано 7 декабря 1917. Постановление обязывало вновь созданный орган «обратить в первую голову внимание на печать и саботаж и т.д. правых саботажников и стачечников. Меры – конфискация, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа»(7).
Первые три пункта не слишком страшны, но от третьего сердца не хорошо бьется. Уж не те ли самые «расстрельные списки»? Чтобы разобраться заглянем чуть дальше в прошлое.

Приказ Военно-Революционного Комитета от 26 ноября 1917: «Чиновники государственных и общественных учреждений, саботирующие работу в важнейших отраслях народной жизни, объявляются врагами народа. Их имена будут опубликованы во всех соответствующих изданиях, и списки врагов народа (курсив мой – Н. М.)будут вывешиваться во всех публичных местах»(8).
В тот период как раз происходила забастовка госслужащих, протестующих таким образом против новой власти. Все бы ничего, - шут в конце концов с банками и железными дорогами, - но в забастовку решили поиграть и социальные ведомства. В результате в одном только Петрограде 80 тысяч раненных «остались голодными без всяких средств на морозе»(9), так что дело шло или к организованному бойкоту, или к стихийному мордобою.
Примерно в том же формате репрессии происходили все первые месяцы советской власти: продолжала выходить оппозиционная периодика, «в эту раннюю эпоху большевизма опасность для телесной неприкосновенности и жизни исходила не от правящей партии, а от анархистских банд...» - пишет британец Р. Локкарт(10).
Ситуация действительно накалилась к концу февраля 1918, тогда вышел декрет о расстрелах (21 февраля 1917), однако по свидетельству меньшевика Далина(11) впервые смертная казнь была осуществлена ЧК только в мае.
Усиление репрессий до размеров террора, во многом было спровоцировано активными противниками режима. По мнению Локкарта: «Я нарочно упоминаю об этой первоначальной стадии сравнительной большевистской терпимости, потому что их последующая жестокость явилась следствием обостренной гражданской войны. В гражданской же войне немало повинны и союзники, вмешательство которых возбудило столько ложных надежд... Нашей политикой мы содействовали усилению террора и увеличению кровопролития»(10).
По сути, организованный террор был единственной альтернативой волне самосудов, охватившей всю страну. Им равно подвергались и политические (взять, к примеру, генерала Духонина(12)) противники советской власти и простые уголовники(13).

Рассмотри саму суть процесса террора.

Директива Дзержинского под страхом тюремного заключения при обысках и арестах предписывалось «самое вежливое обращение, никакие нравоучения (! – Н. М.) и окрики не допустимы. Ответственность за обыск и поведение падает на всех из наряда»(14).
В отличие, от «уличного правосудия» государственный террор проявлял известную мягкость.
«Исследование протоколов заседаний чрезвычайных комиссий свидетельствует о том, что приговоры к высшей мере наказания были скорее исключением, чем правилом, дела зачастую направлялись на доследование, применялись амнистии. Хотелось бы подчеркнуть, что очень часто приговоры к ВМН были условными» - пишет современный историк(15).
Наше исследование протоколов царицынской губернской ЧК(16) в значительной мере этот вывод подтвердили. Протокол от 1 ноября 1918 года, например, сообщает о 14 приговорах комиссии, из которых 9 полностью оправдательные, из остальных 5 ни одного к высшей мере. (Их вообще крайне мало на низовом уровне).
Все возможные отклонения от заявленной линии не одобрялись, и с ними шла активная борьба:
««Серемягин, бывший комиссар продовольствия, за спекуляцию, мародерство, растраты народных денег, пьянство и вооруженное сопротивление при аресте Чрезв[ычайной] Комиссией».
В Юхнове «по постановлению Чрезвычайной Комиссии расстрелян секретарь означенной комиссии Михаил Кудряв за подлоги и спекуляцию…».
В другом месте – расстреляли «бывшего члена Чрезвычайной Комиссии за попытку изнасилования арестованной, пьянство и прочее». … «Также привлечен к ответственности член Высшей Военной Инспекции... Тов. Подвойский пожалел, что его не расстреляли»»(17).

В общей сложности, по архивным данным, за всю историю ВЧК было казнено 17,5 тысяч человек(18), что, кстати, не противоречит данным Лациса за 1918-1920 годы(19). В литературе встречаются другие оценки, доходящие почти до двух миллионов убитых(20). Однако эти оценки явно демографически недостоверны: общие потери населения по итогам войны 8 миллионов, около 2 из них – боевые. Представляется несерьезным «уместить» общие потери от голода, преступности, иммиграции, потери территорий - в конце концов, в оставшиеся 4 миллиона.

Следует подчеркнуть, что, как правило, в ЧК или революционный трибунал попадали далеко не невинные овечки. На подконтрольных коммунистам территориях действовала хорошо законспирированная вооруженная оппозиция.
Показателен пример Одессы, где летом 1919 года, белой разведке удалось поднять полноценный мятеж с опорой на немецких колонистов(21), что значительно упростило захват города десантом.
Покоя не давали и простые уголовники(13) и уже упомянутые анархисты. Или взять, к примеру, Украину, где банды по сто и более человек уже практически стали представлять политическую силу, срывая сбор налогов, хлебозаготовки и воинский призыв(22). Первые расстрелы в мае 1918 проводились как раз по уголовным делам(23).
Вообще не следует переоценивать роль «красного террора», народная память, особенно в провинции, практически его сохранила. Литвин(24) вслед за Деникиным разворачивает целую философскую теорию, почему крестьяне охотно рассказывает про белую резню, но упорно не помнят «зверств комиссаров».
Мы можем предложить вполне материалистическую теорию: несоразмерность явлений.

У Колчака и Деникина не было чрезвычайных комиссий, зато была «прекрасная» контрразведка. «…с увеличением численности армии летом - осенью 1919 года рост числа контрразведок стал неуправляемым; они создавались чуть ли не на уровне батальона. Здесь не было профессиональных контрразведчиков, и нередко работой занимались совершенно случайные люди. Грубые, жестокие методы подобных офицеров были далеки от закона, вызывали недовольство со стороны немногих профессионалов и особенно местного населения, создавая отрицательное впечатление о белой власти в целом»(25).
Недовольство выражали не только «профессионалы», вот как Алексей Толстой, всю войну отступавший с Белой Армией описывает будни «борцов с коммунизмом» в одной из своих повестей:

«Однажды ее разбудили грубые, отрывистые голоса, грохот отворяемой двери. Кто-то входил в соседнюю камеру. Там был заключен человек в очках, - про него она знала только, что он надрывающе кашляет по ночам. Вскочив, она прислушалась. Голоса за стеной поднимались до крика - нестерпимые, торопливые. Надорвались, затихли. В тишине послышался стон, будто кому-то делали больно, и он сдерживался, как на зубоврачебном кресле.
Ольга Вячеславовна прижалась в углу, под окном, безумно расширив глаза в темноту. Ей вспомнились рассказы (когда сидела в общей [камере]) о пытках... Она, казалось, видела опрокинутое землистое лицо в очках, дряблые щеки, дрожащие от муки... Ему скручивают проволокой кисти рук, щиколотки так, чтобы проволока дошла до кости... "Заговоришь, заговоришь", - казалось, расслышала она... Раздались удары, будто выколачивали ковер, не человека... Он молчал... Удар, снова удар... И вдруг что-то замычало... "Ага! Заговоришь!.." И уже не мычанье - больной вой наполнил всю тюрьму... Будто пыль от этого страшного ковра окутала Ольгу Вячеславовну, тошнота подошла к сердцу, ноги поехали, каменный пол закачался - ударилась о него затылком...
Эта ночь, когда человек мучил человека, закрыла тьмой всю ее робкую надежду на справедливость» («Гадюка»).
В «застенках ЧК», как мы помним, под запретом были даже нравоучения….

Или взять либерала А. Пешехонова свято убежденного в том, что «большевики побили рекорд и количеством жестокостей»:
«…мне самые ужасные ощущения пришлось пережить именно у деникинцев. Никогда не забуду, как в Ростове метался я между повешенными. На первого из них я, помню, наткнулся на углу Б. Садовой и Б. Проспекта. Сначала я даже не сообразил, в чем дело; вижу, небольшая кучка окружила и стоит около человека, прислонившегося к дереву. Этот человек показался мне необыкновенно высоким. Подхожу, а у него ноги на пол-аршина не достают до земли, и не на них он держится, а на веревке, привязанной к суку... Я шарахнулся в сторону, вскочил в трамвай и уже на нем доехал до вокзала, куда шел. О ужас! И тут виселица: повешена женщина. …
По всему городу и пригороду - на страх приближающимся врагам - в этот день властями повешены были люди, и мы должны были жить и ходить среди них, пока архиерей не упросил избавить нас от этой муки. Ради праздника Рождества Христова жителям Ростова была дана амнистия, и трупы были убраны... Я не стал бы писать об этом, если бы этот случай был в своем роде единственным. Но ведь публичные казни - в порядке белого террора - практиковались и в других местах... А резня в городах, отбитых у большевиков, хотя бы, например, в Майкопе!»(26).

Эта кровавая вакханалия не лезла уже ни в какие ворота, возмутились даже союзники-чехи. В своей декларации от 19 ноября 1919 года они объявили: «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяю себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир»(27). (Отличились, например, хабаровские контрразведчики: они резали арестованным сухожилья («чтобы не убежали») и закапывали в землю живьем(28)).
Впрочем, цивилизованный мир уже тогда нечем было ужаснуть, кроме национализации фабрик. Он сам перенял эту тактику в совершенстве: во время рабочих беспорядков в Манчестере в 1929 году было убито более 200 человек, в Париже (1934) убито более 800 участников демонстрации ветеранов войны(29). И уж вовсе не с руки вспоминать о более чем тысячи жертв Февральской революции в России….

Прошу простить меня за столь обширные цитаты, однако сейчас в моде весьма красочные и недостоверные описания «красных» казней, и хотелось бы показать, как оно бывает на самом деле.
В одном только Мариинском восстании (с.Мариинское Атбасарского уезда) было казнено 4 тысячи человек(30). По свидетельству командующего войсками США в Сибири генерала Грэвса, «в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось сто человек, убитых антибольшевистскими элементами»(31). Т.е. около миллиона убитых.

(1)С. Мельгунов «Красный террор в России. 1918-1923». Второе дополненное издание. Берлин, 1924. С. 12. Привожу в современной орфографии.
(2)И. Меркулова Интервью с Н. Вертом // «Эхо Москвы», 8 ноября 1999.
(3)См., например, G. Perrault «Communisme, les falsifications d’un «livre noir»» // «Le Mond Diplomatique», D&#233;cembre 1997</a>. P. 22-23.
(4)Цит. по: С. Мельгунов Указ. Соч.. С. 72.
(5)А. Литвин «Красный и белый террор в России: 1917-1922» // «Отечественная история», № 6, 1993. С. 52. А. Кавтарадзе «Военные специалисты на службе республики Советов. 1917-1920 гг.». М.: «Наука», 1988. С. 5.
(6)«Большая Советская Энциклопедия». М., 1973. Т. 14, с. 223. Мотивов превращения члена коллегии ВЧК во фронтового юриста источник деликатно не сообщает.
(7)«Из истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (1917-1921 гг.). Сборник документов». Под редакцией Н. Поляклва. М.: ГИПЛ, 1958. С. 79. (Далее - ВЧК). Практически все цитируемые документы явно аутентичны, выверены мной по (16), (19).
(8)ВЧК, с. 65.
(9)«Известия ЦИК», 6 декабря 1917. Цит.: ВЧК, с. 73.
(10)Р. Локкарт «Буря над Россией». Рига, 1933. С. 227. Цит.: П. Голуб «Большая ложь о красном и белом терроре в эпоху Великого Октября и гражданской войны» // «Марксизм и современность», № 1-2, 1999. Взято из сети.
(11)Д. Далин «После войн и революций». Берлин, 1922. С. 24-25. Цит.: П. Голуб Указ. Соч..
(12)Д. Волкогонов «Сталин. Политический портрет». М.: Новости, 1992. С. 92.
(13)М. Цветаева «Вольный проезд: автобиографическая проза». Спб.: «Азбука-классика», 2001. С. 109. См. так же «Окаянные дни» Бунина.
(14)ВЧК, с. 104.
(15)О. Мозохин «Внесудебные полномочия ВЧК» // «Исторические чтения на Лубянке, 1998. Российские спецслужбы на переломе эпох: конец XIX века – 1922 год». Москва - Великий Новгород, 1999. С. 82.
(16)«ВЧК/ГПУ: документы и материалы». Под редакцией Ю. Фельштинского. М.: Издательство гуманитарной литературы, 1995.
(17)С. Мельник «Первоисточник» // «RELGA: Научно-Культурно-Логический журнал», № 10, 2005. Взято из сети.
(18)О. Мозохин Указ. Соч.. С. 82.
(19)Цитаты из С. Мельгунов Указ. Соч.. С. 78-90.
(20)С. Мельгунов Указ. Соч.. С. 137. В. Тополянский «Красный террор: восемь месяцев 1918 года» // «Континент», № 103, 2000.
(21)В. Цветков «Разведка и контрразведка белогвардейских правительств: 1918-1920 годы» // «Исторические чтения…». С. 104.
(22)Г. Капустян «Інформаційні матеріали ВЧК-ГПУ як історичне джерело з вивчення суспільно-політичного життя українського села 20-х рр.» // «З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ», №2(17), 2001.</a>
(23)ВЧК, с. 117.
(24)А. Литвин Указ. Соч.. С. 59.
(25)В. Цветков Указ. Соч.. С. 105.
(26)Ю. Айхенвальд «Дон Кихот на русской почве». М., 1996. С. 141 – 142. Цит.: Г. Померанц, А. Зубов «Переписка из двух кварталов» // «Новый Мир», № 8, 2001.
(27)С. Кара-Мурза «Гражданская война (1918-1921) – урок для XXI века». М.: «Алгоритм», 2003. С. 88.
(28)П. Голуб Указ. Соч..
(29)А. Керсновский «История русской армии». М.: «Голос», 1993. Т. 3, с. 116.
(30)См. Главный Архив Омской Области. Фонд 239, Опись 2, Дело 1500.
(31)Цит. А. Литвин Указ. Соч.. С. 62.

Взято здесь
http://community.livejournal.com/ru_history/265844.html

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 21:40 
Не в сети
Почетный форумчанин

Зарегистрирован: 23 фев, 2004, 17:19
Сообщения: 256
Репутация: 0
Странная у Вас логика, г-н Савилов.
Вам, очевидно, хочется не столько установить истину, сколько оправдать большевиков.
Из той же книги:
В.И. Ленин писал: «Наше дело – ставить вопрос прямо. Что лучше? Выловить и посадить в тюрьму, иногда даже расстрелять сотни изменников из кадетов, беспартийных, меньшевиков, эсеров, «выступающих» (кто с оружием, кто с заговором, кто с агитацией против мобилизации, как печатники или железнодорожники из меньшевиков и т.п.) против Советской власти, то есть за Деникина? Или довести дело до того, чтобы позволить Колчаку и Деникину перебить, перестрелять, перепороть до смерти десятки тысяч рабочих и крестьян? Выбор не труден». Индульгенция на правовой беспредел и террор получила очередное подтверждение и визу на самом высоком уровне. Противная сторона не отставала и мгновенно реагировала массовыми казнями и пытками. Голоса разума тонули в дикой оргии взаимного уничтожения.

А в Севастополе наступали еще более тревожные времена. Город ждала «Варфоломеевская ночь» (некоторые матросы называли ее – «Еремеевская ночь»). Все началось после нескольких буйных митингов на линейном корабле «Воля» (быв. «Император Александр III»). Решающий митинг собрался 23 февраля 1918 года и к полуночи был составлен план действий. После 12.00 часов ночи – 15-20 групп матросов с перевернутыми ленточками на бескозырках, что не позволяло жертве определить с какого эти люди корабля или судна, съехали на берег имея на руках списки офицеров и состоятельных граждан, которых надо было уничтожить. В эту ночь было убито примерно 300 морских и офицеров Севастопольской крепостной артиллерии, несколько домовладельцев и городской голова купец Д.Н. Неофит (Неофито). Когда к нему пришли матросы, он лежал больной. Комнаты были обысканы с целью поиска оружия, которого не оказалось. После этого разочарованные матросы ушли. Но один из них вернулся и взял с ночного столика золотые часы. «Это не оружие», — попытался возразить Дионисий Николаевич. «А это оружие!», — резко ответил матрос и на глазах у жены выстрелил из нагана ему в лицо.
Или Ленин не большевиками руководил?


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 21:47 
Не в сети
Почетный форумчанин

Зарегистрирован: 23 фев, 2004, 17:19
Сообщения: 256
Репутация: 0
http://www.grafskaya.com/article.php?id=433


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 22:31 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 20 апр, 2006, 22:45
Сообщения: 203
Репутация: 8

Откуда: Москва-Севастополь.
Уважаемый Нафаня! Огромное Вам спасибо! Всё Вы правильно пишете! Большевики-просто звери,нелюди,сатанинские твари. Они недостойны называться людьми. Странна и чудовищна логика их защитников. Хотя только книга С.П.Милюкова "Красный террор в России" и стихи М.Волошина -это приговор большевизму на веки вечные. Или к зверствам Белы Куна и Землячки большевики тоже не имеют отношения? А ,товарищ Савилов В.Н.? Просто Вам половые органы или уши по классовому признаку не резали. И глаза просто так не выкалывали. А в бочке с гвоздями неугодно ли покататься? Вам бы там очень понравилось!!! Вы же любите большевичков и всё,что они делали!

