Sevastopol.info

Севастопольский городской Форум
основной сайт :: погода (⇓20.1°C, 750 мм.рт.ст.) :: рад.фон 9 мкр/ч :: мы в instagram :: наш telegram :: размещение рекламы
Текущее время: 19 июл, 2019, 4:36

Часовой пояс: UTC+03:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 428 сообщений ]  На страницу 1 2 318 След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 10:32 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Привествую всех! В соседней ветке про Красный и белый террор зашел разговор о периоде оккупации.
Сейчас, просмотрев весь этот форум и не обнаружив там подобной темы (заранее извиняюсь, если это не так), решил создать, чтобы было. Ну, и не только для этого. Что нам известно об этом периоде?
Только в общих чертах, про зверства фашистов - почти ни слова о быте и других аспектах существования людей в это страшное время.
А между тем, знать и помнить об этом также важно, как и о событиях более раннего времени.
Предлагается выкладывать в этой теме имеющиеся документы об этом периоде - фотографии, цитаты и полезные ссылки.
(По теме из книг могу навскидку назвать труд некоего Яковлева "Преступления. борьба. возмездие" - о преступлених гитлеровцев и партизанском движении в Крыму, изданную еще в советское время. Некоторые аспекты оккупации в Крыму затронуты в работах О.Романько и книге Б.Соколова "Оккупация. Правда и мифы" Быть может, кому-то известно больше?).

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 11:32 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 28 июн, 2007, 13:58
Сообщения: 656
Репутация: 12
Музей "Севастопольское подполье 1942 -1944 гг."
Цитата:
Севастопольское подполье возникло по инициативе патриотов-военнопленных, бывших участников обороны Севастополя 1941—1942 и жителей города. В конце 1942—начале 1943 в Севастополе начали действовать несколько разрозненных подпольных патриотических групп. Наиболее многочисленные и активные из них следующие.

Патриотическая группа под руководством Павла Даниловича Сильникова (подпольная кличка «Павлов»), действовавшая в мастерских Главвоенморпорта («Верфь»).

Подпольная патриотическая группа в лагере военнопленных на территории Лазаревских казарм под руководством Николая Игнатьевича Терещенко (подпольная кличка «Михайлов»).

В марте—апреле 1943 сформировалась КПОВТН (Коммунистическая Подпольная Организация в тылу немцев) под руководством Василия Дмитриевича Ревякина (подпольные клички «Орловский», Саша»).

19 марта 1943 г. приняты Устав и Программа КПОВТН. Ближайшей задачей штаб КПОВТН считал развертывание политической агитации среди населения, военнопленных и по возможности среди солдат и офицеров армии оккупантов.

21 марта 1943 г. выпущена от руки и распространена в количестве 35 экз. первая политическая листовка КПОВТН «Воззвание к трудящимся Севастополя». Появление листовки сорвало акцию гитлеровцев по мобилизации в РОА (Русская Освободительная Армия) и добровольного выезда жителей города на работу в Германию.

В мае—июне 1943 г. под полом кухни в доме Ревякина (№46 по Лабораторному шоссе) была оборудована подпольная типография. 10 июня 1943 г. вышел первый номер подпольной газеты «За Родину», редактором которой стал Г.П.Гузов. Всего КПОВТН выпущено 36 номеров листовок тиражом 100—150 экз. и 25 номеров газеты «За Родину» тиражом 300—400 экз.

Летом—осенью 1943 г. в КПОВТН влились группы П.Сильникова, Н.Терещенко, группы, действовавшие в Инкермане, на Северной стороне, в Балаклаве, среди медицинских работников и др. Это позволило активизировать диверсионную работу, которая проводилась на ж/д ст. Севастополь, в морском порту, в немецких воинских частях и складах. По заданию штаба КПВТН члены организации работали в городской управе, комендатуре, в СД. В полиции работали В.Марченко, В.Пьеро, Б.Фок и др. Они обеспечивали надежными документами, продуктами питания, оружием членов КПОВТН и бежавших из лагерей военнопленных. Конечная цель Программы КПОВТН — подготовка «всеобщего вооруженного восстания» на случай высадки десанта Красной Армии в р-не Севастополя. Для чего собиралось и ремонтировалось оружие, проводился сбор разведданных. Но гитлеровцы напали на след подпольной организации. В октябре 1943 были арестованы и расстреляны члены группы П.Сильникова. В это же время был арестован член штаба КПОВТН М.Пахомов. После трех дней пыток ни назвав ни одного имени, не раскрыв места нахождения подпольной типографии, он был расстрелян. В феврале 1944 после взрыва эшелона с боеприпасами на ж/д ст. Севастополь СД раскрыла молодежную группу железнодорожников.

14 марта 1944 г. арестованы руководитель подполья В.Д.Ревякин и более 20 активных членов КПОВТН. После 29 дней жестоких пыток были расстреляны в Юхариной балке.

В мае 1944 после освобождения Севастополя останки героев-подпольщиков перезахоронены на Кладбище Коммунаров. В 1963 на братской могиле открыт памятник «Борцам подполья».

В 1967 по инициативе ветеранов-подпольщиков в доме № 46 по ул. В. Ревякина открыт музей «Севастопольское коммунистическое подполье 1942—1944 гг.», являющийся отделом Музея героической обороны и освобождения Севастополя.

http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museums/mgds/h_redhouse.htm


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 11:36 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 28 июн, 2007, 13:58
Сообщения: 656
Репутация: 12
Василий Дмитриевич Ревякин Изображение
(26.4.1918 - 14.4.1944) гвардии старшина, руководитель Севастопольской подпольной партийной организации, родился 26 апреля 1918 года в с.Данилкине Балашовского района Саратовской области. Русский. Окончил Балашовский учительский институт. В 1940 году был призван в Красную Армию.

Великую Отечественную войну встретил на Южном фронте. В составе 18-го гвардейского артиллерийского Краснознаменного полка принимал участие в обороне Одессы и Севастополя.

Звание Героя Советского Союза Василию Дмитриевичу Ревякину присвоено посмертно 8 мая 1965 года за создание и руководство подпольной партийной организацией в Севастополе в годы Великой Отечественной войны, за выдающиеся заслуги, мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Именем Героя Советского Союза В.Д.Ревякина названы площадь и улица в Севастополе. Героям подполья в Севастополе сооружен памятник.

3 июля 1942 года по приказу Главного Командования советские, войска после беспримерной 250-дневной обороны оставили Севастополь. Но отдельные группы бойцов, прикрывавшие отход, не смогли эвакуироваться и в течение нескольких дней продолжали борьбу с врагом. В одной из таких групп оказался и заведующий продскладом полка Василий Ревякин. Обессиленный и голодный, он 6 июля попал в плен, но в тот же день бежал от фашистов и поселился в Севастополе на Лабораторной улице.

Обстоятельства не позволили создать в Севастополе организованное подполье. Коммунисты, оставшиеся в тылу врага, были разобщены. Надо было все начинать сначала.

В марте 1943 года Ревякин создал в городе первые подпольные группы. Вместе с инженером Павлом Сильниковым он разработал "Устав коммунистической подпольной организации в тылу немцев". Патриоты бросили лозунг: "Трудящиеся города Севастополя, объединяйтесь на борьбу с гитлеризмом!"

Вначале подпольщики под руководством Ревякина писали от руки патриотические листовки и расклеивали их на улицах города. Затем они раздобыли шрифт, создали свою подпольную типографию и стали выпускать газету "За Родину". В газете печатались различные сообщений из Москвы, в том числе сводки Совинформбюро, принимаемые с помощью радиоприемника, укрытого на конспиративной квартире.

Подпольная организация росла и крепла. Ревякин установил связь с группой патриотов, действовавшей в лагере военнопленных под руководством коммуниста Терещенко. По заданию Ревякина эта группа, наряду с актами саботажа и диверсиями, организовывала побеги из лагеря надежных людей, которые получали от подпольщиков необходимую помощь и вливались в ряды борцов против фашистов.

К осени 1943 года в тайниках подпольной организации появилось оружие: автоматы, винтовки, ручные гранаты, взрывчатка, патроны. Подпольщики стали совершать диверсии на предприятиях города, в порту, на железнодорожной станции. Почти каждую ночь в Севастополе гремели взрывы. Выходили из строя суда, паровозы, взлетали на воздух бензохранилища и склады.

Но не дремал и враг. В октябре 1943 рода гестапо арестовало Сильникова и его товарищей. Все они перед расстрелом были подвергнуты жестоким пыткам, но не выдали своих товарищей по борьбе.

В ответ "на расправу над патриотами коммунисты усилили борьбу с оккупантами. 22 декабря город потряс огромной силы взрыв, в результате которого на станции было уничтожено 38 вагонов с войсками и боевой техникой.

Позднее Ревякину удалось установить связь с крымскими партизанами и разведчиками Черноморского флота. Через них он передавал командованию Красной Армии ценные сведения о противнике.

В марте 1944 года по доносу предателя Ревякин был арестован. После пыток 14 апреля фашисты его расстреляли.