_________________
"В море соли и так до черта,
Морю не надо слёз.
Наша вера верней расчета,
Нас вывозит авось"(С).А.Вознесенский.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 22:34 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
нафаня писал(а):
Странная у Вас логика, г-н Савилов.
Вам, очевидно, хочется не столько установить истину, сколько оправдать большевиков.


Ваша логика мне тоже кажется странной...

Итак:

Цитата:
Из той же книги:
В.И. Ленин писал: «Наше дело – ставить вопрос прямо. Что лучше? Выловить и посадить в тюрьму, иногда даже расстрелять сотни изменников из кадетов, беспартийных, меньшевиков, эсеров, «выступающих» (кто с оружием, кто с заговором, кто с агитацией против мобилизации, как печатники или железнодорожники из меньшевиков и т.п.) против Советской власти, то есть за Деникина? Или довести дело до того, чтобы позволить Колчаку и Деникину перебить, перестрелять, перепороть до смерти десятки тысяч рабочих и крестьян? Выбор не труден».


Вопросик, а Вы бы что выбрали? "Позволить Колчаку и Деникину перебить, перестрелять, перепороть до смерти десятки тысяч рабочих и крестьян?"...

Цитата:
Индульгенция на правовой беспредел и террор получила очередное подтверждение и визу на самом высоком уровне.


Это всего лишь Ваше умозаключение... и не более. К тому же ИМХО высосанные из пальца.

Код:
А в Севастополе наступали еще более тревожные времена. Город ждала «Варфоломеевская ночь» (некоторые матросы называли ее – «Еремеевская ночь»). Все началось после [b]нескольких буйных митингов [/b]на линейном корабле «Воля» (быв. «Император Александр III»). Решающий митинг собрался 23 февраля 1918 года и к полуночи был составлен план действий. После 12.00 часов ночи – 15-20 групп матросов с перевернутыми ленточками на бескозырках, что не позволяло жертве определить с какого эти люди корабля или судна, съехали на берег имея на руках [b]списки офицеров и состоятельных граждан[/b], которых надо было уничтожить. В эту ночь было убито примерно 300 морских и офицеров Севастопольской крепостной артиллерии, несколько домовладельцев и городской голова купец Д.Н. Неофит (Неофито). Когда к нему пришли матросы, он лежал больной. Комнаты были обысканы с целью поиска оружия, которого не оказалось. После этого разочарованные матросы ушли. Но один из них вернулся и взял с ночного столика золотые часы. «Это не оружие», — попытался возразить Дионисий Николаевич. «А это оружие!», — резко ответил матрос и на глазах у жены выстрелил из нагана ему в лицо. 


Ткните меня нос, уважаемый нафаня, где Вы тут увидели руку "кровавых большевиков"???? Я лично здесь вижу лишь уголовные преступления - убийство и грабежи "безбашенных братишек в морской форме". Против которых, кстати, выступали большевики!!!!


Цитата:
Или Ленин не большевиками руководил?


Покажите мне хоть один документ, что за всем этим беззаконием стояли большевики и/ или лично В.И. Ленин????? Вам черным пор белому написали, что большевики в меру своих сил пытались бороться с проявлениями такого беззакония и насилия. Но до Вас я смотрю как то неточень это доходит...


Цитата:
Узнав о готовящейся акции, руководители Совета большевики Н. А. Пожаров и П. 3. Марченко отправились на Каменную пристань, пытаясь отговорить прибывающих туда матросов от погромов. Ответ был короткий: "Не хотите - не надо. Мы сами это сделаем, а вас знать больше не хотим".


Цитата:
Матрос Беляев так рассказывал о событиях этой трагической ночи: "Матросов было много, 3000 человек. Все они заняли улицы города, сам город был оцеплен так, чтобы никто не убежал. Я не знаю, как они, а я арестовывал и приводил в Совет, но Совет от арестованных отказывался, говорил, что это не нужно, т. Пожаров уговаривал, чтобы этого не было


Цитата:
Козынец помочь соседу не смог, несмотря на то, что он был официальным лицом. Матросы ничего и никого не признавали. В этот же день они отобрали оружие у помощников комиссара Уголовной милиции Пильке и Заксаганского, агентов Ленера и Кожина


Цитата:
24 февраля на заседании Исполкома Севастопольского Совета были осуждены действия матросов, военная комиссия Совета издала приказ № 180, в котором говорилось: "...считать всех действующих низко и преступно ... явными контрреволюционерами, и всеми мерами подавлять подобные преступления, ведущие только к гибели революции"[26]. Вопрос о событиях в Севастополе в этот же день рассматривался на заседании II Общечерноморского съезда. В резолюции съезда говорилось:"3аклеймить самым энергичным образом позорное выступление, бывшее в Севастополе... Немедленно создать комиссию для установления степени виновности замешанных лиц и решить, как с ними быть и меры пресечения. Все судовые комитеты и товарищи матросы обязуются способствовать раскрытию этого гнусного дела, дабы показать пролетариату западных государств, что русские социалисты не палачи, подобно царским"



Вы читаете эти строчки, но делаете иные выводы....

И после этого Вы что-то там говорите насчет странности моей логики??????????????


P.S.В 1918-1920 годах, по моему мнению, в России проходил большой, пусть кровавый, но объективный референдум, в котором любая фальсификация была исключена, поскольку голосовали не бумажками, а штыками. Результат референдума хорошо известен.

Но, увы, сейчас кому-то очень хочется переписать историю под благовидным предлогом "возвращения утраченного", "национального примирения" и т.п при этом повесив всех собак только на "красных". Но это в корне не верно!!!!

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 ноя, 2006, 22:44 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 20 апр, 2006, 22:45
Сообщения: 203
Репутация: 8

Откуда: Москва-Севастополь.
Уважаемый Нафаня! "Красных" не переделать. Они устроили ПЛАНОВЫЙ террор( тов.Савилов,а к рассказачиванию,к концлагерям в том числе и в московских монастырях, к уничтожению духовенства,к крымскому кошмару 1920-21 гг. скотина Ленин тоже отношения не имеет? Может лгать не надо! :wink: А,это же референдум!!! "Отдельные эксцессы на отдельных избирательных участках!" ),уничтожили цвет собственной страны и гордятся этим. До сих пор гордятся. И даже врут довольно вяло! Налицо явная патология и это уже проблема не историков а психологов. Это шизофрения!!! С ними не надо спорить,их надо сторониться как прокаженных. Тогда они сами подохнут. А правду мы говорим детям.

_________________
"В море соли и так до черта,
Морю не надо слёз.
Наша вера верней расчета,
Нас вывозит авось"(С).А.Вознесенский.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 1:15 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Тануки писал(а):
Уважаемый Нафаня! Огромное Вам спасибо! Всё Вы правильно пишете!


Конечно "правильно"... и главный аргумент почему "правильно" это
Цитата:
"Большевики-просто звери,нелюди,сатанинские твари. Они недостойны называться людьми. Странна и чудовищна логика их защитников.


Именно это Ваш и Вам подобных аргумент! Вам показали что большевики не имеют отношения к событиям февраля 1918г. в Севастополе, что напротив они выступали ПРОТИВ таких действий!

Но до Вас это не доходит.... Вам все видят кровавые большевики....

Цитата:
Хотя только книга С.П.Милюкова "Красный террор в России" и стихи М.Волошина -это приговор большевизму на веки вечные.


Во-первых. Такого автора как Милюков - нет. А есть С.П. Мельгунов. Но даже он, автор книги "Красный террор в России", специально оговорился в предисловии, что не может ручаться за достоверность всех приводимых им сведений. Ну а что касается материалов созданной Деникиным комиссии по расследованию деяний большевиков, то данное учреждение менее всего было заинтересовано в установлении истины. Её цель - антибольшевистская пропаганда.



А Волошин... так горячо любимый Вами ... сам был участником антисоветской организации. И это давно не выдумки "красных". Это уже давно признанный факт!

Цитата:
Или к зверствам Белы Куна и Землячки большевики тоже не имеют отношения?


Имеют, я этого не отрицаю, а Ваши "ангелы-белые" что же,а?


Я уже приводил слова , командующего американскими интервенционными войсками в Сибири генерала У. Грэвса: "В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 чел. убитых антибольшевистскими элементами." Рассказал генерал, в частности, и о зверской расправе колчаковцев в ноябре 1918 г. в Омске с членами Учредительного собрания...

Не знаете этого? Я Вам поведаю.... об этом не вещают по "дураскопу"...

...Как известно, эсерами и меньшевиками после захвата Самары белочехами было создано правительство, именовавшее себя Комитетом членов Учредительного собрания (Комуч). Его власть распространялась на довольно большую территорию. Пообещав демократию, это правительство вскоре установило режим самой настоящей диктатуры. В последующим Комуч вместе с рядом других белых правительств (сибирским, уральским и т.п.) принял участие в Уфимском совещании, на котором был образован Съезд членов Учредительного собрания и "Временное Всероссийское правительство" ("Уфимская директория"), при котором существовал Совет министров. В ночь на 18 ноября 1918 г. военный министр - адмирал А.В. Колчак, которого современная буржуафильская печать славит как настоящего демократа, совершил государственный переворот и провозгласил себя "верховным правителем" России. Съезд членов Учредительного собрания был разогнан. Всех их было приказано арестовать. Попавшие в руки колчаковцев члены Учредительного собрания были в одну из тёмных ноябрьский ночей расстреляны или заколоты штыками на берегу Иртыша. Вот такой была демократия по-колчаковски.

...Массовый террор начали не красные, а белые. Во время октябрьских боев в Москве юнкера, обманным путём проникшие в Кремль захватили находившихся там солдат 56-го запасного полка. Им было приказано выстроиться якобы для проверки у памятнику Александру II, а затем по безоружным людям внезапно был открыт пулеметный и ружейный огонь. Было убито около 300 человек. Это произошло 28 октября 1917 г. На следующий день в Петрограде красногвардейцами и революционноми солдатами был подавлен мятеж юнкеров. Все захваченные в плен рядовые участники путча в последующем были отпущены на свободу.

А как Вам лозунг Корнилова: вешать! Когда он бежал из заключения и возглавил Добровольческую армию, то дополнил его приказом: пленных не брать! И не брали. Добивали даже раненых в госпиталях. Таким образом, красный террор возник как ответ на белый. Урок, данный Красновым, пусть не сразу, но был усвоен: врагов на свободу отпускать нельзя.

Чтобы не быть обвинённым в пристрастности, я в дальнейшем буду использовать свидетельства только из стана белых. Был такой русский литератор - Г.Я. Виллем. После революции он бежал за границу, а затем вернулся, чтобы бороться с большевиками. После поражения деникинщины снова оказался в эмиграции, где написал воспоминания о том, что видел своими глазами в деникинском царстве.

И вот первое, что он услышал, прибыв в Новороссийск:

"Прогнали красных - и сколько же их положили, страсть господня! - и стали свои порядки наводить. Освобождение началось. Сначала матросов постращали <...> выгнали их за мол, заставили канаву для себя выкопать, а потом подведут к краю и из револьверов поодиночке. А потом сейчас в канаву. Так верите ли, как раки они в этой канаве шевелились, пока не засыпали. Да и потом на этом месте вся земля шевелилась: потому не добивали, чтобы другим неповадно было"[5].

C мемуарами Г.Я. Виллема вполне согласуются воспоминания другого поборника белого дела - З.Ю. Арбатова, жившего во времена деникинщины в Екатеринославе:

"... Контрразведка развивала свою деятельность до безграничного, дикого произвола; тюрьмы были переполнены арестованными, а осевшие в городе казаки продолжали грабёж... Государственная-же стража часто выезжала в ближайшие сёла, вылавливала дезертиров и не являвшихся на объявленную добровольцами мобилизацию. Как-то вернулся из уезда начальник уезда полковник Степанов и, рассказывая журналистам о своей работе в уезде, отрывисто бросил "Шестерых повесил..." Результаты быстро и катастрофически дали себя почувствовать. Негодование крестьян росло с неописуемой быстротой...

...В городе контрразведка ввела кошмарную систему "выведения в расход" тех лиц, которые почему-либо ей не нравились, но против которых совершенно не было никакого обвинительного материала. Эти люди исчезали и, когда их трупы попадали к родственникам или иным близким лицам, контрразведка, за которой числился убитый, давала стереотипный ответ : "Убит при попытке к бегству"...

Жаловаться было некому. Губернатор Щетинин вместе с начальником уезда Степановым, забрав из города всю Государственную стражу, поехал на охоту за живыми людьми в леса Павлоградского уезда ... губернатор со стражей сгонял на опушку леса сотни крестьян, бежавших от мобилизации, и косил их пулеметным огнём." [Арбатов З.Ю. Екатеринослав 1917-22 гг. // Архив русской революции. Т. 1-2, М., 1991, с. 94-96.]

Адвокаты белогвардейцев, пытаясь их оправдать, нередко говорят: белый террор - это просто эксцессы отдельных лиц, обиженных большевиками, а красный - целенаправленная политика большевиков вообще, Ленина в первую очередь. Это - ложь. Выше уже были приведены факты, свидетельствующие, что белый террор свести к эксцессам отдельных участников белого движения невозможно. Но если нужны дополнительные данные, то пожалуйста.

"Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать" - приказ коменданта Макеевского района (Сибирь).[7] Мелковат масштаб, скажете. Тогда приказ Колчака: "Гражданская война по необходимости должна быть беспощадной. Командирам я приказываю расстреливать всех захваченных коммунистов. Сейчас мы делаем ставку на штык"[Dotsenko P. The struggle for Democracy. Eyewithness Account of Contemporary. Stanford, 1983. P. 109.].

И эти указания Колчака его подручные с рвением конкретизировали. Вот фрагменты из приказа губернатора Енисейской и части Иркутской губерний генерал-лейтенанта С.Н. Розанова:

"Начальникам военных отрядов, действующих в районе восстания:

1.При занятии селений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей и вожаков; если этого не произойдёт, а достоверные сведения о наличности таковых имеются, - расстреливать десятого.

2. Селения, население которых встретит правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно; имущество, лошадей, повозки, хлеб и так далее отбирать в пользу казны."

<...>
6. Среди населения брать заложников, в случае действия односельчан, направленного против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно"


О том, что ждало Россию в случае победы белых, красноречиво свидетельствует закон, который был принят 24 ноября 1919 г. Особым совещанием при главнокомандующем вооруженными силами на юге России, т. е. при Деникине. В нём была определена внутренняя политика правительства после ожидавшейся белыми победы в гражданской войны. Согласно этому закону все, кто был виновен в подготовке захвата власти Советами, кто осуществлял задачи этой власти либо содействовал осуществлению этих задач, а также те, кто участвовал "в сообществе, именующимся партией коммунистов (большевиков), или ином обществе, установившем власть Советов раб., сол. и кр. депутатов", подвергаются "лишению всех прав состояния и смертной казни". Таким образом, смертная казнь угрожала не только всем членам компартии, которых насчитывалось более 300 тысяч человек, но и всем рабочим, которые участвовали в национализации фабрик и заводов или содействовали ей, входили в состав профсоюзных организаций и т. п. всем крестьянам, которые участвовали в разделе помещичьих земель и их обработке, всем, кто служил в советских организациях, воевал в составе Красной армии и т.п., т. е. большинству населения Советской России.

Пять членов Особого совещания выступили против казни за один только факт членства в коммунистической партии. Выразивший их мнение Трубецкой не возражал против казни без суда и следствия коммунистов во время, которое непосредственно следует "за боевыми действиями". Но принимать такой закон об использовании таких мер в мирное время он считал политически недальновидным <...> Этот закон, подчеркнул Трубецкой, с неизбежностью станет актом "не столько правосудия, сколько террора". <...> Несмотря на все эти возражения, Особое совещание большинством голосов приняло закон, а А.И. Деникин, который в нашей "демократической" прессе изображается как истинный демократ и защитник народа, утвердил его.

(Трукан Г.А. Путь к тоталитаризму. 1917-1929 гг. М., 1994. С. 104.)

Цитата:
А ,товарищ Савилов В.Н.? Просто Вам половые органы или уши по классовому признаку не резали. И глаза просто так не выкалывали. А в бочке с гвоздями неугодно ли покататься? Вам бы там очень понравилось!!! Вы же любите большевичков и всё,что они делали!


Я не люблю "ламеров- завывателей", особенно в таком предмете как история. Вам не надоело "хавать" точто Вам в "дураскопе" показывают и рассказывают? Вы еще не обожрались этого дерьма? Вас еще не тошнит?

Любимая тема "дерьмократической " печати - продразвёрстка. О том, как большевики, возглавляемые Лениным, "грабили" крестьян, написаны вороха бумаг. И не слова о том, что продразвёрстка была введена еще при царском режиме и практиковалась Временным правительством. При большевиках она действительно приняла более острые формы. Но к тому времени в России бушевала гражданская война. Нужно было кормить армию и города. В условиях полного обесценения денег хлеб можно было взять только силой. Точно также действовали и белые генералы. Почему крестьяне Сибири, которым никак не грозило возвращение помещиков, поднялись против Колчака? Потому что у них отбирали зерно и скот. Отличие между красными и белыми состояло в данном отношении лишь в том, что первые использовали продовольствия для снабжения не только армии, но голодающих городских рабочих и их семей...

Я не обеляю "красных"... я пытаюсь смотреть фактам в лицо. А они говорят, что любая Гражданская война - страшная война. Почитайте про Гражданскую войну в США.... А ведь именно там, например, был придуман и осуществлен такой институт как "комиссарство"....


Я еще раз повторю, любая Гражданская война - это страшная вещь... Вешать все ярлыки и всех собак лишь на "красных" - это и есть грешить против истины, о которой Вы так говорите.


Цитата:
Уважаемый Нафаня! "Красных" не переделать.


Ах... какой высокий "штилЬ"...


Цитата:
Они устроили ПЛАНОВЫЙ террор ( тов.Савилов,а к рассказачиванию,


У меня родственники по матери кубанские казаки... дальше что? Раскулачили их... отец семейства подался в бега, а жена пошла работать в колхоз, что бы прокормить детей... и ничего, вырастила...

Цитата:
к концлагерям в том числе и в московских монастырях,


К Вашему сведению, уважаемая Тануки, первые концлагеря сделали не большевики... а британцы... в начале 20-го столетия.... для захваченных буров ( Л. Буссенара читали? Про англо-бурскую войну слышали?)


Цитата:
к уничтожению духовенства,


Религия - опиум для народа... Да, кстати и что, все уничтожили? А кто тогда в 40-е годы деньги собирал на постройку танковой колонны? Духи свяженников?

Цитата:
к крымскому кошмару 1920-21 гг. скотина Ленин тоже отношения не имеет?


Да, а Врангель к массовым вешаньям солдат имеет отношение? Булгакова "Последние дни Турбиных" читали?

Цитата:
Может лгать не надо!


Так и я о том же... Не надо ВСЕ вешать ТОЛЬКо на "красных"...

Цитата:
А,это же референдум!!!


Да, представьте себе... народ сделал СВОЙ выбор!!!! И подтвердил его в 1941-1945г.

Цитата:
"Отдельные эксцессы на отдельных избирательных участках!" ),уничтожили цвет собственной страны и гордятся этим.


Опять пошли фразы "дураскопа" (ТВ)???? Не надоело про "цвет нации то"? Об этом я немного в следующем сообщении скажу...

Цитата:
До сих пор гордятся. И даже врут довольно вяло! Налицо явная патология и это уже проблема не историков а психологов.


Я Вам факты, Вы мне сомнения относительно моей психики... :lol:

Я Вас прошу, просто умоляю.... Ну приведите мне цитатут из статьи про события февраля 1918г., в которой говорится, что это все организовали и провели большевики.... А потом мы поговорим и про психиатрию...

Цитата:
Это шизофрения!!! С ними не надо спорить,их надо сторониться как прокаженных. Тогда они сами подохнут. А правду мы говорим детям.


Ваша "правда" это "говношедевры" в виде "Штрафбата", "Сволочей" и тому подобной галиматьи 90-х годов прошлого века. Вот она Ваша "правда".

Хватит, нажрались мы этого, тошнит от грязи на своих предков. Своих детей Вы можете чему угодно учить, да вот беда, вряд ли впитав все это дерьмо смогут стать полноценными личностями, патриотами своей страны.

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 1:40 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ


С некоторых пор у нас стало модным сочувствовать белым. Они-де дворяне, люди чести и долга, «интеллектуальная элита нации». Едва ли не половина страны вспоминает о своих благородных корнях, «рыбинский князь» Н.С. Михалков просто не слезает с экранов телевизоров со своим «серюльником» и сериалами о белом движении. Невесть откуда взялись у нас монархисты, щеголяют двойными фамилиями вроде: «князь Кошкин-Мышкин» или «Голицын-Розенблюм». И главное, по всей земле русской разносится плач о невинно убиенных и изгнанных дворянах и, как водится, во всех бедах нынешнего времени винят красных, которые эту «элиту» вышвырнули вон.
За пеленой бесконечного словоблудия уже незаметным становится главное - победили в этой борьбе всё же красные, а ведь с ними боролась «элита» не только России, но и сильнейших держав того времени.

Да и с чего взяли нынешние «благородные господа», что дворяне в той великой русской смуте были обязательно на стороне белых? Иные дворяне, вроде симбирского помещика Владимира Ильича Ульянова, для пролетарской революции сделали гораздо больше, нежели Карл Маркс с Фридрихом Энгельсом.

Обратимся к фактам.
7 ноября 1917 года большевики пришли к власти. Россия к тому времени всё ещё находилась в состоянии войны с Германией и её союзниками, и все вместе к миру особенно не стремились, надеясь поживиться за счет ослабевшего противника. Хочешь или нет, а воевать надо. Поэтому уже 19 ноября 1917 г. большевики назначают начальником штаба Верховного главнокомандующего... потомственного дворянина его превосходительство генерал-лейтенанта Императорской Армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича. Именно он возглавит вооружённые силы Республики в самый тяжёлый для страны период, с ноября 1917 г. по август 1918 г. и из разрозненных частей бывшей Императорской Армии и отрядов Красной Гвардии к февралю 1918 г. сформирует Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. С марта по август М.Д. Бонч-Бруевич будет занимать пост военного руководителя Высшего Военного Совета Республики, а в 1919 г. - начальника Полевого штаба РВСР.

Для справки. Организация РККА во время Гражданской войны имела ряд существенных отличий от привычных армейских структур. С 1918 г. по 1921 г. управление Красной Армии было следующим. Высшим органом военно-политического руководства в РСФСР был Рев. Воен. Совет Республики (РВСР), задачей которого являлась координация и организация усилий всех военных и гражданских ведомств страны для борьбы с интервентами и белогвардейцами. Это был коллективный военный диктатор, приказы которого подлежали безусловному выполнению любым советским ведомством или учреждением независимо от административного подчинения. Штабов в Красной Армии было два, оба подчинялись РВСР. Полевой штаб разрабатывал стратегические операции РККА, осуществлял непосредственное руководство фронтами и армиями. Всероссийский главный штаб (Всероглавштаб) ведал вопросами вооружения, снабжения частей РККА, мобилизации и обучения войск, пополнением и ремонтом материальной части. В 1921 г. оба этих штаба были объединены в Штаб РККА, который существует и до настоящего времени под названием Генерального штаба.
Поскольку РВСР был органом коллективным, осуществляющим как военные, так и политические и законодательные функции, было признано необходимым сосредоточить военную власть в руках одного человека с тем, чтобы он подчинялся только РВСР. Поэтому в конце 1918 г. была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской Республики. Ему же в подчинение был передан Полевой штаб.


Однако вернёмся к нашим забытым героям.
Просим любить и жаловать - его высокоблагородие главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым, которого затем вместе с Зиновьевым расстреляли). Кадровый офицер, закончил академию Генштаба в 1907 г., полковник Императорской Армии. С начала 1918 г. по июль 1919 г. Каменев сделал молниеносную карьеру от командира пехотной дивизии до командующего Восточным фронтом и, наконец, с июля 1919 г. и до конца Гражданской войны занимал пост, который в годы Великой Отечественной войны будет занимать Сталин. Бессмысленно перечислять боевые операции С.С. Каменева, с июля 1919 г. ни одна операция сухопутных и морских сил Советской Республики не обходилась без его непосредственного участия. Результат этих операций известен: Деникин пишет мемуары во Франции, Врангель собирает остатки белогвардейцев в Югославии, ну а Корнилову, Колчаку, Алексееву повезло меньше.

Большую помощь Сергею Сергеевичу оказывал его непосредственный подчинённый его превосходительство начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев - потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919 г. по 1921 г. (практически всю войну) его возглавлял, а с 1921 г. был назначен начальником Штаба РККА. Павел Павлович участвовал в разработке и проведении важнейших операций Красной Армии по разгрому войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, награждён орденами Красного знамени и Трудового Красного знамени (в то время высшие награды Республики).

Нельзя обойти вниманием и коллегу Лебедева, начальника Всероссийского главного штаба его превосходительство Александра Александровича Самойло. Александр Александрович также потомственный дворянин и генерал-майор, разумеется, Императорской Армии. Выдвинулся этот царский служака в годы Гражданской войны, возглавлял военный округ, армию, фронт, поработал заместителем у Лебедева, затем возглавил Всероглавштаб.

Не правда ли, дорогой читатель, забавная прослеживается тенденция в кадровой политике большевиков? Мы бы рискнули предположить, что Ленин и Троцкий, подбирая высшие командные кадры Рабоче-Крестьянской Армии, ставили непременным условием, чтобы это были потомственные дворяне и, как минимум, кадровые офицеры Императорской Армии в звании не ниже полковника. Но, конечно, это не так. Просто жёсткое военное время быстро выдвигало профессионалов своего дела и талантливых людей, также быстро задвигая всевозможных «революционных балаболок». Поэтому кадровая политика большевиков вполне естественна, им нужно было воевать и побеждать уже сейчас, времени учиться не было. Однако поистине удивления достойно то, что дворяне и офицеры к ним шли, да ещё в таком количестве, и служили Советской власти (в основном) верой и правдой.

Рабоче-Крестьянский Красный Флот - это вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: Василий Михайлович Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Александр Васильевич Немиц (вы будете смеяться, но анкетные данные точно такие же). Да что там командующие, в советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983 г.) указывается, что Морской генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешёл на сторону Советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну. Видимо, после Цусимы русские моряки идею монархии воспринимали, как сейчас говорят, «неоднозначно».
Кстати, вы обратили внимание на немецкие фамилии командующих флотом? Тоже интересная тема. Дело в том, что Гольштейн-Готторпы, с 1761 г. правившие Россией под псевдонимом «Романовы», русских в основном недолюбливали. А потому приглашали своих сородичей управлять страной. Немцы монархии служили как цепные псы: пороли, вешали, расстреливали. И то, что немец выделывал такие вещи над русским, в царской России считалось в порядке вещей (это для наших «патриотов»-монархистов). Если кто не верит, почитайте что-нибудь о Бенкендорфе, Клейнмихеле, Рененкампфе и им подобных. Короче, ребята отрабатывали свой хлеб, и доверие царей к ним было безгранично. Николай II даже в Германскую войну назначил немца Штюрмера главой русского правительства!
Но даже бароны, глядя на «замечательный» режим русской монархии и его рахитичное дитя - русскую буржуазную республику - стали понимать, что так жить нельзя. И те из них, которые считали Россию своей Родиной, оказались вскоре в рядах красных. Вот, к примеру, что писал Альтфатер в своём заявлении о приёме в РККА: «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился ... что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш».
Полагаю, что эти же слова мог бы повторить барон Александр Александрович фон Таубе, начальник Главного штаба командования Красной Армии в Сибири (бывший генерал-лейтенант Императорской Армии). Войска Таубе были разбиты с помощью белочехов летом 1918 г., сам он попал в плен и вскоре погиб в колчаковской тюрьме в камере смертников.
А уже спустя год другой «красный барон» - Владимир Александрович Ольдерогге (естественно, потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии), с августа 1919 г. по январь 1920 г. командующий Восточным фронтом красных, - добивал белогвардейцев на Урале и в итоге ликвидировал колчаковщину.
В это же время, с июля по октябрь 1919 г. другой важнейший фронт красных - Южный - возглавлял его превосходительство бывший генерал-лейтенант Императорской Армии Владимир Николаевич Егорьев. Войска под командованием Егорьева остановили наступление Деникина, нанесли ему ряд поражений и продержались до подхода резервов с Восточного фронта, что в итоге предопределило окончательное поражение белых на Юге России. В эти тяжёлые месяцы ожесточённых боёв на Южном фронте ближайшим помощником Егорьева был его заместитель и одновременно командующий отдельной войсковой группой Владимир Иванович Селивачёв (потомственный дворянин, генерал-лейтенант Императорской Армии).
Как известно, летом-осенью 1919 г. белые планировали победоносно завершить Гражданскую войну. С этой целью они решили нанести комбинированный удар на всех направлениях. Однако к середине октября 1919 г. колчаковский фронт был уже безнадёжен, наметился перелом в пользу красных и на Юге. В этот-то момент белые нанесли неожиданный удар с северо-запада. На Петроград ринулся Юденич. Удар был настолько неожиданным и мощным, что уже в октябре белые оказались в пригородах Петрограда. Встал вопрос о сдаче города. Ленин, несмотря на известную панику в рядах товарищей, Питер решил не сдавать. И вот уже выдвигается навстречу Юденичу 7-я армия красных под командованием его высокоблагородия (бывшего полковника Императорской Армии) Сергея Дмитриевича Харламова, а во фланг белым заходит отдельная группа той же армии под командованием его превосходительства (генерал-майора Императорской Армии) Сергея Ивановича Одинцова. Оба военачальника, как и водится у красных, из самых потомственных дворян. Петроградским комиссаром (т.е. ответственным за политическое руководство боевыми действиями) был Иосиф Виссарионович Сталин - молодой, но уже подающий большие надежды государственный деятель. Итог действий этих господ-товарищей известен. В середине октября Юденич ещё рассматривал Красный Петроград в бинокль, а 28 ноября распаковывал чемоданы в Ревеле и его солдаты сдавали оружие эстонским пограничникам.

Такая ситуация с дворянами и генералами на службе у красных практически везде. Возьмём, к примеру, Северный фронт. С осени 1918 г. по весну 1919 г. это важный участок борьбы с англо-американо-французскими интервентами. Ну и кто ведёт большевиков в бой? Сначала его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Павлович Парский, затем его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Николаевич Надёжный, оба потомственные дворяне. Нельзя не отметить, что именно Парский возглавлял отряды Красной Армии в знаменитых февральских боях 1918 г. под Нарвой, так что во многом благодаря ему мы празднуем 23 февраля. Его превосходительство товарищ Надёжный после окончания боёв на Севере будет назначен командующим Западным фронтом.
Нам скажут: всё вы тут преувеличиваете. Были же у красных свои талантливые военачальники и не из дворян и генералов. Да, были, их имена мы хорошо знаем: Фрунзе, Будённый, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Щорс. Но кем они были в дни решающих боёв?

Когда решалась судьба Советской России в 1919 г., самым важным был Восточный фронт (против Колчака). Вот его командующие в хронологическом порядке: Каменев, Самойло, Лебедев, Фрунзе (26 дней!), Ольдерогге. Один пролетарий и четыре дворянина, подчеркну - на жизненно важном участке! Нет, заслуг Михаила Васильевича я умалять не хочу. Он действительно талантливый полководец и многое сделал для разгрома того же Колчака, командуя одной из войсковых групп Восточного фронта. Затем Туркестанский фронт под его командованием раздавил контрреволюцию в Средней Азии, а операция по разгрому Врангеля в Крыму заслуженно признаётся шедевром военного искусства. Но будем справедливы: к моменту взятия Крыма даже белые не сомневались в своей судьбе, исход войны был решён окончательно. Семён Михайлович Будённый был командармом, его Конная армия сыграла ключевую роль в ряде операций некоторых фронтов. Однако не следовало бы забывать, что в РККА были десятки армий и назвать вклад одной из них решающим в победе было бы всё же большой натяжкой. Николай Александрович Щорс, Василий Иванович Чапаев, Александр Яковлевич Пархоменко, Григорий Иванович Котовский - комдивы. Уже в силу этого при всей своей личной храбрости и военных дарованиях стратегического вклада в ход войны они внести никак не могли.
Но у пропаганды свои законы. Попробуй, вытащи на экраны Лебедева с его аккуратно подстриженной на французский манер бородкой или Бонч-Бруевича с Егорьевым в академических пенсне. Да любой пролетарий скажет: «Это же контра!» А что он подумает, когда ему сообщат, что это дворяне да генералы? Нет, у пролетарской революции герои могут быть только с чёрной костью и красной кровью, не иначе!
Поэтому вокруг героев нашего рассказа возник своеобразный заговор молчания и в советские годы и тем более сейчас. Они победили в Гражданской войне и тихо ушли в небытие, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов.

А ведь «их превосходительства» и «высокоблагородия» проливали свою кровь за Советскую власть ничуть не хуже пролетариев. Про барона Таубе уже упоминалось, но это пример не единственный.
Весной 1919 г. в боях под Ямбургом белогвардейцы захватили в плен и казнили комбрига 19 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора Императорской Армии А.П. Николаева. Такая же участь постигла в 1919 г. командира 55 стрелковой дивизии (бывшего генерал-майора) А.В. Станкевича, в 1920 г. командира 13 стрелковой дивизии (бывшего генерал-майора) А.В. Соболева. Что примечательно, перед смертью всем генералам предложили перейти на сторону белых, и все отказались. В марте 1920 г. контрреволюционерами было совершено покушение на инспектора пехоты Туркестанского ВО А.П. Востросаблина (потомственный дворянин, бывший генерал-лейтенант Императорской Армии). От полученных ранений Востросаблин скончался. Несомненно, эти люди делали сознательный выбор, боролись за идею, то есть были красными по убеждению.