Источники:
1) Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.2. М.:Воениз.1988.
2) Румянцев.Н.М. "Люди легендарного подвига". Саратов. 1968 г

http://persona.rin.ru/cgi-bin/rus/view.pl?id=30856&a=f&idr=14


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 12:40 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Вспомнил еще по теме: документально-художественный фильм Севастополь. испытание войной.
Там об оккупации рассказывалось, цитировался отчет начальника севастопольской полиции по уничтожению евреев в районе нынешнего стадиона "чайка".
А полный текст этого отчета кто-нибудь выложить может или ссылочку дать?
Еще вспомнил по сей теме книгу кажется Гельмана - про холокост в Севастополе...лет 5 назад видел в продаже.
А так в закромах пощукать обещаю у себя, помню, что как-то мне записали на болванку несколько сотен разных фото времен ВОВ, там оккупация также представлена была.
В целом - сейчас смотрю известно мало. О подвиге подпольщиков знаем, о трагедии мыса Херсонес - тоже кое-что теперь известно.
Однако невоссоздана имхо картина присутвия оккупантов:
1. Город был порядком разрушен. Интересно, где "освободители" проживали? Где у них все службы находились - комендатура, СД, гестапо. (Есть сведения, что они там же где сейчас СБУ - т.к. здание не пострадало, и там камеры были. Вдобавок каким-то образом немцам все агентурные списки попали, так что они в первые месяцы активно город прочесывали).
2.В упомянутом мной фильме называется несколько мест, где были оборудованы концентрационные лагеря...но они там просто перечисляются...сохранились ли подробности об этом в открытой литературе...
3.как с продовольствием в городе дела обстояли?
4.и самое что больше всего интересует - это религиозный вопрос. Известно. что в годы войны немцы чтобы симпатий у населения добиться, открывали закрытые при большевиках церкви. Во всех совр. материалах только про ислам написано, т.к. они в Крыму татарам благоволили особенно. А как обстояли дела с православными храмами (кладбищенской церковью на Пожарова и др. храмами)?

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 15:37 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
Если интересует первоисточник,а не пересказ многочисленными авторами уже написанного и опубликованного ранее,несомненный интерес представляет вот это
“Севастополь, Крым: документы, источники, материалы” ,в 3-х томах,1998г.,составитель-Ганс-Рудольф Нойман
книжка эта на немецком языке должна быть в фонде иностранной литературы Морской библиотеки ЧФ РФ


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 15:41 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
Статья Колонтаева Константина
За основу вята вышеобозначенная книга Ноймана
Наряду с голодом 1921–1922 годов, немецкая оккупация Севастополя 1942–1944 годов стала одной из самых ужасных страниц истории Севастополя.
Нельзя сказать, что данный период истории нашего города является чем-то вроде “терра инкогнита”. Хотя вот уже более сорока лет действует на улице Ревякина музей истории коммунистического подполья в периода 1942–1944 годов. Один из очень немногих подобного рода в странах СНГ. Но, несмотря на наличие в городе профессиональных историков немецкого оккупационного режима в Севастополе, хорошо изученной эту тему назвать нельзя.
Что касается немецких оккупационных органов, то они начали формироваться штабом 11 армии за месяц до взятия Севастополя, в конце мая 1942 года в Бахчисарае. Основой оккупационных властей была военная или, как называли ее немцы, местная комендатура (“ортскомендатур”) во главе сначала с майором Купершлягелем, а затем подполковником Ганшем. Ее силовой структурой была команда полевой жандармерии (военной полиции) в количестве 20 человек под командованием обер-лейтенанта Шреве. После того, как по мере продвижения немецких войск к Сталинграду, Севастополь вышел из армейской зоны оккупации (полоса шириной 500 километров вдоль линии фронта), в городе появилось управление службы безопасности (СД) и полиции безопасности во главе со штурмшарфюрером Майером. Оно насчитывало семь сотрудников, 3 переводчиков и комендантский взвод из 20–25 эсэсовцев. До этого в городе действовала команда тайной полевой полиции (GFP) 11 армии.
Именно эта команда первой из оккупационных органов вошла в Севастополь утром 1 июля 1942 года, вскоре после его взятия немецкими войсками. Первым делом сотрудники этого “полевого гестапо”, как их называли сами немцы, направились к зданию Севастопольского горотдела НКВД Крымской АССР. И к своему немалому и радостному изумлению обнаружили, что практически вся его документация сохранилась. Начиная от бумаг отделения госбезопасности, отделения милиции и заканчивая ЗАГСом. Об этом подробно рассказывается в комплексе донесений команды ГФП, который находится в сборнике немецких архивных документов, посвященных Севастополю 1941–1942 годов. Его собрал и опубликовал в 1998 году в Германии историк Ганс-Рудольф Нойман. Эта книга “Севастополь, Крым: документы, источники, материалы” в 3-х томах, хранится в фондах Севастопольской Морской библиотеки. Согласно имеющимся в ней отчетам, ГФП благодаря захваченным в горотделе документам раскрыла и уничтожила сначала сеть подпольных организаций, созданных горкомом партии, горотделом НКВД, а после обработки документов паспортного стола и ЗАГС были обнаружены разведывательные сети, оставленные Приморской армией и Черноморским флотом. В общем, начальник Севастопольского горотдела НКВД старший лейтенант госбезопасности (армейское звание майор) Константин Нефедов оказался плохим профессионалом своего дела. Это подтверждает и документальный рассказ Фреда Немиса “Шпион в Севастополе: драматическая акция агента КГ-15”. Согласно которой немецкие агенты в осажденном Севастополе также чувствовали себя весьма свободно. Данная книга также находится в фонде иностранной литературы Севастопольской Морской библиотеки.

Продолжая рассматривать систему немецких оккупационных органов в Севастополе, необходимо отметить, что германской военной комендатурой была создана и марионеточная городская управа во главе с городским головой (бургомистром) Мадатовым, а с августа 1942 года – Супрягиным. Полевой жандармерией была также сформирована “русская гражданская вспомогательная полиция” во главе с полицмейстером Корчминовым-Некрасовым. После того, как в декабре 1942 года ей был передан ряд розыскных функций, она была переименована в “русскую вспомогательную полицию безопасности” и переподчинена управлению СД.
Первым мероприятием немецких оккупационных властей стала всеобщая перерегистрация оставшегося в Севастополе гражданского населения. Она проходила с 9 по 15 июля 1942 года и имела целью установления полного контроля над жителями, выявление категорий лиц и национальных групп, подлежащих уничтожению, учет трудоспособного населения, подбор лиц, согласных сотрудничать с оккупационными властями. Этому очень помогала сохранившаяся документация паспортного стола и ЗАГСа. Около 90% уничтоженных из примерно 1.500 человек к концу августа 1942 года составляли лица, признанные политически опасными: партийные и комсомольские руководители, советские служащие и руководители предприятий, сотрудники госбезопасности и милиции, персонал органов юстиции, пожарные, отказавшиеся поступить на службу к немцам, депутаты советов, лица, награжденные правительственными наградами и почетными званиями.

Впрочем, и полная лояльность к оккупационным властям не гарантировала от угрозы смерти. Если во время периодических массовых проверок документов в доме или квартире оказывался посторонний человек без документов, то очень часто расстреливались все там проживавшие или в лучшем для них случае отправлялись в концлагерь. Для поддержания постоянного страха населения в первые месяцы оккупации на Пушкинской площади (ныне пл. Суворова) была установлена виселица. На ней периодически проводились немотивированные казни случайных лиц, которых задерживали во время облав, проверки документов или даже прямо в городской управе. Именно так были задержаны, а затем повешены трое подростков 14–15 лет Анатолий Власов, Виталий Мацук, Николай Лялин, пришедшие в управу получить продовольственные карточки для своих семей. Чтобы как-то прикрыть этот беспредел, полевые жандармы повесили им на грудь таблички “За саботаж”. Об этом на судебном процессе в Севастополе в ноябре 1947 года подробно рассказал начальник полевой жандармерии обер-лейтенант Шреве.
К постоянному страху смерти от пули и петли постоянно добавлялся страх голодной смерти. Пайки получали только те, кто работал в немногочисленных предприятиях и учреждениях, открытых немецкими властями. Остальные должны были искать пропитание сами. В результате из примерно 40 тысяч жителей оккупированного Севастополя за время оккупации насильственной смерти подверглись 2 тысячи. От голода за время оккупации умерло около 3 тысяч человек.