Так что же, скажут нам, вы полагаете, что дворяне и кадровый офицерский корпус были за красных?
Конечно, мы далёки от этой мысли. Здесь просто надо отличать «дворянина» как нравственное понятие от «дворянства» как класса.

Дворянский класс целиком оказался в лагере белых, иначе и быть не могло. Сидеть на шее русского народа им было очень удобно и слезать не хотелось. Правда, и белым подмога от дворян была просто мизерной. Судите сами. В переломный 1919 г., примерно к маю месяцу, численность ударных группировок белых армий составляла (Большой советский энциклопедический словарь, М., 1986 г.): армия Колчака - 400 тыс. человек; армия Деникина (Вооружённые силы Юга России) - 150 тыс. человек; армия Юденича (Северо-Западная армия) - 18,5 тыс. человек (к октябрю 1919г.). Итого: 568,5 тыс. человек.
Причём в основном всё те же «лапотники» из деревень, которых под угрозой расстрела загоняют в строй и которые потом армиями (!), как у Колчака, переходят на сторону красных. И это в России, где на 1914 г. насчитывалось 2,5 млн. дворян, т.е. не менее 500 тыс. мужчин призывного возраста! Вот, казалось бы, ударный отряд контрреволюции...
Или возьмем, к примеру, руководителей белого движения (уж возглавить борьбу за свои права дворяне были просто обязаны): Деникин - сын офицера, дед был солдатом; Корнилов - казак, Семёнов - казак, Алексеев - сын солдата. Из титулованных особ один только Врангель (да и тот шведский барон). Кто же остался? Дворянин Колчак - потомок пленного турка да Юденич с весьма характерной для «русского дворянина» фамилией. В былые времена сами дворяне таких своих собратьев по классу определяли как «худородных», но «на безрыбье и рак - рыба».
Не стоит искать князей Голицыных, Трубецких, Щербатовых, Оболенских, Долгоруковых, графов Шереметевых, Орловых, Новосильцевых и среди менее значимых деятелей белого движения. Сидели наши бояре в тылу, в Париже да Берлине и ждали, когда одни их холопы других на аркане приведут.
Не дождались.


Но есть ещё нравственная категория - «дворянин». Поставьте себя на место «его превосходительства», перешедшего на сторону Советской власти. На что он может рассчитывать? Самое большее - командирский паёк да пару сапог (исключительная роскошь в Красной Армии, рядовой состав обували в лапти). При этом подозрение и недоверие многих «товарищей», постоянно рядом бдительное око комиссара. Сравните это с 5000 рублей годового жалования генерал-майора царской армии, а ведь у многих превосходительств была ещё и фамильная собственность до революции. Поэтому шкурный интерес для таких людей исключался, оставалось одно - честь дворянина и русского офицера. Ведь дворянин и офицер по сути одно и то же - защитник Отечества.
В итоге основная масса дворян ринулась к белым - спасать свои капиталы, а лучшие из дворян пошли к красным - спасать Отечество. И чем дольше полыхала Гражданская война, тем очевиднее становилась антинародная, антирусская сущность белого движения и в то же время неизбежность и необходимость победы большевиков для будущего России.

Переломным для русского национального самосознания стал 1920 г. - советско-польская война. Вспомните, как только не хаяли большевиков за Брестский мирный договор (и в первую очередь - белогвардейцы). Немцы по этому договору получали Прибалтику, Западную Украину и Западную Белоруссию (независимость Польши признало уже Временное правительство). Так вот, пан Пилсудский польские претензии к России выражал коротко, но очень ёмко: «Москву я может быть ещё и не займу...». Вы думаете, у белых это вызвало шок? Любопытным советую почитать мемуары Деникина, где он сетует на то, что много раз в 1919 г. пытался наладить отношения с поляками и вовлечь их в войну, но они никак не хотели ему помогать! Так и хочется сказать: «Антоша, ну был ты неплохим корпусным командиром в Первую мировую, но какого же рожна полез в политику, коли ничего в ней не смыслишь?!» Ведь даже гимназисту, прочитавшему учебник по русской истории, было очевидно: победи паны в войне, не то что мужиков, но и господ заставят чистить себе нужники.
«Русская элита» этого не понимала, да и плевать ей было на Россию. Её Россия - это поместья да заводы, на которых холопы зарабатывали деньги для господ, а также кабаки с «мамзелями», где господа эти деньги тратили.

Однако ж не перевелись на Руси люди чести и долга. В дни польского нашествия русское офицерство, в том числе и дворяне, переходили на сторону Советской власти тысячами. Их было так много, что красные сформировали из представителей высшего генералитета Императорской Армии специальный орган - «Особое совещание» при главнокомандующем всеми Вооружёнными Силами Республики. Цель этого органа - разработка рекомендаций для командования РККА и Советского Правительства по отражению польской агрессии. Кроме этого, Особое совещание обратилось с призывом к бывшим офицерам Русской Императорской Армии выступить на защиту Родины в рядах РККА. Замечательные слова этого обращения, пожалуй, в полной мере отражают нравственную позицию лучшей части русской аристократии: «В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, кто бы и где бы их вам ни нанёс, а добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче-Крестьянской России вас не назначило и служить там не за страх, а за совесть, дабы своею честною службою, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения, ибо, в последнем случае, она безвозвратно может пропасть и тогда наши потомки будут нас справедливо проклинать и правильно обвинять за то, что мы из-за эгоистических чувств классовой борьбы не использовали своих боевых знаний и опыта, забыли свой родной русский народ и загубили свою Матушку-Россию». Под обращением стоят подписи их высокопревосходительств: генерала от кавалерии (главнокомандующего Русской Армии в мае-июле 1917 г.) Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от инфантерии (венного министра Российской Империи в 1915-1916 гг.) Алексея Андреевича Поливанова, генерала от инфантерии Андрея Меандровича Зайончковского и многих других генералов Русской Армии.

В абсолютных цифрах вклад русского офицерства в победу Советской власти выглядит следующим образом: в период Гражданской войны в ряды Красной Армии было призвано 48,5 тысяч царских офицеров и генералов, в решающий 1919 г. они составили 53% всего командного состава РККА. Кроме того, было мобилизовано 10,3 тысяч царских военных чиновников и около 14 тысяч военных врачей, всего - 72,8 тысяч человек («Гражданская война и военная интервенция в СССР», М., Советская энциклопедия, 1983 г., стр. 106). Если принять во внимание, что к концу Первой мировой войны дворяне составляли 4% русского офицерского корпуса (С.В. Волков «Русский офицерский корпус», М., Воениздат, 1993 г.), то из этого следует, что не менее 3 тысяч дворян служили в рядах РККА - не много, но это лучшие.

Закончить краткий обзор нам бы хотелось примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России. Замечу сразу, большевики были не идиоты, поэтому люди со знаниями, талантами и совестью им были очень нужны, а, учитывая тяжелейшее положение России, даже нужнее, чем кому-либо ещё. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и некоторые провинности в прошлом.

Начнём с его высокопревосходительства генерала от артиллерии Алексея Алексеевича Маниковского. Алексей Алексеевич ещё в Первую мировую войну возглавлял Главное артиллерийское управление Русской Императорской Армии. После Февральской революции был назначен товарищем (заместителем) военного министра и, поскольку этот «военный министр», депутат Государственной Думы Гучков, ничего не соображал в военных вопросах, Маниковскому пришлось стать фактическим главой военного ведомства (обратите внимание на уровень руководства страной российскими демократами - идёт тяжелейшая война, а на должность военного министра назначают полного профана, который сваливает свои обязанности на заместителя). В памятную ноябрьскую ночь 1917 г. Маниковский был арестован вместе с остальными членами Временного правительства, затем отпущен на свободу. Спустя несколько недель вновь арестован и опять отпущен на свободу, в заговорах против Советской власти замечен не был. И уже в 1918 г. возглавит Главное артиллерийское управление РККА, затем будет работать на различных штабных должностях Красной Армии. Таков бывший член Временного правительства!
Коллега Маниковского по Временному правительству министр просвещения (единственный гражданский в нашей компании) Сергей Фёдорович Ольденбург. Напомним, кто такие Ольденбурги: это великие герцоги в Германии, герцоги и принцы в России, короли Дании, Норвегии, Швеции. Одна из ветвей этого рода - Глюксбурги, короли Греции, а другая - упомянутые нами Гольштейн-Готторп-Романовы. К этому я ещё добавлю, что сам Сергей Фёдорович являлся лидером партии кадетов. Естественно, что 7 ноября 1917 г. Ольденбург также оказался в казематах Петропавловской крепости. Как вы думаете, что с ним сделали большевики, учитывая его происхождение и политическое прошлое? Наверное, сожгли в печи Путиловского завода или раздавили паровым катком? Приведу выдержку из Большой советской энциклопедии 1939 г. издания: «Ольденбург Сергей Фёдорович (1863-1934). Академик, непременный секретарь АН СССР, учёный, историк, этнолог-лингвист, дешифровал древнеиндийские рукописи, найденные в Кашгарии... Ольденбург имеет более 300 опубликованных работ...», далее следует материал об огромном научном значении трудов Ольденбурга.

И наконец, его превосходительство генерал-лейтенант Советской Армии граф Алексей Алексеевич Игнатьев.

Придётся нам ещё раз упомянуть о «шкурном интересе», куда уж без него-то! Дело в том, что русская правящая элита так «мудро» подготовила Россию к Первой мировой войне, что даже патроны нам приходилось закупать за границей. Русское правительство перечисляло на это немалые деньги, и лежали они в западных банках.
В ту пору наш герой служил военным атташе во Франции в чине генерал-майора и ведал закупками вооружения. Тут-то и грянул Великий Октябрь. Наши верные союзнички мигом наложили лапу на русскую собственность за границей, в том числе и на счета русского правительства. Однако Алексей Алексеевич даром что граф, а башковитый попался: сориентировался быстрее французов и денежки перевёл на другой счёт, союзникам недоступный, да к тому же на своё имя. А денег было 225 миллионов рублей золотом, или на 2 миллиарда долларов по нынешнему золотому курсу. Как уж его французский премьер обхаживал, открой, мол, счётец, мы и с тобой поделимся, как белые ни упрашивали - дай денежку, а то мужиков убивать не на что, - не поддался наш граф! После того как Франция установила дипломатические отношения с СССР, он пришёл в советское посольство и скромненько передал чек на всю сумму со словами: «Эти деньги принадлежат России».
Эмигранты были в бешенстве, они постановили Игнатьева убить. Убийцей вызвался стать родной брат Алексея Алексеевича! Как Игнатьев остался жив, он и сам до конца не понял, пуля пробила фуражку в сантиметре от головы. Этот «братский сувенир» граф будет хранить всю жизнь.
Сравнивать Игнатьева с нашими нынешними миллиардерами-олигархами мы не станем, это всё равно, что сравнивать человека и амёбу. Предложим каждому из вас мысленно примерить на себя фуражку графа Игнатьева и подумать, способны ли вы на такое? А если к этому добавить, что в ходе революции большевики конфисковали родовое имение Игнатьевых и фамильный особняк в Петрограде?
На таких вот примерах лучше всего понимаешь, чем отличаются люди от элиты.

И последнее, что хотелось бы сказать. Помните, как в своё время жестоко хаяли Сталина и, в частности, вменяли ему в вину то, что он, дескать, поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян. Ну так вот, никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) в славе и почёте, а их младшие товарищи, такие как: полковник Б.М. Шапошников, штабс-капитаны А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин, подпоручик Л.А. Говоров, стали Маршалами Советского Союза.

Владислава СЕЛИНА,
Станислав ФАДЕЕВ
http://www.duel.ru/200608/?08_6_1


И еще чуть чуть...

Полыхает гражданская война от темна до темна...
С обеих сторон воевали офицеры старой армии. В Красной Армии было семьдесят пять тысяч царских офицеров, в Белой - сто тысяч. Но вот выпускников престижнейшей, элитнейшей Николаевской академии Генерального штаба у красных служило даже больше, чем у белых. Иные уверяют, будто все оттого, что зловредные большевики брали офицерские семьи заложниками и силком заставляли воевать. Это справедливо для каких-то отдельных случаев, но общую картину никак не объясняет...

Начальником штаба у Фрунзе - бывший генерал Н. С. Махров. Начальником штаба у Врангеля - не снявший золотых погон генерал П. С. Махров. Родные братья, ежели кто не понял. В штабе Тухачевского во время наступления на Варшаву - Н. В. Сологуб. В штабе Пилсудского во время обороны Варшавы - двоюродный брат означенного Соллогуба...

Всего в Красной армии оказалось более шестисот офицеров и генералов Генерального штаба. Из двадцати командующих красными фронтами семнадцать были кадровыми офицерами царского времени. Все начальники штабов фронтов - бывшие офицеры. Из ста командующих красными армиями восемьдесят два - царские офицеры в прошлом.


Вот эта была элита! И эта элита служила своей стране! А крысы... так они всенда бегут корабля... И все равно крысами и остаются... как остался к примеру крысой Шкуро, перешедший на службу к немцам. И он нашел свою петлю...

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 10:51 
Не в сети
****
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек, 2004, 22:23
Сообщения: 1299
Репутация: 215

Откуда: Севастополь
Как всегда после Владимира фактов добавить уже невозможно.
А если говорить про эмоции, то не этот ли "цвет нации" писал на входе на Приморский "собакам и нижним чинам вход воспрещен"?
А мордобой на русском флоте, который был до начала 20-ого века. А ведь в Морской корпус принимали только потомственных дворян (не в первом поколении). Элита из элит.

_________________
Нас мало, но мы в тельняшках.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 15:13 
Не в сети
Почетный форумчанин

Зарегистрирован: 23 фев, 2004, 17:19
Сообщения: 256
Репутация: 0
Я не собираюсь ввязываться в дискуссию. Я лишь процитировал Чикина.
С обеих сторон присутствует некая романтизация образа.
Документы и свидетельства, которые собрал Чикин, говорят о том, что нет смысла делить революционных матросов, устроивших резню, на большевиков, эсэров и т.д. Все они слились в экстазе единого кровожадного порыва.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 22:11 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
нафаня писал(а):
Я не собираюсь ввязываться в дискуссию. Я лишь процитировал Чикина.
С обеих сторон присутствует некая романтизация образа.
Документы и свидетельства, которые собрал Чикин, говорят о том, что нет смысла делить революционных матросов, устроивших резню, на большевиков, эсэров и т.д. Все они слились в экстазе единого кровожадного порыва.


Вот вроде правильно у Вас написано и в тоже время не правильно. Ведь если " нет смысла делить революционных матросов, устроивших резню, на большевиков, эсэров и т.д" то за чем тогда вешать эти преступления на большевиков? Почему все негативные события той эпохи обязательно надо вешать на "красных"? Я именно против этого. Я за скурпулезное разбирательство в вопросе, я против скоропалительных выводов.

И опять же возникнет вопрос, а с чего это образовался "единый кровожадный порыв"?

Если бы это были действия направленные против офицерства вообще, да еще под руководством большевиков ( которые как мы знаем выступали против и делали все, что бы прекратить эту кровавую вакханалию), то вряд ли бы дело ограничилось теми 70-ми, ну пусть 100 (150) офицерами... о которых говорится в изложенном материале. Ведь на одном только линкоре их (офицеров) бы набралось гораздо больше... а по всем кораблям? А по всему военно-морскому городу???

Вот и возникает вопрос, а что это было? Желание уничтожить всех офицеров? Увы, это не так. Что же тогда? Вот на это и надо ответить... с привлечением всех документов.

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 22:53 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 06 янв, 2006, 16:50
Сообщения: 505
Репутация: 9
нафаня писал(а):
Я не собираюсь ввязываться в дискуссию. Я лишь процитировал Чикина.
С обеих сторон присутствует некая романтизация образа.
Документы и свидетельства, которые собрал Чикин, говорят о том, что нет смысла делить революционных матросов, устроивших резню, на большевиков, эсэров и т.д. Все они слились в экстазе единого кровожадного порыва.

А кто такой Чикин? Мне представляется, что Владимир более убедителен.

_________________
Всё пройдёт,только звёзды останутся...


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 ноя, 2006, 23:36 
Не в сети
 

Зарегистрирован: 10 июн, 2006, 9:04
Сообщения: 77
Репутация: 11

Откуда: Севастополь
А вот, что пишет уважаемый профессор Литвин Алтер Львович -
Красный и Белый террор в России в 1917-1922 годах
Часть 1
Насилие и террор всегда были непременными спутниками многовековой истории человечества

Но по числу жертв, узаконению насилия XX век не имеет аналогов. Этим столетие «обязано» прежде всего тоталитарным режимам в России и Германии, коммунистическим и националсоциалистическим правительствам. Россия традиционно относилась к странам, где цена человеческой жизни была мизерной, а гуманитарные права не соблюдались.

Крайне радикальные социалисты — большевики, захватив власть, провозгласив ближайшей задачей свершение в кратчайшие сроки мировой революции и создание царства труда, уничтожили подобие правового государства, установив революционный бес предел. Никогда еще в истории утопические идеи не внедрялись в сознание людей столь жестоко, цинично и кроваво.

Непротивление, предложенное веку Ганди и Львом Толстым, не было воспринято ни в России, ни в Германии. В непродолжительной идейной борьбе победило беспощадное, фанатичное зло, принесшее столько невиданных ранее страданий людям.

Политика насилия и террора1, проводимая в России большевиками, меняла сознание населения. Пушкин в «Борисе Годунове» отмечал безмолвие народа при казнях; большевиках периодика полна громогласных одобрений массовых убийств.

Извечны вопросы: кто виноват? каковы причины трагедии? как объяснить, попытаться понять происшедшее?

Основные тенденции их решения были намечены для советской историографии высказываниями В. И. Ленина о том, что красный террор в годы гражданской войны в России был вынужденным и стал ответной акцией на действия белогвардейцев и интервентов2.

Тогда же был сформулирован тезис: «Те репрессивные меры, которые вынуждены применять рабочие и крестьяне для подавления сопротивления эксплуататоров, не идут ни в какое сравнение с ужасами белого террора контрреволюции» 3.

Одновременно усилиями прежде всего российской эмиграции создавались книги и рассказы о застенках ЧК, характеризовалось различие между белым и красным террором. По мнению С. П. Мельгунова Красный террор имел официальное теоретическое обоснование, носил системный, правительственный характер, а белый террор виделся «как эксцессы на почве разнузданности власти и мести». Потому красный террор по своей масштабности и жестокости был хуже белого 4.

Тогда же возникла и третья точка зрения, согласно которой любой террор был бесчеловечен и от него, как метода борьбы за власть, следовало отказаться 5. Политизированная советская историография длительное время занималась оправданием красного террора 6.

Публицисты стали первыми, кто подверг это положение критике

Они увидели в красном терроре не «чрезвычайную меру самообороны», а попытку создать универсальное средство решения любых проблем, идеологическое обоснование преступных действий властей, а в ЧК — инструмент массовых убийств 7. В настоящее время получил распространение тезис Мельгунова о том, что белые более, чем красные, пытались придерживаться правовых норм при проведении карательных акций.

С этим утверждением трудно согласиться. Дело в том, что правовые декларации и постановления конфронтируемых сторон не защищали население страны в те годы от произвола и террора. Их не могли предотвратить ни решения VI Всероссийского Чрезвычайного съезда Советов (ноябрь 1918 г.) об амнистии и «О революционной законности», ни постановление ВЦИК об отмене смертной казни (январь 1920 г.), ни указания правительств противоположной стороны.

И те, и другие расстреливали, брали заложников, практиковали децимации и пытки. Само сравнение: один террор хуже (лучше) другого — некорректно. Убийство невинных людей — преступление. Никакой террор не может быть образцом. Были и у белых учреждения, подобные ЧК и ревтрибуналам,— различные контрразведки и военнополевые суды, пропагандистские организации с осведомительными задачами, типа деникинского Освага (отдел пропаганды Особого совещания при главнокоман дующем вооруженными силами Юга России).

Весьма сходны между собой призыв генерала Л. Г. Корнилова к офицерам (январь 1918 г.) пленных в боях с красными не брать с признанием чекиста М. И. Лациса о том, что к подобным распоряжениям в отношении белых прибегали и в Красной Армии8. Правы те, кто рассматривал террор как деструктивную силу, являющуюся фактором деморализации для всех его участников9.

Стремление понять истоки трагедии породило несколько исследовательских объяснений: красный террор и массовые репрессии 30х гг.— результат боль шевистского правления в стране; сталинизм — особый тип тоталитарного общества; во всех бедах виноваты руководители — Ленин, Свердлов, Сталин, Троцкий 10. Несмотря на кажущиеся различия, общим является утверждение виновности большевиков. При этом остается непроясненной мера воздействия на советскую репрессивную политику террористических действий противников большевизма 11.

В отечественной историографии можно выделить периоды пропаганды лозунга «Сталин — это Ленин сегодня», критики «культа личности» и продолжающейся канонизации Ленина и большевизма (с конца 50х гг.), утверждения формулы: сталинизм возник на почве ленинизма (с конца 80х гг.)12. Последняя точка зрения совпадает с мнением, широко распространенным на Западе 13

Есть и иное мнение: Ленин был лучше Сталина

Красный террор Ленин проводил во время гражданской войны, Сталин расстреливал безоружное население в мирных условиях. Р. Конквест писал о том, что в 1918—1920 гг. террор проводили фанатики, идеалисты — «люди, у которых при всей их беспощадности можно найти некоторые черты своеобразного извращенного благородства». И продолжал: у Робеспьера мы находим узкий, но честный взгляд на насилие, свойственный и Ленину. Сталинский террор был иным. Он осуществлялся уголовными методами, не был начат во время кризиса, революции или войны 14.

Это утверждение вызывает возражение. Террор в годы гражданской войны осуществляли не фанатики, не идеалисты, а люди, лишенные всякого благородства и психических комплексов героев произведений Достоевского. Только недостаточным знанием источников можно объяснить вывод Конквеста о «честном» взгляде Ленина на насилие. Назовем лишь инструкции по совершению убийства, написанные вождем (они стади известны в последнее время).

Процитируем две из них. В записке Э. М. Склянскому (август 1920 г.), заместителю председателя Реввоенсовета республики, Ленин, видимо, оценивая план, рожденный в недрах этого ведомства, наставлял: «Прекрасный план! Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом „зеленых" (мы потом на них свалим) пройдем на 10—20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100.000 р. за повешенного» 15.

В секретном письме членам Политбюро ЦК РКП(б), написанном 19 марта 1922 г., уже после введения НЭПа, Ленин предлагал воспользоваться голодом в Поволжье и провести изъятие церковных ценностей. Эта акция, по его мнению, «должна быть проведена с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать» 16.

Это был преступный [?], а не «честный» взгляд на насилие, который отличался от подписанных Сталиным расстрелянных списков тем, что Сталин знал многих из тех, кого он решил казнить, а Ленин не знал никого из тех, кого обрек на смерть. Знавшие Ленина и встречавшиеся с ним отмечали его приверженность крайним мерам насилия 17.

Это у Ленина Сталин воспринял осуждение индивидуального и поощрение массового террора, заложничества, власть, опирающуюся на силу, а не на закон, признание государственного произвола высоконравственным делом. Ленин, Троцкий, Бухарин и другие сподвижники вождя пытались подобную античеловеческую практику теоретически обосновать.

Уже первые акты насилия, проведенные одно, а затем и двухпартийным советским правительством (Большевики и левые эсеры): закрытие газет, защищавших идеи Февраля, а не Октября 1917 г., объявление партии кадетов вне закона, роспуск Учредительного собрания, введение права внесудебной расправы, признание террора не чрезвычайным, а традиционным средством борьбы за власть — вызвали неприятие многих. Среди них были М. Горький, Р. Люксембург, И. Бунин, тысячи жителей страны, оставивших об этом времени воспоминания, или выразивших протест уже тогда 18.

Они протестовали против убийства идеологических противников, запрета инакомыслия в стране, разгула произвола властей,
тех методов и средств, при помощи которых большевистское руководство решило достичь своих целей.

Ленин и его соратники защищали необходимость ужесточения карательной политики в стране. Это нашло особое отражение в их книгах, направленных против работ К. Каутского, обвинившего большевиков в том, что они первыми применили насилие по отношению к другим социалистическим партиям 19 и создали ситуацию, при которой «оппозиции осталась только одна форма открытого политического выступления — гражданская война»20.

Ленин исходил из того, что «польза революции, польза рабочего класса — вот высший закон»21, что только он — высшая инстанция, определяющая «эту пользу», а потому могущая решать все вопросы, в том числе и главный — право на жизнь и деятельность. Принципом целесообразности средств, применяемых для защиты власти руководствовались Троцкий, Бухарин 22 и многие другие.

Причем все они рассматривали право распорядиться жизнями людей как естественное

Троцкий после окончания гражданской войны на вопрос: «Оправдывают ли вообще последствия революции, вызываемые ею жертвы?» — ответил: «Вопрос теологичен и потому бесплоден. С таким же правом можно перед лицом трудностей, и горестей личного существования спросить: стоит ли вообще родиться на свет?»23

Иной точки зрения придерживался Каутский, полагая отмену смертной казни само собой разумеющимся для социалиста. Он говорил о победе большевизма в России и поражении там социализма, утверждал, что рассматривать красный террор как ответную реакцию на белый — то же самое, что оправдывать собственное воровство тем, что и другие воруют. Он видел в книге Троцкого гимн бесчеловечности и близорукости и пророчески предсказал, что «большевизм останется темной страницей в истории социализма» 24.

Трудно назвать первые акты красного и белого террора

Обычно их связывают с началом гражданской войны в стране, которая фактически началась с акта вооруженного захвата власти большевиками. Их победа сразу же привела в действие рычаги политического и экономического террора (однопартийная идеологическая, государственная монополия, экспроприация собственности и т. д.). Тогда же стали известны случаи физического уничтожения противников.

Процесс перехода от индивидуального к массовому террору занял немного времени. Легко заметить связь между различными типами террора и социально политическими действиями правительств и противоборствующих организаций. Покушение на Ленина произошло вечером 01 января 1918 г., незадолго до открытия Учредительного собрания, а убийство членов ЦК партии кадетов, депутатов этого собрания, юриста Ф. Ф. Кокошкина и врача А. И. Шингарева произошло в ночь с 6 на 7 января, т. е. в то время, когда ВЦИК утвердил ленинское постановление о его роспуске25.

Введение массового террора не прекращало индивидуального, но, как правило, увязывалось с жесткими политическими акциями против основной части населения страны — крестьянства (введение комбедов, продовольственных реквизиций, взимание чрезвы чайного налога и т. п.).

Менее прослеживается связь между военными победами (поражениями) сторон и ужесточением карательной политики

Крымская трагедия (осень 1920 г.) — расстрел чекистами тысяч офицеров и военных чиновников армии Врангеля — произошла после победы красных. В советской историографии длительное время существовало мнение о том, что белый террор в стране начался летом, а красный — после выхода постановления Совнаркома от 05 сентября 1918 г., как ответ на белый26.

Есть и иные точки зрения, связывающие начало красного террора с убийством царской семьи 27, с призывом Ленина к проведению террора в Петрограде в ответ на убийство Володарского 28, с резолюцией ВЦИК 29 июля 1918 г. о проведении массового террора против буржуазии 29, с тем, что террор составлял сущность советской системы и до августа 1918 г. проводился фактически, а «с 5 сентября 1918 г.— официально 30.

Это последнее заключение ближе к истине, так как советские декреты либо фиксировали то, что уже происходило, либо инициировали ускорение того, что, по мнению властей, замедляло свой ход. Среди причин, обусловивших победу большевизма в стране, были: не терпимая к инакомыслию идеология, отвечающая сиюминутным чаяниям нищей массы, требующей социальной справедливости; право руководства распоря жаться кадрами, привилегиями, организацией властей: жестокий террор.

Большевикам удалось создать иллюзорное представление о справедливой уравнительности, уверить большинство населения в том, что оно получит землю, хлеб, мир. Реалией стали война, голод, реквизиции и террор. Смертная казнь в Советской России была официально введена 21 февраля 1918 г.

Об этом было сказано в воззвании Совнаркома «Социалистическое отечество в опасности», написанном Троцким по поручению Ленина. На его основании ВЧК получала право внесудебной расправы над «неприятельскими агентами, спекулянтами, громилами, хулиганами, контрреволюционными агита торами, германскими шпионами». Позже к ним добавили «саботажников и прочих паразитов». В ответ на недоумение, выраженное левым эсером наркомом юстиции И. Штейнбергом, Ленин сказал, что «без жесточайшего революционно го террора» быть победителем невозможно 31.

Классовые характеристики красного и белого террора появились в 1918 г. для обоснования и оправдания действий сторон

В советских разъяснениях отмечалось, что методы того и другого террора схожи, но «решительно расходятся по своим целям»: красный террор направлен против эксплуататоров, белый — против угнетенных трудящихся. Позже эта формула приобрела расширительное толкование и назвала актами белого террора вооруженное свержение советской власти в ряде регионов и сопутствовавшую этому расправу над людьми 32.

При этом имелось в виду наличие разных форм террора еще 49 до лета 1918 г., а под термином «белый террор» понимались карательные действия всех антибольшевистских сил той поры, а не только собственно белого движения. Отсутствие четко разработанных понятий, критериев приводит к разночтению.

Хотя проявлением массового террора являются расстрел около 500 солдат в московском Кремле (28 октября 1917 г.), убийства в Оренбурге во время захвата города казаками Дутова (ноябрь 1917 г.), избиения раненых красногвардейцев в январе 1918 г. под Саратовом и др.33

Датирование различных типов террора следует начать не с расправы над известными общественными деятелями, не с декретов узаконившихся творя щееся беззаконие, а с безвинных жертв конфронтирующих сторон. Они забыты, особенно беззащитные страдальцы красного террора34.

Террор вершили офицеры — участники ледового похода генерала Корнилова; чекисты, получившие право внесудебной расправы; революционные суды и трибуналы; руководствовавшие не законом, а политической целесообразностью35. 16 июня 1918 г. нарком юстиции П. Стучка отменил все ранее изданные циркуляры о революционных трибуналах и заявил, что эти учреждения «в выборе мер борьбы с контрреволюцией, саботажем и пр. не связаны никакими ограничениями» 36.

21 июня 1918 г. Революционный трибунал при ВЦИК вынес без убедительных доказательств смертный приговор начальнику морских сил Балтийского флота капитану А. М. Щастному37. По предоставленным ВЧК и трибуналам правам можно судить о развитии советской карательной политики, ибо эти учреждения рассматривали преимущественно политические преступления, а к ним относили «все, что против советской власти» 38.

Характерно, что право ВЧК на внесудебные расправы, сочиненное Троцким, подписал Ленин; трибуналам предоставил неограниченные права нарком юстиции; постановление о красном терроре завизировали наркомы юстиции, внутренних дел и управляющий делами Совнаркома (Д. Курский, Г. Петровский, В. Бонч-Бруевич); военным трибуналам определил задачи председатель Революционного военного трибунала республики К. Данишевский.

Он заявил: «Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами. Это карающие органы, созданные в процессе напряженной революционной борьбы, которые постановляют свои приговоры, руководствуясь принципом политической целесообразности и правосознанием коммунистов» 39.

Предоставление права подписывать важнейшие акты карательной политики не только высшим органам, но и нижестоящим свидетельствовало о том, что этим актам не придавалось первостепенного значения, что террор быстро становился обыденным делом. Руководство Советской Республики официально признало создание неправового государства, где произвол стал нормой жизни, а террор — важнейшим инструментом удержания власти40.

Беззаконие было выгодно воюющим сторонам, так как разрешало любые действия ссылками на подобное у противника41. Его происхождение объясняется традиционной жестокостью российской «стории, остротой противостояния революционеров и самодержавия, тем, наконец, что Ленин и Плеханов не видели греха в убийстве своих идеологических противников, что «вместе с ядом социализма русская интеллигенция в полной мере приняла и отраву народничества» 42.

В радикальном перевороте в России, на начальном этапе создания дикта торского режима приняли участие и левые эсеры

Они не только в начале декабря 1917 г. вошли в состав Совнаркома, но и были наряду с большевиками создателями ВЧК и ее местных комиссий, оказавших причастными к «греху революции». Более того, их представители оставались в ВЧК вплоть до 6 июля 1918 г., хотя Совнарком левые эсеры покинули после подписания Лениным Брестского мирного договора с Германией (март 1918 г.). Террор осуществляли не только чекисты.

В подавлении крупных крестьянских, рабочих, солдатских и матросских выступлений участвовали части Красной Армии, внутренние войска (ВОХР — 71 763 чел., в апреле 1920 г.), 50 части особого назначения (ЧОН — из коммунистов и комсомольцев), продовольственные отряды (23 201 чел., в октябре 1918 г.), продовольственная армия (62 043 чел., в декабре 1920 г.)43.

Но главным проводником террора была ВЧК, руководителем политики его осуществления — большевистское руководство. ЦК РКП(б) в послании чекистам сообщал: «Необходимость особого органа беспощадной расправы признавалась всей нашей партией сверху донизу. Наша партия возложила эту задачу на ВЧК, снабдив ее чрезвычайными полномочиями и поставив ее в непосредственную связь с партийным центром» 44.

ВЧК создавалась как элитная организация: большинство — коммунисты; практически безграничная власть над людьми; повышенные оклады (в 1918 г.зарплата члена коллегии ВЧК — 500 руб.— равнялась окладу наркомов, рядовые чекисты получали 400 руб.)45, продовольственные и промышленные пайки. Привилегии отрабатывались. Многие чекисты стали палачами, исполнителями партийной воли.