Этот непереносимый ужас бытия, устроенный севастопольцам немецкими оккупантами, длился два казавшихся бесконечными года, когда, наконец, 9 мая 1944 года в город вошли войска 4-го Украинского фронта, вернувших городу и жителей к нормальной жизни.
Опубликовано вот здесь
Еженедельная общественно-политическая газета "Севастопольский меридиан", №36(120)


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 15:47 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
Вот материал из книги Иванова В.Б.
Севастопольская эпопея 1941-1944 гг. в официальных документах
(правда хитрожопый иванов не всегда даёт ссылки на первоисточники)
«Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами», - заявил Гитлер на совещании в ставке 19 июля 1941 года. По его предложению Крым превращался в имперскую область Готенланд (страна готов). Центр области Симферополь переименовывался в Готсбург (город готов), а Севастополь получал название Теодорихсхафен (гавань Теодориха, короля остготов, правившего в 493-526 гг.).
По проекту Гиммлера Крым присоединялся непосредственно к Германии. 9 июня 1942 года на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью колонизован немцами, и притом только по расовому принципу, по принципу крови.
Исторически возвращение Крыма в состав Германии основывалось на том факте, что во второй половине IV века в Таврику вторглись пришедшие с берегов Балтийского моря германские племена готов, которые жили здесь, наряду с другими народами, и в средние века. В июле 1942 года Фрауенфельд организовал археологическую экспедицию, которой руководил начальник СС и полиции в Тавриде бригадефюрер СС фон Альвенсле-бе, а полковник Вернер Баумельбург выполнял обязанности археолога. Были обследованы руины Феодоро - столицы одноименного грекоязычного княжества, которое было разгромлено войсками турецкого султана Мехмеда II в 1475 году. Вывод: это типичный образец германской фортификации. По итогам экспедиции Баумельбург написал работу «Готы в Крыму», в которой утверждал, что Алустон (Алушта), Горзувитай (Гурзуф), Каламита (Инкерман) построены готами. Собранные материалы Фрауенфельд использовал для своей книги «Причины и смысл нашей борьбы». Он выдвинул проект автомагистрали, которая связала бы Гамбург с Крымом и позволила преодолевать путь за два дня, и предлагал в качестве прислуги для отдыхающих на крымских курортах немцев использовать крымских татар. В конце 1941 - начале 1942 года были уничтожены цыгане, крымчаки, евреи. А 5 июля 1942 года на совещании командования вермахта и полиции был рассмотрен вопрос о переселении жителей Крыма. Принято решение о создании лагерей для проведения «расового обследования населения». «Расово качественных» оставляли в Крыму или переселяли на юг Украины. По приказу Гиммлера началось формирование подразделений СС для охраны концентрационных лагерей и ликвидации оставшихся «расово неполноценных».
Оккупация города немецкими войсками продолжалась с 1 июля 1942 до 9 мая 1944 года. С первого дня в городе начал устанавливаться новый порядок. С 9 июля 1942 года с целью выявления коммунистов, комсомольцев, установления людских резервов трудоспособного населения в городе была проведена перерегистрации населения.
Это помогло немцам выявить лиц, согласных сотрудничать с новыми властями. В городе был установлен жесточайший режим прописки. Каждый житель обязан был прописаться в течение 48 часов в полиции. Если во время проверки документов в доме оказывался человек без прописки - расстреливалась вся семья.
Ортскомендатура ввела комендантский час: осенью-зимой - с 17.00 до 6.00, летом-весной - с 20.00 до 6.00. Не имеющие ночных пропусков задерживались полицейским патрулем, подвергались проверке в полиции и отправлялись на принудительные работы сроком до 10 дней.
Для поддержания «нового порядка» в городе были созданы карательные органы. В угловом здании на ул. Красный спуск (современная ул. В. Кучера) разместилась немецкая жандармерия (глава лейтенант Шреве), насчитывающая более 20 человек.
На ул. Частника, дом 90, расположилась служба безопасности (СД) во главе с штурм-шарфюрером Майером. В СД работали семь следователей, три переводчика, отряд охраны из 20-25 человек. Основной задачей СД было выявление коммунистов, сотрудников органов госбезопасности и милиции, работников госаппарата, партизан и подпольщиков.
Ортскомендатуру (местная комендатура), которая размещалась на ул. Ленина (современное здание Ленинского райсуда), до 30 июля 1942 года возглавлял майор Купершлягель, затем был назначен подполковник Ганш. В ее подчинении находились городская управа во главе с бургомистром, или городским головой (Н. Мадатов, а с августа 1942 года П. Супрягин), и шуцполиция (немецкая полиция). Без указания или разрешения ортс-коменданта ни горуправа, ни шуцполиция не могли проводить никаких мероприятий. Основная задача всех восьми отделов горупра-вы состояла в организации обеспечения немецких воинских подразделений и учреждений продовольствием и материальными ресурсами.
На улице Пушкинской в доме № 2 размещалось главное управление русской вспомогательной полиции во главе с главным полицмейстером Б. В. Корчминовым-Некрасовым. В составе управления в 1942 году было 120 человек, в 1944-м - около 300.
При главном управлении вспомогательной полиции была создана следственно-розыскная часть, или криминальная полиция. В декабре 1942 года она стала именоваться вспомогательной полицией безопасности и перешла в подчинение СД.
Кроме карательных органов в Севастополе действовали разведывательные органы: тайная полевая полиция (ГФП), отдел контрразведки Абвера «Дариус-305». Все немецкие органы управления и власти были призваны насаждать «новый порядок» в Севастополе.
На территории Севастополя с первых дней оккупации было создано более 20 лагерей военнопленных: на горе Матюшенко (территория современного ПО «Севастопольгаз»), в Камышовой бухте, в здании бывшей тюрьмы на пл. Восставших, на территории школы № 16, Лазаревских казарм, в районе ГРЭС, на Северной стороне и др. В июле 1942 года в Инкерманском лагере было уничтожено 450 военнопленных, в августе 1942-го массовые расстрелы были произведены во всех лагерях.
Немцы ввели практику закапывания военнопленных. С ноября 1942 года они стали ежедневно выгонять по 20-30 человек из лагеря военнопленных в Лазаревских казармах и заживо закапывать их в воронках от авиабомб. После освобождения Севастополя было обнаружено 190 таких воронок, в которых было 2020 трупов.
В первых числах декабря 1943 года из Керчи в Севастополь прибыли три эшелона с военнопленными (около 2,5 тыс. чел.). 8 декабря 1943 года их погрузили на баржи и в открытом море баржи подожгли.
На другой день на баржу погружено около 2 тыс. военнопленных, баржа также ушла в море, откуда больше не вернулась. В начале января 1944 года на одну из барж было погружено 240 раненых военнопленных, баржа вышла в море, где ее подожгли. Пытавшихся спастись вплавь расстреливали из пулеметов.
Чуть позже в Севастополь прибыл эшелон с военнопленными, вагоны были под пломбами. Когда вагоны вскрыли, то все военнопленные оказались мертвы.
Всего в Севастополе было уничтожено более 15 тыс. военнопленных. За годы оккупации немецко-фашистские захватчики повесили, расстреляли, сожгли в топках и на баржах, утопили в море более 27 тыс. и угнали в фашистскую неволю свыше 45 тыс. севастопольцев и военнопленных.
Гражданское население Севастопольского округа, в состав которого в августе 1943 года вошли Балаклавский, Ялтинский, Албат-ский (ныне Куйбышевский) и Бахчисарайский районы, согласно декабрьской перерегистрации, составляло около 15 тыс., в том числе: мужчин - 4 тыс., женщин - 7 тыс., детей - 3 тыс.; русских - 12 тыс., татар - 1 тыс., других национальностей - 2 тысячи.
Население оккупированного Севастополя в возрасте от 15 до 60 лет должно было работать 28 дней в месяц на строительстве оборонительных сооружений, шоссейных и железных дорог, на расчистке улиц, домов, собирать металлолом. Полиция насильно сгоняла на работу жителей, устраивала облавы в местах скопления людей. Уклонившихся от трудовой повинности подвергали репрессиям.
В соответствии с приказом под кодовым названием «Мрак и туман» проводился насильственный угон жителей города в Германию.
Только с сентября 1942-го по январь 1943 года из Севастополя в Германию было насильственно вывезено более 30 тыс. мирных жителей. Особенно драматичным был период апрель-май 1944 года, когда гитлеровцы эвакуировали своих солдат и военную технику. В качестве прикрытия при налетах советской авиации мирных жителей (в основном женщин и детей), захваченных во время облав, грузили на верхние палубы немецких и румынских судов и барж. Таким образом, за период с 1 по 5 мая 1944 года в качестве живого щита на палубах судов было вывезено свыше 3 тыс. мирных жителей Севастополя, а всего за апрель-май 1944 года - свыше 9 тысяч.
В самом городе гражданская власть была передана в руки городской управы, которую весь период немецкой оккупации возглавлял городской голова П. Супрягин. Несмотря на трудности, жизнь города постепенно налаживалась, во всяком случае об этом так писалась в оккупационных газетах:
«Севастополя не узнать: улицы очищены от мусора, по чистым тротуарам с книжками и тетрадями утром торопится детвора; в городе открыто 2 средних и одна начальная школы... По воскресеньям горожане с удовольствием слушают музыку и пение в театре, организованном отделом просвещения. Питание улучшается с каждым днем: открыто 5 столовых, хлебных магазинов, 3 пекарни, хлебозавод, мельница. Рыбаки снабжают город рыбой. Уже работают водопровод, электростанция, швейные, обувные, строительные мастерские. Выдано 169 патентов ремесленникам» (Голос Крыма. - 1942. - 2 дек.).
«Открыта городская больница, 3 поликлиники, 2 амбулатории... Возрождаются из развалин и пепла промышленные предприятия города. Уже работают мраморный завод, мыловаренное предприятие... Комендантом г. Севастополя издан приказ об обязательном обучении детей в возрасте от 8 до 16 лет» (Голос Крыма. - 1942. - 13 дек.).
«Улица. По ней проходит тропинка среди развалин домов, скрученных двутавровых балок, трамвайных столбов. Когда-то это была главная улица Севастополя. Теперь вместо живой и говорливой южной толпы здесь буйные заросли диких маков, репейника, донника и чертополоха... Внизу Исторического бульвара меж развалин живописно расположился базар, на нем полно всякой всячины» (Голос Крыма. - 1943. - 30 июня).
«На бывшем проспекте Фрунзе, выходящем на Приморский бульвар, большое оживление. Восстанавливается одна бывшая гостиница... На Графской пристани на лавочках сидят люди. Они ждут катера... Во все стороны снуют люди...» (Голос Крыма. - 1943. - 12 нояб.).
В феврале 1943 года началось движение городских катеров от Графской пристани на Северную сторону. Ввиду полного разрушения восстановление трамвая не осуществлялось (во время немецкой оккупации движение трамвая во многих городах Украины было возобновлено).
Работали «Верфь» - судоремонтные мастерские на базе полуразрушенных мастерских Главвоенморпорта, завод «Вулкан» (на месте завода № 54) по ремонту оружия. С апреля 1943 года начал работать «Мраморный завод» горуправы, изготавливавший памятники, чернильные приборы и пепельницы из мраморной крошки с видами Севастополя, частично возобновились добыча флюсов в районе деревни Кадыковка и в Мраморной балке, выпуск виноградных соков на базе госхоза «Профинтерн». Восстанавливались кустарные промыслы по добыче извести и камня для двух ремстройконтор, добыча и заготовка дельфиньего жира для варки мыла (г. Балаклава). Рыбацкая община обеспечивала немецкие воинские части рыбой, частично рыбная продукция выдавалась населению по карточкам, пускалась в свободную торговлю.
С 14 апреля 1943 года в Севастополе была разрешена свободная торговля. Имеющий патент был обязан ежедневно уплатить взнос 1 руб. (продающие продукты и домашние вещи на руках), 3 руб. (продающие на столах), 5 руб. (продающие на возах).
Цены на рынках были высокими (средняя зарплата работающего 250-300 руб.):
десяток яиц - 120-150 руб.,
1 кг сала или масла - около 1 тыс. руб.;
булка хлеба - 180-200 руб.
Ставка годового патента на промыслы менялась несколько раз. 27 декабря 1942 года она составляла от 100 руб. (ремонт и чистка обуви, деятельность врачей, художников и других лиц свободных профессий) до 1400 руб. (рестораны, кафе и т. д.).
В городе работала больница для гражданского населения (в помещении школы № 14 и рядом стоящем здании) на 140 коек с отделениями: инфекционным, терапевтическим, гинекологическим и венерологическим. Персонал - 27 врачей и других медработников, в основном из числа бывших военнопленных. Для амбулаторной помощи были открыты три поликлиники и две амбулатории (на Северной стороне и в Инкермане). В общей сложности в них работало около 80 медицинских работников.
Как уже сообщалось, 18 сентября 1942 года было восстановлено движение поездов на линии Бахчисарай - Севастополь, а затем и до Симферополя. Один раз в неделю (по вторникам) по железной дороге приходила почта из Симферополя.
В Севастополе с января 1943 года работали четыре школы:
№ 1 - на Петровой слободке (помещение детского сада рядом со школой № 16);
№ 2 - на ул. Пирогова;
№ 3 - на ул. Щербака;
№ 4 - на Северной стороне (ныне № 9).
Общее количество учащихся - около двух тысяч, 40 педагогов.
Культурная жизнь города была сосредоточена в театре, открытом в декабре 1942 года в помещении на ул. Ленина (рядом с Музеем КЧФ). Работали Покровский собор, кладби- щенская церковь, мусульманская мечеть.
А теперь "язык документов":
Командующему войсками оперативного тылового района группы армий «Юг»
Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь
Крепость Севастополь, 16 июля 1942 г.
Оперативная обстановка в крепости Севастополь и прилегающих районах в течение пятнадцати суток с момента взятия крепости (включая 15 июля) характеризуется следующими основными факторами:
• - полным подавлением организованного сопротивления русских, как на суше, так и на
море, у берегов Крыма;
• - успешными наступательными действиями войск группы армий «Юг», продвинув
шихся в направлении Кавказа до подступов к городу Ростов-на-Дону и в направлении
Волги до большой излучины Дона;
• - засоренностью освобожденной территории Крыма многочисленными бандообразова-
ниями, именующими себя партизанами, скрывающимися в горах, готовыми принять во
оруженных русских из разбитых полков и подразделений;
• - наличием в прибрежной зоне, в развалинах самой крепости Севастополь, в прилега
ющих деревнях сотен мелких разрозненных остаточных групп и отдельных вооружен
ных матросов, солдат, командиров противника и партийных функционеров;
• - засоренностью освобожденной крепости многочисленной агентурой большевиков и их
пособников, готовых дать укрытие недобитым матросам и комиссарам.
Наиболее характерные враждебные проявления за данный период (с 1 по 15 июля включительно):
• - до 12 июля включительно продолжалось сопротивление фанатически настроенных
русских в районах мысов Фиолент и Херсонес; до конца 3 июля к ним пытались пробить
ся суда противника: 4 быстроходных тральщика, 17 сторожевых катеров и, по неполным
данным, 6~ 10 подводных лодок;
• - в течение второй половины дня 8 июля, в ночь на 4 июля и весь день 4 июля остаточные
группы делали попытки пробраться вдоль берега и уреза моря, чтобы выбраться из окру
жения, но в районе лощины, левее батареи-форта «Максим Горький-2», им преграждали
путь наши прочные засады, сформированные из пулеметчиков и автоматчиков;
• - в течение 3-15 июля на территории крепости преимущественно в ночное время уби
то и пропало без вести 278 военнослужащих, что доказывает наличие значительного чис
ла преступного проболышевистски настроенного элемента;
• - во время обысков, проведенных 8-9 июля в домах, развалках, подвалах, сараях, с по
мощью военнослужащих выявлены сотни лиц, дававших приют солдатам и матросам
противника;
• - 9 июля сожжена автомашина в районе железнодорожного вокзала, преступники
скрылись;
• - 12 июля убиты два полицейских;
• - 14 июля взят русский врач, укрывавший под видом больных раненых.
Всего с 1 по 15 июля включительно ликвидировано (не считая военнослужащих, окруженных вблизи вышеуказанных мысов) 178 вооруженных групп противника из числа комиссаров, командиров, матросов и солдат, 27 бандообразований из числа гражданских лиц, 76 одиночных бандитов. При этом реквизированы автоматы, винтовки, наганы, 7 лошадей, 3 радиостанции, из них 2 коротковолновые.
Стабилизирующие меры:
2 июля приступили к исполнению обязанностей:
• - управление политической полиции и СД крепости Севастополь; начальник - обер-
штурмбаннфюрер СД Фрик;
• - комендатура крепости Севастополь, комендант - майор Купфершлегер;
• - городская управа; бургомистр Садатов;
• - русская вспомогательная полиция в составе лиц, перешедших на сторону Великогер-
манского рейха, общим числом 120 человек, полицмейстер Краминов.
Специально прибывшей в крепость зондеркомандой СС в составе 800 человек, управлением СД, комендатурой, полицией совместно с привлеченными в помощь воинскими подразделениями проведен ряд крупномасштабных молниеносных акций с целью выявления комиссаров, командиров Красной Армии, большевиков из гражданских лиц, комсомольцев, все выявленные оформлены (убиты). 12 июля на спортивном стадионе «Динамо» были собраны жиды (количество - округленно - 1500), которым предварительно, был дан приказ нашить на рукавах желтую звезду; собранные оформлены.
14 июля из прибрежной зоны крепости, разрешающей обзор бухты, слежение за движением судов, в срочном порядке выселены все жители, ширина зоны - 2-4 км; выразившие недовольство оформлены.
Четырежды издан приказ ортскоменданта, обязывающий всех сдать излишки продовольствия за исключением 10 кг мучных продуктов, 10 кг крупяных, 1 кг жировых. Отсутствие продовольствия заставит всех быстро пройти перерегистрацию, укрывшие продукты оформлены.
15 июля издан приказ ортскоменданта об обязательной перерегистрации населения, которая поможет довыявить коммунистов, партийных функционеров, переодетых военных, укрывающийся преступный элемент.
Оберштурмбаннфюрер СД Фрик
Примечание. «Оформлены» - значит расстреляны.

Приказ
Приказ утверждаю: Оберштурмбанифюрер СД Фрик
Комендатура крепости Севастополь, 16 июля 1942 г.
Всем рабочим, работницам и служащим предприятий немедленно явиться на места своих прежних работ. Лица, не явившиеся на работу, будут рассматриваться как саботажники с применением к ним строжайших мер наказания: по условиям военного времени - расстрел.
Особо обращаю внимание лиц, работавших на предприятии, именовавшемся «Морской завод». Они обязаны немедленно явиться в полицай-управление и получить в паспорте отметку «Верфь», так как в Севастополе со дня на день начнет работу судоремонтная верфь. Те, кто не явится в течение трех дней, будут расстреляны.
Ортскомендант

Управляющему судостроительными и судоремонтными предприятиями Юга. Рейхскомиссариат «Украина», г. Николаев
Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь
Крепость Севастополь, 16 июля 1942 г.
Относительно состояния севастопольского судоремонтного морского завода, наличия рабочей силы, возможности возобновления режима работы.
В соответствии с директивой рейхсфюрера Великого рейха генерала СС Гиммлера докладываю:
Беглый осмотр предприятия произведен. Здания цехов разрушены, оборудование вывезено. Доки южной стороны разрушены. В лучшем состоянии док северной стороны, ба-топорт подорван, но подлежит восстановлению. Стапеля горели, сохранность частичная. Мортонов эллинг подорван.
Во избежание ошибок, которые имели место при взятии Николаева, мною был произведен ряд молниеносных крупных и малых акций для фиксирования рабочей силы. Каждый выявленный работник предприятия получил квитанцию-расписку: «Скрепляю подписью, что я получил сообщение об обязательной явке на работу. Мне известно, что за невыполнение приказа у меня или у моей семьи будет конфискован дом, двор и все имущество. Если я и после этого не явлюсь на работу, то мой дом будет сожжен, а мои родные взяты в качестве заложников».
Каждого выявленного работника завода доставляли в комендатуру, сажали в машину. В сопровождении солдат он объезжал крепость, указывая местонахождение не менее чем трех работников завода. После этого получал право возвращения к семье. Таким способом удалось уже выявить более трехсот специалистов.
Допросы с применением разной степени устрашения показали, что в ноябре 1941 года пароходом «Красная Кубань», теплоходом «Грузия», транспортом «Черноморец», транспортом «Ворошилов», пароходом «Коммунист», теплоходом «Ногин» были вывезены крупногабаритные станки предприятия, инструмент, листовая сталь и прокат; более трех тысяч специалистов с членами семей, а также малогабаритные изделия, сортовой металл, цветной металл, режущий инструмент, сварочное оборудование, штампы, прочее. Значительная часть этого имущества завода находится в настоящее время в Туапсе. Необходимо, чтобы вместе с войсками в Туапсе вошли наши люди и специалисты Управления Южных верфей. Имущество завода должно быть незамедлительно возвращено в Севастополь.
Обрисованная картина опустошения может вызвать нежелательную реакцию пессимизма при оценке возможностей незамедлительного возобновления работ завода. Это не так. Допросы, а также захваченная документация неопровержимо доказывают: нет такого опустошения, при котором оперативный судоремонт исключен. Уже после вывоза большевиками оборудования на заводе неоднократно восстанавливались кузнечный и корпусный цехи, кислородная станция, литейная, медницкий участок, стапеля, малый Мортонов эллинг, что разрешало вести ремонт судов, в частности парохода «Серов», который был подвергнут сильнейшим бомбовым ударам и подводная лодка, которая ремонтировалась на малом Мортоновом эллинге, после повреждения бомбовым ударом наших самолетов 29 мая! Ремонт был значительный: в районе пятого отсека разошлись но швам листы наружной обшивки. В результате проведенного ремонта лодка ушла из Севастополя своим ходом!
Кроме того, осмотр территории завода доказал с полной неопровержимостью, что на предприятии до последних дней изготовлялись противотанковые ежи, которые делались из рельсов бывших трамвайных путей, бронеколпаки для дотов. Тут до последних дней вели ремонт легких танков. Кроме того, есть неопровержимые доказательства, что значительная часть работников завода, укрываясь в многокилометровых штольнях, вырытых в горе, работала до последнего часа. Там обнаружены следы 35 станков, прессов, компрессорной установки, опреснительной установки, вентиляционной установки. Специалисты определяют, что в штольнях шло производство минометов марки РМ-50, батальонных минометов марки БМ-82 и мин. Эти подземные коридоры - отделения морского завода.
Вывод: русские рабочие доказали свою способность эффективно работать на режим большевиков. Нет никаких оснований полагать, что они не смогут так же эффективно работать на пользу рейха.
Необходимо: ни в коем случае не допуская снижения заданного нами энергичного ритма, в ближайшие дни провести детальную инспекцию предприятия, для чего прислать специалистов из Управления верфей. Темп, темп, темп - условие того, что ошибки, допущенные в Николаеве, не расползутся язвами саботажа в Севастополе. Каждый русский с первого дня установления нового порядка должен чувствовать твердую власть и направляющую руку. Должен понимать: мы, немцы, - здесь и отсюда - не уйдем!
Немедленно осмотреть крейсер русских, полузатопленный в бухте в результате успешных действий нашей авиации. Имя этого крейсера - «Червона Украина», что значит «Красная Украина», «Большевистская Украина», «Коммунистическая Украина». Восстановление крейсера усилит наш флот на Черном море и резко увеличит престиж наших судоремонтных служб.
Немедленно принять все меры к подъему и восстановлению 100-тонного плавкрана и плавдока, затопленного в бухте, для чего срочно организовать два аварийно-спасательных отряда из специалистов Управления верфей и русских рабочих. Без подъемных механизмов и дока ремонт судов невозможен.
Наши действия: в соответствии с директивой рейхсфюрера завод объявлен «особым имуществом рейха», находится под охраной. Продолжая энергично выявлять работников завода среди гражданских лиц, принимаем не менее энергичные меры для выявления специалистов нужного профиля среди военнопленных.
Мы сильны, как никогда. Служба безопасности вошла в крепость Севастополь, вооруженная опытом работы с русскими колониальными рабочими за год военных действий в России. Мы полны решимости действовать целенаправленно и эффективно, опираясь на специалистов Управления верфей.
Оберштурмбаинфюрер СД Фрик

Обращение к населению г. Севастополя
Крепость Севастополь, 25 июля 1942 г.
Благодаря бдительности Германской Армии обнаружено уже немало шпионов, агентов и диверсантов, оставленных большевиками при их отходе из Севастополя только лишь для Вашего личного вреда. Те из них, которые поняли, что их задачи бесполезны и наносят только лишь ущерб гражданскому населению, добровольно явились к Германским частям и признались в своей виновности. Проверив их показания, мы направили их в другие населенные пункты Крыма на работу, чтобы сберечь их от мести фанатиков.
Тех же, которых мы задержали при исполнении их преступной деятельности, карали смертью. Нам известно, что среди гражданского населения находится еще много шпионов, агентов и диверсантов, а также сотрудников таковых, которые остались в городе по приказу бывших советских руководителей, успевших спасти свою собственную жизнь, сбежав на Большую землю. Нам еще известно, что среди этих агентов находится много мужчин, девушек и женщин, которые раньше принимали такие поручения под нажимом большевистских властей, а теперь не поставили еще в известность Германское Командование о своей деятельности только лишь под страхом мести большевистских сыщиков и палачей.
Всем этим предоставлена еще возможность добиться прощения за их преступления.
Мы призываем их явиться немедленно в одно из подразделений Германской Армии и сдать свои рации, оружие и другие вспомогательные принадлежности. Мы гарантируем им жизнь и предоставление по собственному желанию места работы в другом населенном пункте Крыма. Тот, кто не явится добровольно и будет продолжать свою преступную работу или же будет иметь преступные намерения, будет беспощадно приговорен к смертной казни.
Вышеуказанное касается и всех тех, которые знают таких шпионов, агентов и диверсантов или которым известно их местонахождение, планы и задачи.
Мы делаем каждого гражданина города Севастополя ответственным за жизнь и здоровье Германской Армии, за устранение всех диверсионных актов, как пожары, взрывы и т. д.
Настоящим приказываю:
Если в одном из домов или их предместье днем или ночью с кем-либо из Германской Армии случится что-либо вредное, безразлично каким образом, то жители данного дома будут расстреляны.
Если произойдут диверсионные акты (пожары, взрывы мин и т. д.), нападения или выстрелы на улицах или площадях одного участка города, то я эвакуирую этот участок города, а жители будут привлечены к принудительной работе. В особо тяжелых случаях будут приняты строжайшие меры.
Мы имеем только лишь одну цель: восстановление города, защиту, спокойствие, подходящую работу для каждого и, наконец, обеспечение беззаботной человеческой жизни.
Комендант крепости Севастополь
Приказ
Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.
Ввиду необходимости сохранения и усиления охраны порядка в городе-крепости Севастополь для пользы и процветания каждого единого жителя с 14 сентября 1942-го года приказываю выполнять следующие меры паспортного порядка.
Постоянное и кратковременное проживание в городе допускается на основании особого разрешения:
а) на постоянное жительство - Ортскомендатуры;
в) для жительства до 3-х дней - паспортного отдела;
с) каждый житель, который хочет принять в свою квартиру не местного жителя, должен раньше помещения его в своей квартире предъявить паспортному отделу документы на получение разрешения;
с1) не местные жители, которые без разрешения находятся в городе, и ХОЗЯЕВА, которые без разрешения дали им квартиру, БУДУТ РАССТРЕЛЯНЫ;
е) военным лицам, легионерам, добровольцам также запрещается давать квартиру без разрешения;
Г) прописка и выписка должна быть проведена в течение 48 часов.
Комендатура крепости Севастополь

Командующему войсками оперативного тылового района группы армий «Юг»
Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь
Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.
Оперативная обстановка в крепости Севастополь и прилегающих районах в течение четырнадцати суток сентября (включая 14 сентября) характеризуется следующими основными факторами:
• - полным порядком в крепости. Для доказательства можно сослаться на напечатанный
в газетах доклад имперского министра по делам оккупированных территорий Альфреда
Розенберга, который среди «городов-жемчужин Черноморского побережья», где «наши
солдаты чувствуют себя спокойнее, чем дома», назвал не только город Ялту, но и крепость Севастополь;
• - успешными наступательными действиями войск группы армий «Юг», форсировав
ших на Кавказе реку Терек, а на Волге, вышедших на улицы Сталинграда;
• - продолжающей иметь место засоренностью освобожденной территории Крыма бан-
дообразованиями русских, именующих себя партизанами, скрывающимися в горах и деревнях;
• - остаточной засоренностью освобожденной крепости агентурой большевиков и их пособников;
• - достоверно установленным фактом отсутствия организованного подполья, оставлен
ного русскими при отступлении (меры к организации подполья местными гауляйтерами
большевиков предпринимались еще в ноябре 1941-го года. Причины распада русского
подполья в Севастополе до конца не установлены);
• - решительным подавлением со стороны служб СД любой попытки самопроизвольного
возникновения подполья, как в среде военнопленных, так и среди гражданского населения. Сегодня можно с уверенностью сказать: подполья в крепости нет и уже не будет. До
казательство - дисциплина и порядок в крепости, отсутствие сколько-нибудь значи
тельных диверсионных актов. (Что не исключает мелких проявлений враждебности.)
Наиболее характерные враждебные проявления за данный период (с 1 по 14 сентября включительно):
• - на территории крепости преимущественно в ночное время убито и пропало без вести
8 военнослужащих;
• - 9 сентября убит полицейский;
• - 14 сентября взяты три русских врача, укрывавших, под видом больных, комиссаров и
командиров.
Всего с 1 по 14 сентября включительно ликвидировано 18 одиночных бандитов. При этом реквизированы два автомата, 6 винтовок, три нагана, гранаты. Стабилизирующие меры:
• - в целях решительного подавления саботажа на морской верфи начато широкое выявление лиц, работавших на ней прежде и уклоняющихся от работ на ремонте судов, выда
ющих себя на бирже труда за хлебопеков, грузчиков, дворников, водопроводчиков, сантехников;
• - каждому выявленному вручена квитанция-расписка: «Скрепляю подписью, что я по
лучил сообщение об обязательной явке на работу на свое прежнее рабочее место. Мне из
вестно, что за невыполнение приказа я буду рассматриваться как партизан и буду соот
ветственно тому наказан. Если я и после этого не явлюсь на работу, то буду арестован я и
все мои родные в качестве пособников саботажнику»;
• - 2 сентября 87 выявленных, отказавшихся подписать квитанцию-расписку, оформлены;
• - 8 сентября 87 выявленных оформлены;
• - 7 сентября 42 выявленных и 97 родственников оформлены;
• - 9 сентября соответственно 18 и 20;
• - 10 сентября 8 выявленных и подписавших квитанции-расписки, но впоследствии пытавшихся скрыться, оформлены;
• - 11, 12, 13, 14 сентября все выявленные подписали квитанции-расписки.
В результате проявленной твердости и неуклонности в выполнении поставленной задачи затянувшийся саботаж на морской верфи можно считать подавленным.
Оберштумбаннфюрер СД Фрик
Управляющему судостроительными и судоремонтными предприятиями Юга. Рейхскомиссариат «Украина», г. Николаев
Начальник полиции безопасности и СД крепости Севастополь
Крепость Севастополь, 14 сентября 1942 г.
Относительно состояния севастопольских судоремонтных предприятий, наличия рабочей силы, возможного режима работы докладываю:
14 сентября 1942-го года в крепости Севастополь начал функционировать завод, расположенный на Минной пристани и в Артиллерийской бухте (бывшие мастерские военного порта);
• - зачислены на работу 18 инженеров и 73 рабочих, выявление специалистов продолжается;
• - с первых дней оккупационного режима ведутся под моим личным наблюдением работы по подъему плавучего крана и, что еще более важно, подготовка и подъему русского
крейсера; немецкий флот на Черном море может и должен получить мощный корабль;
• - главная морская верфь крепости «Морской завод» в строй действующих не введена;
но успехи с открытием двух филиалов с несомненностью доказывают, что решение этой
задачи - дело ближайших недель.
Вывод: Возобновление судоремонтных работ в крепости возможно и в начальной стадии уже осуществлено.
Необходимо, развивая достигнутый нами успех, приложить все силы: а) к успешному подъему крейсера; в) к успешному подъему плавучего крана;
с) к подъему дока, для чего необходимо усилить тыл - это крепкие мускулы сражающегося фронта.
Выражаем еще раз свое неудовольствие Управлению верфей в непонятной медлительности в выполнении наших требований на присылку специалистов (желательно немцев), что снижает эффект наших усилий.
Необходимо усилить квалифицированными специалистами (желательно немцами) группу подъема, возглавляемую капитаном Хагельманом. Ни в коем случае не допуская снижения заданного нами на новой верфи темпа ремонта катеров, не далее как в конце этого месяца начать работы на главной верфи Севастополя - Морском заводе, для чего укомплектовать кадры завода, создать немецкую администрацию, выделить из числа русских, проверенных в Николаеве, рабочую группу-ядро, приступить к ремонту трех тральщиков, эсминца, др. судов.
Наши действия: в соответствии с вышеизложенным Служба безопасности вошла в крепость Севастополь вооруженная опытом работы в русских колониях, действовала целеустремленно, эффективно. Наша деятельность здесь, без сомнения, надежное подкрепление исторической победы наших войск.
Служба полиции безопасности и СД полна нетерпения быть достойной истории, гения фюрера и шагать в ногу с победно шагающими солдатами вермахта.
Обврштурмбаинфюрер СД Фрик


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 15:53 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
А вот любопытные сведения уже из закрамов Севастопольского городского архива
Шутикова Е.С., Шпакова И.Е.

Адресные листки немецкой ортскомендатуры – как исторический источник по изучению оккупационного режима в городе Севастополе 1942-1944 годов

2006 год ознаменован 65-летием начала Великой Отечественной войны (1941-1945 годов). Именно на территории Советского Союза произошли решающие военные сражения, предопределившие сокрушительное поражение германского нацизма и исход войны.
Одну из самых героических и трагических страниц в летопись Великой Отечественной войны вписала 250-дневная оборона Севастополя, продолжавшаяся с октября 1941 года по июль 1942 года. Она имела важное военно-политическое значение, надолго сковав крупные силы немецко-румынских войск, нанеся им большой урон (до 300 тыс. убитыми и ранеными); нарушила планы гитлеровского командования на их южном стратегическом направлении и в значительной степени способствовала задержке вражеского наступления к Волге и на Кавказ.
Однако, несмотря на мужество защитников города, в результате третьего наступления, начавшегося 7 июня 1941 года противник, используя численное превосходство в технике и живой силе, сломил упорное сопротивление воинов Севастопольского оборонительного района.
В первых числах июля 1942 года в Севастополь вместе с регулярными войсками 11-й немецкой армии вошли представители карательных и разведывательных органов. Их формирование началось еще в мае-июне 1942 года в Бахчисарае и Симферополе, а доукомплектовывались они уже в Севастополе в июле-августе в процессе регистрации населения.
В задачу этих органов входило установление «нового порядка». Под «Новым порядком» подразумевалось освобождение советского народа из «коммунистического плена». Но эта «свобода» по своей жестокости превзошла многие ранее существовавшие виды рабства.
К августу 1942 года в Севастополе были сформированы следующие органы немецкой власти, действовавшие на протяжении всего периода оккупации (июль 1942 годы – май 1944 года):
1. Разведывательные:
o тайная полевая полиция (ГФП);
o отдел контрразведки Абвера «Дариус – 305».
2. Карательные:
o немецкая жандармерия;
o служба безопасности (СД);
o ортскомендатура и подчиненные ей городская управа и немецкая полиция;
o румынская жандармерия
В распоряжении находилась русская гражданская вспомогательная полиция во главе с главным полицмейстером Б.В. Корчминовым-Некрасовым. Её главное управление размещалось на ул. Пушкинской, 2, а с лета 1943 года – на ул. Пирогова, 6. Были также созданы три отделения:
• первое (Центральное);
• второе (Корабельное);
• третье (Северное).
Личный состав – 120 человек, возросший к 1944 году до 300 человек. Главная функция этого карательного органа – поддержание установленного порядка в Севастополе.
При Главном Управлении вспомогательной полиции была создана следственно розыскная часть или криминальная полиция, переданная в декабре 1942 года в ведение службы безопасности (СД). После перенаименования ее во вспомогательную полицию безопасности, она подразделялась на два отдела – политический и криминальный.
В распоряжении главного полицмейстера управления гражданкой полиции находились пожарная команда и паспортные столы 3х отделений:
• паспортный стол 1-го отделения (нач. Куприянов В.П.);
• паспортный стол 2-го отделения (нач. Фок К.А.);
• паспортный стол 3-го отделения (нач. Пьеро В.П.).
9 июля 1942 года была объявлена регистрация населения, 15 июля 1942 года вышел приказ коменданта о ее проведении [1]. Главная задача, преследуемая этим приказом – выявление госаппарата, партийного и советского актива, сотрудников госбезопасности, милиции, участников обороны Севастополя, еврейского населения, учет трудоспособного населения, лиц призывного возраста. Регистрация населения позволяла выявить и лиц, согласных сотрудничать с германскими властями. В городе был установлен жесточайший режим прописки.
Каждый житель, начиная с 16-летнего возраста, после регистрации на бирже труда обязан был в течение 48-ми часов, а с марта 1944 года – 24-х часов оформить прописку в отделении полиции. Для этого необходимо было предъявить паспорт, явочную карточку, выданную на бирже труда, квитанцию об оплате взноса за регистрацию паспорта и прописки в размере 5 рублей, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей и другие документы, удостоверяющие личность (трудовая книжка, больничный лист и т.п.). Лицам, не имевшим паспортов, выдавался вид на жительство.
Разрешение на постоянное местожительство выдавался ортскомендантом, на кратковременное пребывание в городе до 3х дней – начальниками паспортных столов. Люди, находившиеся в городе без разрешения или прописки, а также жители, укрывавшие их, при обнаружении фашистскими органами, расстреливались.
Выехать из Севастополя в другие оккупированные районы можно было только с разрешения ортскоменданта, бургомистра или старост районов. Наряду с паспортом или удостоверением, выезжавший из города обязан был представить полиции направление или разрешение на выезд, затем в паспортном столе оформлялся листок выбытия.
Спустя полгода после начала оккупации была проведена перерегистрация населения.
Регистрация населения, а также прибывающих и выбывающих из города жителей велась систематически в течение всего периода оккупации Севастополя.
В Государственном архиве города Севастополя имеются частично сохранившиеся адресные листки жителей Севастополя в период оккупации города. Они были переданы в россыпи в 1965 году Крымским областным государственным архивом (ныне Государственный архив Автономной Республики Крым). Сотрудники Государственного архива города Севастополя провели работу по их систематизации и упорядочиванию, составили научно-справочный аппарат.
Данные адресные листки являются ценным источником для исследования периода немецко-фашистской оккупации.
В состав фонда входят листки прибытия и выбытия.
Листок прибытия представляет собой типографский бланк, заполненный рукописным текстом, некоторые имеют отрывной учетный талон. На листке и талоне имеются следующие сведения:
• фамилия, имя, отчество регистрируемого;
• год, место рождения;
• пол;
• национальность;
• вероисповедание;
• партийность, с какого времени;
• адрес, по которому прописывается;
• адрес, откуда прибыл;
• изменение адреса при переезде в этом же населенном пункте;
• цель приезда;
• должность, название предприятия, на котором работает;
• серия, номер паспорта;
• имя (иногда фамилия и отчество), пол и дата рождения несовершеннолетних детей (при отсутствии отца данные вписывались в листок матери, могли вписываться в листок бабушки, дедушки, тети, дяди, старших братьев и сестер).
• подпись лица, ответственного за прописку, дата заполнения листка;
• дата и подпись начальника паспортного стола или лица, оформляющего прописку.
В листке выбытия и соответственно учетном отрывном талоне содержатся аналогичные сведения, изменен адрес, откуда прибыл – на адрес, по которому выбывает, а цель приезда – на цель выезда.
К сожалению, адресные листки сохранились не полностью. На данный момент на хранении в Государственном архиве города Севастополя имеется 12343 адресных листка.
По имеющимся листкам прописки можно провести анализ количественного, полового, возрастного, этнического, религиозного состава, естественного и механического движения, занятости населения Севастополя в 1942-1944 годах. Документы дают представления о действовавших в период оккупации предприятиях, учреждениях, учебных заведениях, названиях улиц, населенных пунктов города и района (в том числе установленных немецкой властью), позволяют выявить лиц, состоящих на службе у немецко-фашистского командования, работающих и занимающихся частным промыслом.
Статистические данные выглядят следующим образом:
К 12343 человекам взрослого населения (карточки которых имеются на государственном хранении) следует прибавить еще 4344 человек – детей (отдельные карточки на которых не составлялись).
Далеко не в каждой семье были дети. Но были семьи, в которых было по двое, трое, пятеро и даже семеро детей. Встречаются семьи, в которых 10 детей. Так, например, в листе прописки Курбедина Али [2], в графе «Вместе с ним проживают дети моложе 16 лет» значатся:
Имя Пол Год и месяц рождения
1.Урие жен. 1936 октябрь
2.Зжафер муж. 1936 октябрь
3.Мамет муж. 2 июля1927
4.Сание жен. 28 сентября 1929
5.Синар муж. 4 ноября 1938
6.Селим муж. 18 сентября 1940
7.Шемсупур жен. 26 марта 1932
8.Сабрие жен. 22 октября 1925
9.Замир муж. 6 мая 1937
10.Рустем муж. 18 ноября 1935

Не все дети жили с родителями, некоторые жили с бабушкой или дедушкой [3], тетей или дядей [4]. Есть и прописанные со старшими братьями или сестрами. Хотя иногда встречаются регистрационные карточки, составленные и на несовершеннолетних детей 10-15 лет, которые по каким-либо причинам жили одни.
По национальному составу из исследования тех же карточек регистрации можно проследить, что в Севастополе в период 1942-1944 гг. проживали [5]:
Национальность Всего (в %)
Русские 74,92
Украинцы 12,72
Татары 6,73
Армяне 0,8
Греки 1,23
Немцы (имеются в виду этнические немцы) 0,25
Прочие (эстонцы, поляки, латыши и др.) 3,27

Таким образом, можно судить, что в Севастополе в период оккупации, как и во все остальные времена существования города в наличии явное преобладание русского населения. А вот татар после войны стало гораздо меньше. Но это было следствием насильственной депортации, которая, в свою очередь, последовала за теми действиями, которые проводили большинство татар в целях сотрудничества с немецко-фашистскими оккупационными властями.
Несмотря на то, что с приходом советской власти, на территории Севастополя, как и на других советских территориях, стали яростно бороться против церкви и той веры, которую она проповедовала, почти в каждом листке регистрации стоит то, или иное вероисповедание. Объяснить это можно только тем, что большинство взрослых людей того времени рождены были ещё при царской власти и в трудные минуты вспоминали ту веру, которой их учили отцы и деды.
В процентном отношении все это измерялось примерно так:
Вероисповедание %
Православное 90,42

Магометанское 6,71
Григорианское 0,15
Католическое 1,33
Лютеранское 0,36
Прочие вероисповедания 0,53

У 0,15% в графе «Вероисповедание» стоит прочерк или она вовсе не заполнена, что свидетельствует, скорее о быстром заполнении карточки, когда данную графу просто пропустили, чем о неверии человека в Бога.
Далее в результате проведенного исследования листков прибытия (карточек регистрации) жителей города Севастополя, проживающих в городе в годы немецко-фашистской оккупации, проанализировав даты рождения, удалось установить, что в городе преобладало население в возрасте 40-45 лет. Для наиболее полного представления, о возрастном составе приведены некоторые цифры:
Годы,
(примерный возраст на начало оккупации) %
1842-1882 (от 60 до 100 лет) 12,27
1883-1902 (от 40 до 60 лет) 40,96
1903-1922 (от 20 до 40 лет) 37,77
1923-1927 (от 15 до 20 лет) 8,46

Лица, которые родились после в 1927 и после года, прописывались со старшими членами семьи. Были, правда, и исключения, когда дети 8-10 лет прописаны были сами, но таких были единицы (всего 34 человека) [6].
За 23 года прошедшие с установления Советской власти многие, особенно люди среднего возраста и молодое поколение успели перестроиться и привыкнуть к новой власти. Молодые люди считали за честь вступить в ряды ВЛКСМ, люди постарше вступали в ряды ВКП(б), числились кандидатами на вступление в члены Компартии.
Известно также, что во многих директивах и указаниях об обращении с местным населением на оккупированных территориях немецким властям предписывалось немедленно арестовывать и без предварительного следствия расстреливать «комиссаров и коммунистов». Несмотря на это в городе было зарегистрировано 86 членов ВКП(б) [7], 11 кандидатов в члены партии, 34 комсомольца [8]. Правда, у некоторых товарищей, в графе «партийность» напротив букв ВКП(б) значится надпись «Исключен в 1934 году в связи с чисткой». [9] Были и такие, у кого помимо сведений о принадлежности к партии (ВКП(б)) добавлено с 1926 года по 1 июля 1942 [10]. Очевидным является то, что 1 июля из числа тех, кто был в это время в Севастополе, исключить из партии никого уже не могли, так как органы, занимающиеся подобными вопросами уже были эвакуированы, а, следовательно, человек сам, своим собственным решением исключил себя из рядов ВКП(б), основываясь на собственных чувствах и на обстановке, сложившейся в городе.
Еще одной отличительной чертой при исследовании карточек регистрации население является наличие среди населения «бывших военнопленных» [11], которых отпускали «на поруки» родственникам, если боец был родом из Севастополя. Для этого надо было только обратиться к начальству лагеря, в котором содержался военнопленный, предъявив официальные документы о родственных связях.
Что касается социального состава, то об этом судить очень трудно. Были достаточно зажиточные люди, имеющие возможность не только самим жить почти без проблем, но ещё и продавать на рынке излишки. Но были и такие, которым нечем было даже прокормить собственных детей.
Места работы также были самые разные. Многие люди работали на государственных предприятиях, находящихся в основном в ведении Городской управы, а также непосредственно в отделах Городской управы (всего около 750 человек), кроме того, на наиболее крупных предприятиях работали: на Железной дороге – 477 человек, в Морской комендатуре – 444 человека. Были и такие, кто занимался кустарным ремеслом, на что немецкими властями в лице Городской управы выдавался специальный патент на строго определенный род деятельности, например: пекарь-кустарь, портной-кустарь и др. Патенты выдавались на год. И стоили по-разному, в зависимости от вида деятельности, престижности профессии и размера прибыли, которую можно было получить, занимаясь тем или иным делом.
Так, например, патент портного стоил 500 рублей в год, патент на продажу овощей и фруктов – 600 рублей, патент для жестянщиков и точильщиков – 200 рублей и т.д. [12].
Всего частным промыслом официально занимались 66 человек. Среди них были как портные и сапожники, так и часовщики, оптики, точильщики, жестянщики, мыловары и др.
Кроме того, в городе было много не работающих – 4146 человек, их которых 3113 – домохозяйки, 160 - инвалиды, 85 - пенсионеры.
Были и такие, кто открыто сотрудничал с новыми властями.
Причем в вопросе коллаборационизма национальности различать трудно: лица, сотрудничавшие с оккупантами, встречались как среди татар, так и среди русских, украинцев и других народов. Анализируя национальный состав лиц, работавших на немецкие органы власти, можно придти к выводу, что количество, например, русских и татар, работавших на немцев, примерно одинаково: на 36 русских, работавших в полиции города Севастополя, приходится 35 татар. Но при этом, если сравнить национальный состав всех жителей оккупированного Севастополя, то получим следующее соотношение: из русских полицейскими или полициантами были каждый двухсот пятидесяти седьмой, из украинцев – каждый сто девяносто шестой, из татар – каждый двадцать второй. Эту цифру превышают только немцы – каждый пятнадцатый (на 31 этнического немца – 2 полицейские) и черкесы – которых всего проживало в Севастополе 10 человек и ВСЕ работали полицейскими.
В настоящее время по адресным листкам исполняются социально-правовые запросы, выдаются архивные справки, подтверждающие проживание граждан на территории Севастополя в период Великой Отечественной войны и немецко-фашистской оккупации 1942-1944 годов, что стало на сегодняшний день очень актуально и помогает получить статус «Участника войны» и соответствующие льготы детям военного Севастополя.
1 Задоражная Н. Ф. Севастополь в период оккупации немецко-фашистскими войсками (1.07.1942-
9.05.1944) //Севастополь: Энциклопед. справочник. - Севастополь, 2000. - С. 451.
2 ГАГС, ф.Р-312,оп.1, д. 309, л. 3.
3 Там же, д. 312, л.10.
4 Там же, д. 311, л.7.
5 Там же, д. 1-510. Сведения собраны из статистического анализа всех карточек регистрации жителей
оккупированного Севастополя.
6 Там же, д. 4, л. 9 - Аверкиев Валентин Михайлович; д. 138, л. 12 - Ваганова Надежда Николаевна; д.
237, л. 16 - Моржевикова Зинаида Михайловна; д. 412, л. 20 - Попандопуло Константин Григорьевич.
7 Там же, д. 16, л. 18 - Анциферов Ион Ионович; д. 30, л. 9 - Барчук Владимир Иванович; л. 10. - Барчук
Иван Матвеевич; д. 260, л. 3 - Караковская Ольга Михайловна.
8 Там же, д. 1, л. 25 - Абдуразак Зине; д. 46, л. 32-Бойков Петр Захарович; д. 260, л. 11-Карвани Борис
Тимофеевич; д. 371, л. 16 - Степаненко Наталия Георгиевна.
9 Там же, д. 170, л. 27; д. 214, л.12.
10 Там же, д. 270, л. 17 - Киселева Клавдия Ивановна.
11 Там же, д. 87, л. 13-Гац Никифор Андреевич; д. 96, л. 20-Гончаров Афанасий Федорович; д.128, л. 8 -Дворников Семен Васильевич; д. 212, л.18. -Малютченко Александр Яковлевич.
12 Окупацiйний режим в Криму: 1941-1944 pp. За мaтеpiaлaми преси окупаційних властей: Пер. з рос. / Упор. В.Н. Гуркович. - Сімферополь: Таврія, 1996. - С. 62-63.

Опубликовано: Севастополь:взгляд в прошлое:Сборник научных статей сотрудников Государственного архива г. Севастополя. Севастополь, 2006. С.263-269.

http://www.gosarhiv.sevastopol.iuf.net/ ... kova.shtml


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 25 мар, 2009, 17:24 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Да, замечательные материалы тут привели. Весьма познавательно. Как видно, оккупанты здесь себя вольготно ощущали до 1944 г.
А последняя статья вообще блеск - где про религию вопрос затронут.
Позднее тоже выложу кое-какие тексты по теме...чтобы помнили, а то сейчас благодаря новым веяниям про героев УПА растущие поколения и забыть могут...будут считать, что немцы облагодетельствать хотели, а их не поняли дескать.

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 10:24 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
http://www.moscow-crimea.ru/history/20vek/habarova.html - Дневник очевидицы о Севастополе в годы обороны и оккупации.
Нельзя обойти стороной и материалы, касающиеся Крыма в период оккупации в целом:
http://www.moscow-crimea.ru/history/20v ... evich.html - Лашкевич. Дневники. Здесь о Симферополе, но наблюдения автора весьма интересны. Показана очень безрадостная картина повального коллаборационизма в различных его проявления. Причем не только татар, но и русских, украинцев, болгар и даже караимов.
http://www.moscow-crimea.ru/history/20v ... zanes.html - а это подборка немецких документов о борьбе с партизанами в Крыму.
Вообще, аналогий с поведением красных в 20-е масса: те же регистрации и расстрелы зарегистрировавшихся, те же виселицы и лагеря смерти, та же политика заложничества и реквизиций.

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 11:06 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Тоже весьма интересно, хотя и не совсем про Севастополь и Крым: К.Колонтаев
Мифы о гестапо http://www.grafskaya.com/article.php?id=770

Действовало ли гестапо на оккупированной советской территории?
Слово «гестапо» стало одним из ключевых слов-символов Второй мировой и Великой Отечественной войны, словом-символом всей системы карательных органов немецкого оккупационного режима как на Восточном фронте, так и в Европе.
А между тем само гестапо по своей объективной роли в годы Второй мировой войны менее всего могло бы претендовать на подобного рода всемирную известность.
Гестапо («гехайм штаатс полицай» - «тайная государственная полиция») было создано в 1933-1934 гг. после прихода нацистов к власти в Германии путем объединения во всегерманскую структуру подразделений политической полиции министерств внутренних дел германских земель. Первым руководителем гестапо был Герман Геринг, и именно в этом качестве он являлся одним из основных участников процесса над Димитровым в Лейпциге.
В 1939-1945 гг. гестапо являлось IV управлением Главного управления имперской безопасности (RSHA) Министерства внутренних дел Германской империи.
С момента своего создания и до своего исчезновения вместе с другими государственными институтами нацистской Германии в мае 1945 г. гестапо никогда не действовало вне собственно германской территории и никогда не имело своих подразделений на оккупированных Германией территориях как в Европе, так и в СССР.
Местные органы гестапо создавались только на тех территориях европейских стран, которые включались непосредственно в состав Германии, как-то: Австрия, Люксембург, часть территории Франции, Чехии, Польши. На остальных оккупированных территориях как в Европе, так и в СССР действовала весьма сложная, запутанная, но одновременно с этим и стандартизированная система репрессивных органов. Основу этой системы составляли органы военной разведки и контрразведки германских вооруженных сил, которые практически безраздельно действовали на обширной территории так называемой «прифронтовой полосы».

На Восточном фронте размеры этой полосы определялись территориями, расположенными вдоль линии фронта и далее вглубь от нее на расстояние до 500 км. На этой полосе вся власть принадлежала армейским оккупационным властям и действовали исключительно военные репрессивные органы, которые включали в себя следующие структурные подразделения: отделы разведки и контрразведки штабов дивизий, корпусов, армий, групп армий (так называемые отделы «1С» («1Ц»)), розыскные отделы местных военных комендатур («ортскомендатур») и приданные им взводы военной (полевой) полиции («фельдполицай»). Те же команды полевой полиции, находившиеся в составе дивизий германской армии, осуществляли контроль над населением совместно с отделами «1С» в местах дислокации дивизий в прифронтовой полосе. Подвижные подразделения («абвер-команды») «Управления военной разведки и контрразведки Верховного командования вермахта» («Абвер»). Это управление состояло из 4-х отделов: 1-й (разведка), 2-й (диверсии, террор), 3-й (контрразведка), 4-й («Абвер-Заграница») занимался аналитикой и руководил деятельностью военных атташе в зарубежных странах. Абверкоманды распределялись по отделам и имели соответствующую нумерацию. Приданные 1 отделу от 100 до 199, 2 отделу от 200 до 299, 3 отделу от 300 до 399. Абверкоманды 3-го отдела вели контрразведку, борьбу с подпольем и партизанами.
Промежуточное положение между военными и политическими спецслужбами занимала «Гехайм фельдполицай» (ГФП) - «Тайная полевая полиция». Подразделения этой спецслужбы действовали в прифронтовой зоне, подчинялись командованию армий. Их сотрудники служили ранее в СД, гестапо, криминальной полиции (аналог советского угрозыска), но находясь в составе этих подразделений, они получали звание «военный чиновник» («зондерфюрер») того или иного ранга. При этом сотрудники СД и гестапо составляли незначительное меньшинство команд ГФП, занимая высшие командные должности; большинство рядовых сотрудников и средний командный состав составляли чиновники криминальной полиции (KRIPO), которая также входила в RSHA в качестве V управления.

Помимо собственных розыскных подразделений немецкое военное командование при местных военных комендатурах на территории прифронтовой зоны из числа местных жителей создавало управления и отделы «вспомогательной полиции». Вначале эти подразделения несли патрульно-постовую службу, занимались паспортизацией населения, затем с весны-лета 1942 в их составе стали создавать розыскные отделы и отделения, занимавшиеся оперативно-розыскной деятельностью. Аналогичные структуры создавались и за пределами прифронтовой полосы при «Управлениях СД и полиции безопасности».

За пределами прифронтовой полосы, т.е. далее 500 км от линии фронта, оккупационная власть принадлежала немецким гражданским оккупационным органам. Репрессивные функции на этой территории осуществляли «Управления СД и полиции безопасности». СД (SD - «зихайндинст» - «служба безопасности») - орган разведки, контрразведки и политического сыска как на территории Германии, так и на оккупированных территориях Европы и