Партократия [появится познее] инициировала, вырабатывала карательную политику, убеждая себя и других в важности соблюдения при этом классового, принципа.

Постоянно декларируемый классовый принцип при проведении красного террора не всегда соблюдался

В книге С. П. Мельгунова среди жертв террора в 1918 г. указано 1,286 представителей интеллигенции, 962 крестьянина, 1026 заложников (чиновников, офицеров)46 и др. В советской печати той поры большевистский террор часто сравнивался с якобинским. Тем самым его выдавали за традиционный революционный метод, не раскрывая результатов действий Робеспьера... большевикие руководители выдавали «необходимость» террора за волеизъявление масс47, как политику государства рабочих и крестьян, совершаемую во благо трудящихся. Дабы последние в этом были уверены Осинский со страниц газеты «Правда». 11 сентября 1918 г. утверждал: «От диктатуры пролетариата над буржуазией мы перешли к крайнему террору — системе уничтожения буржуазии как класса».

Лацис детализировал это положение, давая указания местным ЧК: «Не ищите в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Совета оружием или словом. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принад лежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова его профессия. Все эти вопросы должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл красного террора»48. Этот призыв Лациса к беспощадному классовому уничтожению врагов был не случаен, как и требование чекистов Нолинского уезда Вятской губернии применять при допросах пытки, пока арестованный «все не I расскажет» 49.

Это было следствием проводимой партийной политики произвола и вседозволенности 50. «Нужность» террора для удержания власти большевизма была очевидна, важно было убедить в этом население. Пропагандистский аппарат играл на чувствах люмпенов, уверяя их, что террор их не коснется, а направлен лишь против «богатых контрреволюционеров». Но классовый принцип, особенно при подавлении крестьянских выступлений не выдерживался 51. Легче было обосновать усиление террористических акций в ответ на убийства (или покушение на убийство) большевиких вождей. Мнение о всемогуществе и беспощадности власть имущих создавали расстрелы членов царской семьи: уже если их убили, то об остальных и говорить нечего... убьют.

Умелое использование этих актов для разжигания ненависти к противникам режима ставило целью и запугать, подавить возможное сопротивление ему каждого гражданина52. Знакомство со следственными делами об убийстве комиссара по делам печати, пропаганды и агитации Петроградского Совета В. Володарского, председателя петроградской ЧК М. Урицкого и покушении на Ленина порождает множество вопросов, на которые трудно найти ответы53.

Володарский был убит 20 июня 1918 г. в Петрограде маляром Сергеевым, 51 эсером. Непонятно, почему жертвой стал именно Володарский, почему машина, на которой он ехал с митинга, «сломалась» по дороге на том месте, где ее поджидал террорист.

Расследование длилось долго (до конца февраля 1919 г.), но результатов не дало

Большевики использовали акт убийства Володарского для призывов к массовому красному террору, развертывания широкомасштабной агитационной кампании против демократических партий: меньшевиков и правых эсеров54. Но для убеждения населения в необходимости тотального террора этого оказалось недостаточно. Убийство малоизвестного в стране Володарского (еврея, большевика с небольшим партийным стажем) не могло вызвать массового возмущения масс.

Обстановка в стране чрезвычайно обострилась. Большевики шли к созданию однопартийной системы, разжиганию классовой борьбы, полагая, что только в этом случае они могут удержаться у власти. 14 июня 1918 г. ВЦИК исключил из своего состава и предложил сделать это местным I Советам эсеров (правых и центра), меньшевиков, «стремящихся дискредитировать и низвергнуть власть Советов»55.

Одновременно Советы создавали комбеды, активизировали реквизиционные мероприятия, увеличивали численность ВЧК и ... терпели поражение от отрядов Чехословацкого корпуса и Народной армии Комитета членов Учредительного собрания (Комуч), созданного эсерами в Самаре для восстановления власти Учредительного собрания. Советы покончили с левыми эсерами и стали быстро превращать страну в «единый военный лагерь», насыщенный концлагерями.

Нужен был катализатор для перехода к решительным действиям

И, как писал Лацис, когда «с.р. устроили покушение на жизнь тов. Ленина, Володарского, Урицкого и др., то ВЧК не оставалось ничего другого, как приступить к уничтожению живой силы противника, к массовым расстрелам, т. е. к красному террору»56. Убийство Урицкого и покушение на Ленина произошло в один день — 30 августа 1918 г. Урицкий был не худшим из чекистов, наоборот, многие находили в нем честность и человечность57.

Стрелял в Урицкого Леонид Акимович Каннегиссер, поэт и социалист 58. В ходе следствия были выдвинуты различные версии мотивов убийства Урицкого 59. Наиболее вероятной была признана та, которую навязал следствию Каннегиссер: стрелял в знак протеста против расстрела в качестве заложника одного гимназического приятеля. Иного не смогли доказать и нацеленные на раскрытие политических преступлений чекисты.

Однако ответная реакция была необычайно жестока: в I Петрограде было расстреляно до 900 невинных заложников 60. Значительно большее число жертв связано с покушением на Ленина. Каплан была расстреляна до завершения следствия, без суда, без решения Коллегии ВЧК, по устному указанию Председателя ВЦИК Свердлова, без доказательства того, что стреляла именно она61.

Число расстрелянных в первые дни сентября 1918 г., до постановления Совнаркома о красном терроре, подсчитать трудно

Важно отметить, что это постановление фиксировало уже происходящее и давало ему законодательную основу, власти освящали террор как государственную политику. В эти дни ЦК РКП(б) и ВЧК выработали практическую инструкцию. В ней предлагалось: «Расстреливать всех контрреволюционеров. Предоставить районам право самостоятельно расстреливать... Взять заложников... устроить в районах мелкие концентрационные лагери... Сегодня же ночью Президиуму ВЧК рассмотреть дела контрреволюции и всех явных контрреволюционеров расстрелять. То же сделать районным ЧК. Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки...» 62

Беспредел превзошел самые мрачные ожидания: было расстреляно 6,185 человек, посажено в тюрьмы 14,829, в концлагеря — 6,407, стали заложниками — 4,068 63. Это приблизительные цифры, так как подсчитать, сколько жизней было тогда загублено местными ЧК, практически невозможно. ВЧК разъясняла: во время гражданской войны правовые законы не пишутся, потому «единственной гарантией законности был правильно подобранный состав сотрудников Чрезвычайной комиссии» 64, 52

Так, покушения на большевиких вождей способствовали разгулу ма сового террора в стране, ставшего на долгие годы неотъемлемой частью военнокоммунистического государства. Этот метод будет использован в начале 30х гг., когда инспирируемое убийство Кирова приведет в большому террору и осуществлять его будут чекисты гражданской войны: Ягода, Берия, Агранов, Заковский и многие другие...

В сентябре 1918 г. нарком внутренних дел Г. И. Петровский негодовал из-за «ничтожного количества серьезных репрессий и массовых расстрелов» и предлагал губисполкомам, т. е. исполнительным органам советской власти, проявить в распространении массового террора «особую инициативу».

Этот опыт использовал Сталин, когда критиковал действия Ягоды и сетовал на то, что НКВД с развертыванием большого террора опоздало на два года... , красный террор с его непременными спутниками — произволом, концла герями, заложничеством, пытками — функционировал все время гражданской войны.

Его приливы и некоторые ограничения зависели от многих обстоятельств, так же как и развитие сопутствующих ему институтов

Таким был декрет ВЦИК от 15 февраля 1919 г., разрешающий брать «заложников из крестьян с тем, что если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны» 65, или предложение Дзержинского 26 сентября 1919 г. о том, чтобы «ЦК партии большевиков, не объявляя официального массового красного террора, поручил ВЧК фактически его провести» 66.

Следствие о покушении на Ленина было типичным для той поры и свидетельствовало о том, что власти не заинтересованы в выявлении обстоятельств преступления и личности террориста. Им важен был сам факт происшедшего, чтобы перейти к тотальному истреблению тех, кого они считали «контрреволюционерами».

Заявив о том, что Каплан представляла партию правых эсеров (это не было доказано), власти обрушились не только на членов этой партии, которые в то время вели с красными" военные действия, но и на всех, потенциально мыслимых противников. Их расстреливали публично, для устрашения. Призыв патриарха Тихона к примирению и прекращению истребления сограждан не был услышан 67
Одновременно и взаимосвязанно с красным бесчинствовал в стране и белый террор

И если красный террор в отличие от белого мы будем считать реализацией государственной политики, то, вероятно, следует учитывать и то обстоятельство, что белые в то время тоже занимали обширные территории и заявляли о себе как суверенные правительства и государственные образования. Применения террора по отношению к своим противникам и мирному населению не избежал никто из руководителей противоборствующих сторон. Формы и методы террора были различны. Но их использовали и приверженцы Учредительного собрания (Комуч в Самаре, Временное областное правительство на Урале, Временное сибирское правительство, Верховное управление Северной области), и собственно белое движение.

Приход к власти учредиловцев в городах Поволжья летом 1918 г. характеризовался расправами над многими партийносоветскими работниками68, запрещением большевикам и левым эсерам работать во властных структурах69. Одним из первых ведомств Комуч были созданы государственная охрана (контрразведка, 60—100 сотрудников в городах), военнополевые суды, выносившие, как правило, смертные приговоры, поезда и «баржи смерти».

03 сентября 1918 г. они жестоко подавили выступление рабочих в Казани, а 01 октября — в Иващенково. «Режим террора,— признавал комучевец С. Николаев,— принял особо жестокие формы в Среднем Поволжье, через которое происходило движение чехословацких легионеров» 70. На Урале, в Сибири и Архангельске эсеры и народные социалисты сразу же объявили о своей приверженности Учредительному собранию и арестах советских работников и коммунистов.

Только за год пребывания у власти на северной территории с населением в 400 тыс. человек через архангельскую 53 тюрьму прошло 38 тыс. арестованных. Из них 8 тыс. было расстреляно и более тысячи умерло от побоев и болезней 71. Политические режимы, установившиеся в 1918 г. в России, вполне сопо ставимы прежде всего по преимущественно насильственным методам решения вопросов организации власти.

В ноябре 1918 г. пришедший к власти в Сибири Колчак начал с высылки и убийства эсеров. «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать»; «Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня» — это из приказов красновского есаула коменданта Макеевского района от 10 ноября 1918 г.72 Террор служил средством удержания власти для конфронтирующих сторон, он был аморален и преступен, кто бы и с какими целями его ни использовал.

Уже в 1918 г. в России начал властвовать «террор среды», когда симметрия действий сторон стала неминуемо схожей. Это нашло свое продолжение в 1919—1920 гг., когда и красные, и белые синхронно строили диктаторские милитаризованные государства, где осуществление заданной цели превалировало над ценностью человеческой жизни. Колчак и Деникин были профессиональными военными, патриотами, имевшими свой взгляд на будущее страны. В советской историографии Колчак долгие годы характеризовался как реакционер и скрытый монархист, за рубежом был создан образ либерала, пользовавшегося поддержкой населения 73.

Это крайние точки зрения

Во время допросов в иркутской ЧК в январе 1920 г. Колчак заявил о том, что он не знал о многих фактах безжалостного отношения к рабочим и крестьянам со стороны его карателей. Возможно, он говорил правду. Но трудно говорить о поддержке его политики в Сибири и на Урале, если из примерно 400 тыс. красных партизан того времени 150 тыс. действовали против него, а среди них 4—5% было зажиточных крестьян, или, как их тогда называли, кулаков74.

Карательный аппарат колчаковское правительство создавало на основе традиций дореволюционной России, но меняя имена: вместо жандармерии — госохрана, полиции — милиция и т. д. Управляющие карательными органами в губерниях весной 1919 г. требовали не соблюдать юридические нормы, созданные для мирного времени, а исходить из целесообразности75.

Так и было, особенно во время карательных акций. «Год назад,— писал в дневнике 4 августа 1919 г. военный министр правительства Колчака А. Будберг,— население видело в нас избавителей от тяжкого комиссарского плена, а ныне оно нас ненавидит так же, как ненавидело комиссаров, если не больше; и, что еще хуже ненависти, оно нам уже не верит, от нас не ждет ничего доброго» 76. Диктатура немыслима без сильного репрессивного аппарата и проводимого террора. Слово «расстрел» было одним из самых популярных в лексике гражданской войны. Не было в этом плане исключением и правительство Деникина.

Полиция на территории, захваченной генералом, именовалась государственной стражей

Ее численность достигла к сентябрю 1919 г. почти 78 тыс. человек 77 (заметим, что в действующей армии Деникина тогда было около 110 тыс. штыков и сабель). Деникин, как и Колчак, отрицал свое участие в какихлибо репрессивных мерах.

Он обвинял в этом контрразведку, ставшую «очагом провокации и организованного грабежа», губернаторов и военачальников 78. Отчеты Освага сообщали Деникину о грабежах, мародерстве, жестокости военных по отношению к мирному населению79, именно при его командовании произошло 226 еврейских погромов, в результате которых погибли тысячи невинных людей 80.

Многочисленные свидетельства говорят о жестокости карательной политики Врангеля 81, Юденича 82 и других генералов. Их дополняли действия многих атаманов 83, выступавших от имени регулярных белых армий. Белый террор оказался столь же бессмысленным для достижения поставленной цели, сколь и всякий другой 84. 54

Существенной частью гражданской войны были многочисленные крестьянские выступления против политики советских властей на местах. Большей частью они вспыхивали стихийно, как протест против реквизиций, налогов, различных повинностей, мобилизаций в армию, как реакция людей, которых грабят, предлагая взамен отобранных продуктов питания «светлое будущее», т. е. ничего. Массовые крестьянские выступления начались с осени 1918 г. и достигли своего апогея в 1920 г., способствовав сохранению военного положения в 36 губерниях страны вплоть до конца 1922 г.85

В движении сопротивления режиму участвовали сотни тысяч многонационального крестьянского населения, в его подавлении — элитные вооруженные части: курсанты, отряды корпуса ВЧК, внутренних войск, ЧОН, латышские стрелки, интернационалисты (роты поляков, венгров, немцев, китайцев и др., служивших тогда в Красной Армии), лучшие полководцы — М. Н. Тухачевский, И. П. Уборевич, В. И. Шорин и др.

Неистовость и беспощадность российского бунта проявилась тогда во всей своей силе. В 1918 г. при подавлении этих выступлений погибло 5 тыс. чекистов и примерно 4,5 тыс. продотрядцев 86.

Число жертв со стороны крестьян было неизмеримо больше

В 1920 г. велась настоящая война пролетарского государства с большинством собственного населения. Потому Ленин и называл ее более опасной для советской власти, чём Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые 87. Свирепость и беспощадность, с которой сжигались деревни, расстреливались крестьяне и как заложники целые крестьянские семьи, еще только становятся предметом изучения 88.

Точных подсчетов числа жертв белого и красного террора нет. Приводимые в литературе цифры разноречивы, их источники, методика подсчетов не сообщаются. Комиссия, созданная Деникиным для расследования деяний большевиков в 1918— 1919 гг., назвала 1,700 тыс. жертв красного террора. Лацис сообщал, что за эти два года число арестованных ВЧК составляло 128,010, из них расстрелян 8,641 человек.

Современные советские историки подсчитали, что в 1917—1922 гг. погибло 15—16 млн. россиян, из них 1,3 млн. стали в 1918—1920 гг. жертвами террора, бандитизма, погромов, участия в крестьянских выступлениях и их подавления.

Установить точные цифры погибших в ходе красного или белого террора не представляется возможным 89. Анализ отдельных протоколов заседаний Президиума ВЧК/ГПУ показывает, что количество людей, приговоренных к расстрелу из числа рассмотренных дел, достаточно [для чего достаточно?] велико.

О8 мая 1919 г. рассмотрено 33 дела — 13 человек приговорено к расстрелу; 6 августа 1921 г. соответственно — 43 и 8; 20 августа 1921 г.— 45 и 17; 3 сентября 1921 г.— 32 и 26; 8 ноября 1922 г.— 45 и 18.

По данным протоколов заседаний президиума Казанской губЧК за два дня заседания в декабре 1918 г. было рассмотрено 75 дел арестованных, из них приговорено к расстрелу 14; в 1919 г. из рассмотренных примерно 3 тыс. дел было приговорено к расстрелу 169, в 1920 г.— 65, в 1921 г.—16 90. Отчеты о различных террористических акциях неточны.

Известно, что в Крыму, после эвакуации войск Врангеля, остались десятки тысяч бывших офицеров, военных чиновников, по разным причинам решившихся отказаться от эмиграции. Многие из них прошли регистрацию, а затем были расстреляны. Называемое число расстрелянных колеблется от 50 до 120 тыс. человек. Документальных подтверждений недостаточно. Архив Крымской ЧК пока недоступен исследователям.

В обнаруженном наградном списке Е. Г. Евдокимова (1891— 1940), чекиста, осенью 1920 г. начальника Особого отдела Южного фронта говорится о его представлении к награждению орденом Боевого Красного Знамени. В обосновании подчеркивалось: «Во время разгрома армии ген. Врангеля в Крыму тов. Евдокимов с экспедицией очистил Крымский полуостров от оставшихся там для подполья белых офицеров и контрразведчиков, изъяв до 30 губернаторов, 50 генералов, более 300 полковников, столько же контрразведчиков и в общем до 12,000 белого элемента, чем предупредил возможность появления в Крыму белых банд» 91.

В этом документе впечатляет цифра — 12 тыс. человек, расстрелянных только сотрудниками Особого отдела фронта

Но следует заметить, что расправами занимались еще и чекисты во всех городах и поселках Крыма. Потому число жертв было значительно большим. Разумеется, невозможно предположить, что оказавшиеся в Крыму бывшие губернаторы или генералы стали бы создавать банды...

Но стереотип тех лет был такой: аргументы были не нужны, политические обвинения равнялись уголовным. Вероятно, количество людей, погибших от красного террора, со временем станет известно и еще раз потрясет сознание людей, и не только соотече ственников. гражданская, братоубийственная война с ее миллионами челове ческих жертв стала национальной трагедией, она обесценила жизнь.

В ней — начало того большого террора, который партийногосударственная диктатура вновь с особой яростью развернула против собственного народа через полтора десятка лет. И как бы ни описывали события тех лет участники, очевидцы, историки — суть одна — красный и белый террор были наиболее варварским методом борьбы за власть. Его результаты для прогресса страны и общества поистине пагубны. Это осознали современники. Но еще многими не понят до конца тот факт, что любой террор — преступление перед человечеством, чем бы он ни мотивировался.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 ноя, 2006, 0:23 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Статья неплохая уже тем, что все собак не повесили только на "красных", признав и вину "белых". С некоторыми аргументами автора мы сталкивались. Против них выдвинуты контаргументы. И все же не смотря на то, что террору "красных" уделено больше внимание, стоит признать, что статья в корне отличается от большинства материала по этому вопросу.

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 ноя, 2006, 0:27 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Акулист писал(а):
А кто такой Чикин? Мне представляется, что Владимир более убедителен.


Чикин - авторитетный товарищ, мне до него как до Москвы раком...


ИМХО. Просто уважаемый Нафаня приводя информацию Чикина немного поспешил с выводами ( речь о вине большевиков в февральских событиях 1918г.), основы для которых в этой информации нет.

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 ноя, 2006, 1:06 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Мне кажется я немного поспешил с оценкой статьи профессора...

Прошу обратить Ваше внимание на "ловкость рук" профессора:


sevigo писал(а):
В обнаруженном наградном списке Е. Г. Евдокимова (1891— 1940), чекиста, осенью 1920 г. начальника Особого отдела Южного фронта говорится о его представлении к награждению орденом Боевого Красного Знамени. В обосновании подчеркивалось: «Во время разгрома армии ген. Врангеля в Крыму тов. Евдокимов с экспедицией очистил Крымский полуостров от оставшихся там для подполья белых офицеров и контрразведчиков, изъяв до 30 губернаторов, 50 генералов, более 300 полковников, столько же контрразведчиков и в общем до 12,000 белого элемента, чем предупредил возможность появления в Крыму белых банд» 91.

В этом документе впечатляет цифра — 12 тыс. человек, расстрелянных только сотрудниками Особого отдела фронта


Обратите внимание(!!!!) в документе идет речь об ИЗЪЯТИИ, а наш профессор говорит О РАССТРЕЛЕ!!!!!

С чего он взял что речь идет именно о расстреле???? А не об арестах???? я например не вижу оснований говорить об "изъятии" что это именно расстрелы. Но у профессора почему то сомнений не возникло.

С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 ноя, 2006, 11:59 
Не в сети
 

Зарегистрирован: 10 июн, 2006, 9:04
Сообщения: 77
Репутация: 11

Откуда: Севастополь
Уважаемый Владимир, у профессора не возникло сомнений . Основание-
ДЕКРЕТ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ О КРАСНОМ ТЕРРОРЕ
5 сентября 1918 г.
Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад председателя Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.
Декреты Советской власти. Т. 3. С. 291-292.


Мельгунов о Крыме - Крым послe Врангеля.

Так было через нeсколько мeсяцев ликвидацiи Деникинской власти. За
Деникиным послeдовал Врангель. Здeсь жертвы исчисляются уже десятками тысяч.
Крым назывался "Всероссiйским Кладбищем". Мы слышали об этих тысячах от
многих, прieзжавших в Москву из Крыма. Разстрeлено 50.000 -- сообщает "За
Народ" (No. 1). Другiе число жертв исчисляют в 100 -- 120 тысяч, и даже 150
тыс. Какая цифра соотвeтствует дeйствительности, мы, конечно, не знаем,
пусть она будет значительно ниже указанной!55 Неужели это уменьшит
жестокость и ужас {105} расправы с людьми, которым в сущности была
гарантирована "амнистiя" главковерхом Фрунзе? Здeсь дeйствовал извeстный
венгерскiй коммунист и журналист Бэла Кун, не постыдившiйся опубликовать
такое заявленiе: "Товарищ Троцкiй сказал, что не прieдет в Крым до тeх пор,
пока хоть один контр-революцiонер останется в Крыму; Крым это -- бутылка, из
которой ни один контр-революцiонер не выскочит, а так как Крым отстал на три
года в своем революцiонном движенiи, то мы быстро подвинем его к общему
революцiонному уровню Россiи..."
И "подвинули" еще неслыханными массовыми разстрeлами. Не только
разстрeливали, но и десятками зарубали шашками. Были случаи, когда убивали
даже в присутствiи родственников.
"Война продолжится, пока в Красном Крыму останется хоть один бeлый
офицер", так гласили телеграммы замeстителя Троцкаго в Реввоенсовeтe
Склянскаго.
Крымская рeзня 1920 -- 1921 г. вызвала даже особую ревизiю со стороны
ВЦИК-а. Были допрошены коменданты городов и по свидeтельству корреспондента
"Руль"56 всe они в оправданiе предъявляли телеграмму Бэла Куна и его
секретаря "Землячки" (Самойлова, получившая в мартe 1921 г. за "особые
труды" орден краснаго знамени)57, с приказанiем немедленно разстрeлять всeх
зарегистрированных офицеров и военных чиновников.
Итак, разстрeлы первоначально происходили по регистрацiонным спискам.
Очередь при регистрацiи -- разсказывает очевидец А. В. Осокин, приславшiй
свои показанiя в лозаннскiй суд58 -- была в "тысячи человeк". "Каждый спeшил
подойти первым к... могилe..." {106}
"Мeсяцами шла бойня. Смертоносное таканье пулемета слышалось каждую
ночь до утра...
Первая же ночь разстрeлов в Крыму дала тысячи жертв: в Симферополe 1800
чел.59, Феодосiи 420, Керчи 1300 и т. д.
Неудобство оперировать такими укомплектованными батальонами сказалось
сразу. Как ни мутнeл разсудок, у нeкоторых осталось достаточно воли, чтобы
бeжать. Поэтому на будущее назначены были меньшiя партiи и в двe смeны за
ночь. Для Феодосiи 60 человeк, в ночь -- 120. Населенiе ближайших к мeсту
разстрeла домов выселилось: не могло вынести ужаса пытки. Да и опасно --
недобитые подползали к домам и стонали о помощи. За сокрытiе сердобольные
поплатились головой.
Разстрeливаемых бросали в старые Генуэзскiе колодцы. Когда же они были
заполнены, выводили днем партiю приговоренных, яко-бы для отправленiя в
копи, засвeтло заставляли рыть общiя могилы, запирали часа на два в сарай,
раздeвали до крестика и с наступленiем темноты разстрeливали.
Складывали рядами. На разстрeленных через минуту ложился новый ряд
живых "под равненiе" и так продолжалось, пока яма не наполнялась до краев.
Еще утром приканчивали нeкоторых разможживанiем головы камнями.
Сколько похоронено полуживых!...
В Керчи устраивали "десант на Кубань": вывозили в море и топили.
Обезумeвших жен и матерей гнали нагайками и иногда разстрeливали. За
"Еврейским кладбищем" в Симферополe можно было видeть разстрeленных женщин с
грудными младенцами. {107}
В Ялтe, Севастополe выносили на носилках из лазарета и разстрeливали. И
не только офицеров -- солдат, врачей, сестер милосердiя, учителей,
инженеров, священников, крестьян и т. д.
Когда первые запасы обреченных стали приходить к концу, началось
пополненiе из деревень, хотя там расправа часто происходила на мeстe. В
городах были организованы облавы. Напр. в Симферополe в результатe облавы 19
-- 20-го декабря оказалось задержанными 12.000 человeк.
Когда горячка прошла, начали вылавливать по анкетам. Писать их
приходилось цeлыми десятками в мeсяц, не только служащим, всему населенiю от
16 лeт. Иногда анкеты состоят из 40 -- 50 вопросов. Каждый год вашей жизни
освeщался самыми детальными вопросами. Обращалось вниманiе на происхожденiе
(бывш. сословiе), имущественное положенiе не только опрашиваемаго, но его
отца, дeда, дядей и теток. Отношенiе к красному террору, к союзникам, к
Польшe, к миру с Польшей, сочувствуете ли вы Врангелю, почему не уeхали с
ним и т. д., на все нужно было отвeтить.
Через двe недeли каждый обязывался придти в Че-Ка, гдe еще раз
допрашивался слeдователями, старавшимися сбить нечаянными и безсмысленными
вопросами и по выдержанiи искуса получал на руки завeренную копiю анкеты.
За точность свeдeнiй каждый ручался своей головой".
Тeх, кому сохранили жизнь, отправляли затeм в концентрацiонные лагеря
сeвера, гдe многiе нашли свою могилу. Тот, кто бeжал, навлекал месть на
оставшихся. Напр., за бeгство шести офицеров из лагеря на ст. Владиславлево
было разстрeлено 38 заключенных.60
В Керчи регистрацiя коснулась всего населенiя. Город был окружен
кольцом патрулей. Ч. К. предписала {108} населенiю запастись на три дня
продовольствiем и не покидать в теченiе этого времени жилищ под страхом
смертной казни. На основанiи произведенной анкеты жители были раздeлены на
три категорiи, при чем "активно боровшихся" и потому разстрeленных оказалось
по сообщенiю керченских "Извeстiй" 860 человeк. Однако жители города
утверждали, что эта цифра прiуменьшена вдвое.61 Наибольшiе разстрeлы
происходили в Севастополe и Балаклавe, гдe Ч. К. разстрeляла, если вeрить
очевидцам, до 29 тыс. человeк.62 В Севастополe большевики разстрeляли, между
прочим, свыше 500 портовых рабочих, содeйствовавших погрузкe на суда войск
ген. Врангеля.63 28-го ноября уже появляется в "Извeст. времен. севаст.
ревкома" первый список разстрeленных -- их 1634 человeка, из них 278 женщин;
30-го ноября публикуется второй список в 1202 человeка, из коих 88 женщин.64
Считается, что в одном Севастополe за первую недeлю большевики разстрeляли
болeе 8000 человeк.65
В Севастополe не только разстрeливали, но и вeшали; вeшали даже не
десятками, а сотнями. Лица, вырвавшiяся из Крыма, случайные иностранцы и др.
разсказывают потрясающiя картины звeрств на столбцах "Послeдн. Нов.",
"Общаго Дeла" и "Руля". Как ни субъективны показанiя очевидцев, им нельзя не
вeрить. Нахимовскiй проспект увeшан трупами -- разсказывают корреспонденты
"Руля":66 "Нахимовскiй проспект увeшан трупами офицеров, солдат и
гражданских лиц, арестованных на улицe и тут же на-спeх казненных без суда.
Город вымер, населенiе прячется в погребах, на чердаках. {109} Всe заборы,
стeны домов, телеграфные и телефонные столбы, витрины магазинов, вывeски --
оклеены плакатами "смерть предателям" -- пишут "Общему Дeлу".67 "Офицеров
вeшали -- добавляет другой очевидец68 -- обязательно в формe с погонами.
Невоенные большею частью болтались полураздeтыми". На улицах вeшали "для
назиданiя". "Были использованы всe столбы, деревья и даже памятники...
Историческiй бульвар весь разукрасился качающимися в воздухe трупами. Та же
участь постигла Нахимовскiй проспект, Екатерининскую и Большую Морскую улицу
и Приморскiй "бульвар". Приказом коменданта Бемера (германскаго лейтенанта
во время окупацiи Крыма) гражданское населенiе лишено права жаловаться на
исполнителей совeтской власти, "так как оно содeйствовало бeлогвардейцам".
Дeйствительно то были "дикiя расправы". Разстрeливали больных и раненых в
лазаретах (в Алупкe, напр., в земских санаторiях 272), врачей и служащих
Краснаго Креста, сестер милосердiя (зарегистрирован факт единовременнаго
разстрeла 17 сестер), земских дeятелей, журналистов и пр. и пр. Тогда же
разстрeлены нар. соцiалист -- А. П. Лурье -- только за то, что он был
редактором "Южных Вeдомостей" и секретарь Плеханова с.-д. Любимов. И сколько
таких, не стоявших даже в рядах активно боровшихся!
По истинe синодики эти, по примeру Грознаго, слeдовало бы дополнять: "и
многая многих, имена коих ты, Господи, вeси"... "Число жертв --
свидeтельствует корреспондент с.-р. "Воля Россiи"69 -- за одну ночь доходило
до нeскольких тысяч человeк"... {110}

Ссылка на книгу- http://www.lib.ru/POLITOLOG/MELGUNOW/terror.txt


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 ноя, 2006, 17:39 
Не в сети
Бабай
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 окт, 2006, 16:03
Сообщения: 8210
Репутация: 2037
Здесь много сказано о белом и красном генералитете. Позволю себе напомнить еще об одном феномене Гражданской войны - ижевской рабочей бригаде (затем дивизии) в армии Колчака. Сформированная из представителей пролетариата - добровольцев Ижевского и Воткинского оружейных заводов, дивизия была одной из самых боеспособных соединений Колчака. Ижевцы ходили в бой под красными флагами, в плен большевикам не сдавались...

Читайте здесь: http://www.izhiza.ru/besopasno/vosstanie2006.htm


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 ноя, 2006, 17:47 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
sevigo писал(а):
Уважаемый Владимир, у профессора не возникло сомнений . Основание-
ДЕКРЕТ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ О КРАСНОМ ТЕРРОРЕ
5 сентября 1918 г.


А у меня сомнение возникло... И с помощью такого современного историка как Игорь Пыхалов кое что нашел.

Момент первый. Ссылка на наградной лист в книге Литвина дана следующая: «160 Документ обнаружен в РГВА А.А.Здановичем». При этом никакой архивной легенды (фонд, опись, дело) не указано. То есть, не мешало бы доказать подлинность цитаты.

Момент второй. То, что слово «изъят» трактуется как «расстрелян» — явная натяжка (кстати, в одной украиноязычной книжке, не запомнил название, в этой цитате из наградного листа вместо «изъял» так прямо и написано «розстрелял», чтобы всем всё было понятно).
Например, в ходе операции по разоружению Чечни в августе-сентябре 1925 года, которую со стороны ОГПУ курировал тот же Евдокимов, было «изъято 309 человек банд-элемента, из коих наиболее видными являются [перечень]. Из общего числа арестованных — 105 человек расстреляно, 183 человек впредь до окончания следствия арестованы и остальные 21 человек частью высланы, частью освобождены» (РГВА. Ф.25896. Оп.9. Д.284. Л8об).

И еще... то что не всех "белогвардейских элементов" стреляли подтверждает тот факт, что в конце гражданской войны в Красной Армии служило около 12 тыс. бывших белых офицеров. См.: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С.175.


Вот развёрнутая цитата из книги Кавтарадзе


Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917–1920 гг. М., 1988. С.170–175.

"После ряда призывов в 1920 г., в том числе родившихся в 1901 г., общая численность Красной Армии возросла до 5,5 млн человек, что вновь достаточно остро поставило вопрос об обеспечении ее командным составом. Компенсировать его недостаток только за счет окончивших краткосрочные курсы (хотя численность последних к январю 1920 г. достигла 107) не представлялось возможным....

...В этих чрезвычайных условиях командованием Красной Армии было принято решение о пополнении командного состава Действующей армии за счет бывших белых офицеров (военнопленных и перебежчиков), преимущественно колчаковской и деникинской армий [19].

Как справедливо отмечает Л.М.Спирин, в советской исторической литературе нет полных сведений о численности офицерского состава в белых армиях (бывших кадровых офицерах и офицерах военного времени русской армии, а также произведенных в первый офицерский чин в ходе гражданской войны) [20]. Поэтому примем, используя данные Спирина, что в колчаковской армии было примерно 30 тыс. бывших офицеров, в деникинской — до 50 тыс., но со значительно более высоким процентом бывших кадровых офицеров (в том числе генералов и штаб-офицеров); в остальных белых армиях (Краснова, Юденича, Миллера и т.д.) бывших офицеров было до 20 тыс.

К весне 1920 г. в результате разгрома Красной Армией основных белогвардейских группировок (в Сибири, на Юге, Северо-Западе и Севере страны) были взяты в плен или добровольно перешли на сторону Советской власти десятки тысяч офицеров. Достаточно сказать, что только под Новороссийском в марте 1920 г. Красной Армией было захвачено в плен 10 тыс. деникинских офицеров [21]. Десятками тысяч исчислялись военнопленные и перебежчики — офицеры колчаковской армии, подтверждением чему могут служить следующие данные: в донесениях комиссара Приуральского военного округа от 27 и 28 марта 1920 г. указывалось, что из 5-й армии (из Красноярска) было отправлено в округ 1100 пленных офицеров армии [22], а в списке пленных белых офицеров, составленном в Управлении по командному составу Всероглавштаба к 15 августа 1920 г., их числилось 9660 [23].

Следует отметить, что привлечение военнопленных и перебежчиков из белых армий (прежде всего солдат, унтер-офицеров, а также и офицеров) для службы в Красной Армии имело место уже в 1919 г. Так, в июне 1919 г. Всероглавштабом по согласованию с Особым отделом ВЧК был выработан «порядок направления перебежчиков и пленных, захваченных на фронтах гражданской войны» [24].
6 декабря 1919 г. штаб Туркестанского фронта обратился в Управление по командному составу Всероглавштаба с докладной запиской, в которой говорилось, что в его резерв зачислены бывшие офицеры — перебежчики из армий Колчака, среди которых «есть много специалистов и строевого комсостава, которые могли бы быть использованы по их специальности». До зачисления в резерв все они прошли через делопроизводство Особого отдела ЧК Туркестанского фронта, со стороны которого «относительно большинства этих лиц» не встретилось «возражений к назначению их на командные должности в ряды Красной Армии». В связи с этим штаб фронта высказал пожелание использовать этих лиц «в частях своего фронта» [25]. Управление по командному составу, принципиально не возражая против использования в Красной Армии указанных лиц, вместе с тем высказалось за передачу их на другой (например, Южный) фронт, что и было утверждено Советом Всероглавштаба [26].

Поскольку «центральной властью (было. — А.К.) принципиально признано возможным» принимать белых офицеров (военнопленных или перебежчиков) в Красную Армию и даже назначать «на командные должности после выяснения Особым отделом ВЧК обстоятельств перехода или сдачи и их политической физиономии» [27], Управление по командному составу ходатайствовало в нескольких докладных записках в Совет Всероглавштаба «ввиду особых событий, происходящих на Западном фронте», и «общего недостатка в комсоставе» о немедленном извлечении всех таких лиц из гражданских учреждений, Всевобуча и т.д., где они занимали должности, совершенно не соответствовавшие их военной подготовке, и направлении их в Действующую армию, «но не на те фронты, где они были пленены». При этом офицеры белых армий должны были «всецело» находиться в распоряжении Управления по командному составу и получать назначения в обычном порядке по нарядам этого управления «в соответствии с общими заданиями высшей власти республики» [28].

Выполняя задание Полевого штаба Реввоенсовета Республики по учету и использованию бывших белых офицеров (в связи с мобилизационными расчетами на второе полугодие 1920 г.), а также «ввиду крайней необходимости возможно шире использовать эту категорию командного состава», в Управлении по командному составу Всероглавштаба был разработан проект «Временных правил об использовании бывших сухопутных офицеров из числа военнопленных и перебежчиков белых армий» [29]. Согласно им офицеры должны были, прежде всего, поступать на проверку («фильтрацию») в ближайшие местные особые отделы ЧК для тщательного установления в каждом отдельном случае пассивного или активного, добровольного или принудительного характера их службы в белой армии, прошлого этого офицера и т.д. После проверки офицеры, лояльность которых по отношению к Советской власти была «в достаточной степени выяснена», подлежали передаче в ведение местных военкоматов, откуда они направлялись на организованные ГУВУЗ в Москве и других крупных промышленных городах 3-месячные политические курсы «численностью не свыше 100 человек в одном пункте» для ознакомления со структурой Советской власти и организацией Красной Армии; офицеров, «благонадежность» которых в отношении Советской власти «по первоначальному материалу» выяснить было затруднительно, направляли «в лагери принудительных работ». По окончании 3-месячных курсов в зависимости от результатов освидетельствования состояния здоровья медицинскими комиссиями все офицеры, признанные годными к службе на фронте, подлежали направлению в запасные части Западного фронта и лишь в виде исключения — Юго-Западного (на последний не допускалось назначение офицеров деникинской армии и офицеров из казаков) «для возобновления на практике военных знаний», освоения «с новыми условиями службы» и более быстрого и надлежащего ввиду близости боевой обстановки объединения «бывших белых офицеров с красноармейской массой»; при этом укомплектование ими запасных частей не должно было превышать 15% наличного командного состава. Офицеров, признанных негодными к службе на фронте, назначали во внутренние военные округа в соответствии с пригодностью к строевой или нестроевой службе, в части вспомогательного назначения или в соответствующие тыловые учреждения по специальности (лиц с военно-педагогическим стажем направляли в распоряжение ГУВУЗ, «этапников» [30] и «передвиженцев» — в распоряжение Центрального управления военных сообщений, различных технических специалистов — по специальности), также избегая при этом их численности более 15% от наличного комсостава части или учреждения. Наконец, офицеров, негодных к военной службе, увольняли «от таковой». Все назначения (кроме генштабистов, учетом которых занималось отделение по службе Ренерального штаба Организационного управления Всероглавштаба) производились «исключительно по нарядам Управления по командному составу Всероглавштаба, в котором и был сосредоточен весь учет бывших белых офицеров». Офицеры, находившиеся на несоответствовавших их военной подготовке работах, после «профильтрования» органами ЧК должны были передаваться в военные комиссариаты «для нарядов в армию» в соответствии с постановлениями Особых отделов ВЧК и местных ЧК о возможности их службы в рядах Красной Армии. Перед отправлением на фронт разрешалось увольнять офицеров в кратковременный отпуск для свидания с родными в пределах внутренних районов республики (в виде исключения, «по персональным ходатайствам» и с разрешения окружных военных комиссариатов) с установлением контроля на местах времени прибытия в отпуск и отъезда и с круговой порукой остающихся товарищей «в виде прекращения отпусков остальным при неявке в срок отпущенных». «Временные правила» содержали также пункты о материальном обеспечении бывших белых офицеров и их семей за время от момента пленения или перехода на сторону Красной Армии и до передачи из Особого отдела ЧК в ведение окружного военного комиссариата для последующего отправления в распоряжение штабов Западного н Юго-Западного фронтов и т. д., которое проводилось на основании тех же приказов Реввоенсовета Республики, что и для военных специалистов — бывших офицеров старой армии [31].

4 сентября 1920 г. был издан приказ Реввоенсовета Республики №1728/326, касавшийся правил «фильтрации», учета и использования бывших офицеров и военных чиновников белых армий. По сравнению с рассмотренными выше «Временными правилами» на бывших белых офицеров вводились анкетные карточки, состоявшие из 38 пунктов, уточнялось, где могли быть расположены «курсы политической и военной подготовки», численность этих курсов, их максимальное число в одном городе, а также указывалось на необходимость отражения в послужных списках бывшей принадлежности офицеров «к составу белых армий». Приказ содержал и новый, чрезвычайно важный пункт: по истечении года службы в Красной Армии бывший офицер или военный чиновник белых армий снимался «с особого учета», и с этого времени приведенные в приказе «особые правила на данное лицо» не распространялись [32], т.е. он целиком переходил на положение «военного специалиста», состоящего на службе в Красной Армии.

Согласно объяснительной записке, составленной в Управлении по командному составу Всероглавштаба 13 сентября 1920 г., по сведениям ГУВУЗ, «каждые 10 дней» Управление по командному составу должно было «получать в свое распоряжение по 600 белых офицеров, прошедших установленные курсы» [33], т.е. с 15 августа по 15 ноября в Красную Армию могло быть направлено 5400 бывших белых офицеров. Однако это количество превышало число красных командиров, которых можно было выделить в Действующую Красную Армию после окончания ими ускоренных командных курсов. Чтобы подобное положение не отразилось «на внутреннем состоянии формирований», было признано целесообразным установить в маршевых батальонах «известный процентный максимум для бывших белых офицеров — не более 25% красного комсостава» [34].

Всего в рядах Красной Армии «не за страх, а за совесть служило 14 390 бывших белых офицеров», из них до 1 января 1921 г. — 12 тыс. человек [35].

В упомянутой выше статье Г.Ю.Гаазе говорилось, что в числе 10 тыс. военнопленных, поступивших на укомплектование 15-й стрелковой дивизии в июне 1920 г., проникли «под видом солдат» также многие пленные офицеры. Значительная их часть была изъята и отправлена в тыл на проверку, но некоторые, не занимавшие ответственных должностей в деникинской армии, «были оставлены в строю, примерно по 7–8 человек на полк, причем им давались должности не выше взводных командиров» [36]. В статье упоминается фамилия бывшего есаула П.Ф.Королькова, который, начав службу в Красной Армии писарем команды конных разведчиков, закончил ее в должности исполняющего обязанности командира полка и геройски погиб 5 сентября 1920 г. в боях под Каховкой. В заключение статьи автор пишет, что «ничто их (бывших белых офицеров. — А.К.) не могло так привязать к части, как оказанное им доверие»; многие офицеры, «не становясь приверженцами Советской власти, привыкли именно к своей части, и какое-то странное, непоследовательное чувство чести заставляло их драться на нашей стороне» [37].

После окончания гражданской войны и перехода Красной Армии на мирное положение 1975 бывших белых офицеров продолжали службу в Красной Армии, доказав «своим трудом и отвагой искренность в работе и преданность Союзу Советских Республик», на основании чего Советское правительство сняло с них название «бывшие белые» и уравняло во всех правах командира РККА [38].
Среди них можно назвать штабс-капитана Л.А.Говорова, впоследствии Маршала Советского Союза, который из колчаковской армии перешел со своей батареей на сторону Красной Армии, в должности командира дивизиона участвовал в гражданской войне и за бои под Каховкой был награжден орденом Красного Знамени; полковника Оренбургской белоказачьей армии Ф.А.Богданова, перешедшего со своей бригадой на сторону Красной Армии 8 сентября 1919 г. Вскоре он и его офицеры были приняты приехавшим на фронт М.И.Калининым, который разъяснил им цели и задачи Советской власти, ее политику в отношении военных специалистов и обещал допустить военнопленных офицеров после соответствующей проверки их деятельности в белой армии на службу в Красную Армию; впоследствии эта казачья бригада участвовала в боях против деникинцев, белополяков, врангелевцев и басмачей.
В 1920 г. М.В.Фрунзе назначил Богданова командиром 1-й Отдельной узбекской кавалерийской бригады, за отличие в боях с басмачами он был награжден орденом Красного Знамени. Сотник Т.Т.Шапкин в 1920 г. перешел со своим подразделением на сторону Красной Армии, за отличия в боях во время советско-польской войны был награжден двумя орденами Красного Знамени; в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. в звании генерал-лейтенанта командовал кавалерийским корпусом.
Военный летчик капитан Ю.И.Арватов, служивший в «Галицийской армии» так называемой «Западно-Украинской народной республики» и перешедший в 1920 г. на сторону Красной Армии, за участие в гражданской войне был награжден двумя орденами Красного Знамени. Подобные примеры можно было бы умножить.

Таким образом, для определения общей численности военных специалистов в Красной Армии к концу гражданской войны следует учитывать, кроме 8 тыс. человек, вступивших в Красную Армию добровольно, и 48 409 человек, призванных в нее по 15 августа 1920 г., также 12 тыс. бывших белых офицеров колчаковской, деникинской и других армий, которые были захвачены в плен и привлечены на службу в Красной Армии или перешли на сторону Красной Армии до 1 января 1921 г., а также мобилизованных в период с 15 августа по 15 ноября 1920 г., в том числе на территории, освобожденной от белогвардейцев [39].

Примечания

16. Спирин Л.М. В.И.Ленин и создание советских командных кадров // Воен.-ист. журн. 1965. №4. С.14.
17. История гражданской войны в СССР. М., 1960. Т.5. С.82, 83.
18. ЦГАСА. Ф.33988. Оп.2. Д.284. Л.30. Кроме того, 4 тыс. бывших унтер-офицеров и подпрапорщиков.
19. Среди военнопленных и перебежчиков были также офицеры армий Краснова, Юденича, Миллера и др.
20. Спирин Л.М. Указ. соч. С.11. Военнопленные и перебежчики, произведенные в офицерский чин в белых армиях, приравнивались «к категории прочих бывших офицеров, как лиц, получивших соответствующую подготовку для занятия командных должностей» (ЦГАСА. Ф.11. Оп.6. Д.312. Л.17).
21. Спирин. Л.М. Указ. соч. С.12.
22. ЦГАСА. Ф.11. Оп.6. Д.312. Л.261, 262. Из этого числа в Екатеринбург прибыло 465 человек, остальные в результате эпидемии тифа умерли в дороге.
23. Там же. Л.53, 54.
24. Там же. Л.26–29.
25. Там же. Л.11.
26. Там же. Л.13.
27. Там же. Л.38.
28. Там же. Л.33, 58, 81.
29. Там же. Оп.3. Д.71. Л.11. При составлении проекта «Временных правил» были использованы: составленный в Управлении по командному составу Всероглавштаба «Перечень намеченных мероприятий об использовании бывших офицеров из числа военнопленных и перебежчиков белых армий» (Там же. Оп.6. Д.312. Л.90, 91); докладные записки Управления по командному составу Всероглавштаба №56 от 20 апреля 1920 г. (Там же. Л.29) и №192 от 11 июля 1920 г. (Там же. Л.51, 51об.); дополнения к проекту «Временных правил», внесенные Особым отделом ВЧК (Там же. Л.49–50, 59); приказ Реввоенсовета Республики №774 от 7 мая 1920 г., согласованный с Народным комиссариатом внутренних дел (Там же. Л.9).
30. Служивших в этапно-хозяйственных отделах штабов армий в мировую войну.
31. Эти положения содержались, в частности, в «Перечне намеченных мероприятий об использовании бывших офицеров из числа военнопленных и перебежчиков белых армий».
32. ЦГАСА. Ф.11. Оп.6. Д.312. Л.212.
33. Там же. Ф.33988. Оп.2. Д.284. Л.30об.
34. Там же. Л.31.
35. Ефимов Н.А. Указ. соч. С.97, 107.
36. Гаазе Г.Ю. Белые офицеры и солдаты в наших рядах // Сборник воспоминаний к 4-й годовщине РККА. М., 1922. С.81.
37. Там же. С.83.
38. Ефимов Н.А. Указ. соч. С.88, 97, 107.
39. Имеются в виду призывы бывших офицеров, проживавших в качестве частных лиц на территории, временно находившейся под управлением белогвардейских правительств. Достаточно сказать, что только с 1 ноября 1918 г. по 1 декабря 1919 г. от врага была освобождена территория общей площадью 1 194 600 кв. км с населением 15 708 тыс. человек. См.: Кузьмин Г.В. Разгром интервентов и белогвардейцев в 1917–22 гг. М., 1977. С.315.


С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 ноя, 2006, 18:02 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 28 июл, 2005, 16:17
Сообщения: 5182
Репутация: 827

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь
Ayup-han9 писал(а):
Здесь много сказано о белом и красном генералитете. Позволю себе напомнить еще об одном феномене Гражданской войны - ижевской рабочей бригаде (затем дивизии) в армии Колчака. Сформированная из представителей пролетариата - добровольцев Ижевского и Воткинского оружейных заводов, дивизия была одной из самых боеспособных соединений Колчака. Ижевцы ходили в бой под красными флагами, в плен большевикам не сдавались...

Читайте здесь: http://www.izhiza.ru/besopasno/vosstanie2006.htm


И в чем феномен? Гражданская война, брат на брата... ижевские рабочие могли примкнуть как к белым так и к красным. Они выбрали первое, к тому же может и не все...

А царский генерал М. Д. Бонч-Бруевич выбрал красных....

Гражданская война... знаете ли...

Да и в годы Второй мировой часть бывших "белых" служила немцам и боролась с "большевиками", а часть боролась за РОДИНУ и сражалась в рядах Сопротивления против фашистской Германии.


С уважением, Владимир

_________________
Клуб прикладного армейского рукопашного боя «РЭКС"
https://vk.com/sev_arb

***
А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 ноя, 2006, 18:16 
Не в сети
Бабай
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 окт, 2006, 16:03
Сообщения: 8210
Репутация: 2037
В том-то и феномен, что на Урале, в Сибири и на русском Севере против большевиков (интернациональных отрядов) сражались пролетарские и крестьянские части, целиком сформированные или из односельчан, или из рабочих одного предприятия. В низовьях Оби так называемые белогвардейские отряды состояли из жителей зырянских сел...которые потом поголовно вырезались красными венграми...Феномен в том, что местное крестьянство и пролетариат воевали с пришлыми "большевиками"...


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 313 сообщений ]  На страницу 1 2 313 След.

Часовой пояс: UTC+03:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Geptral и 16 гостей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

[Мобильная версия]

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB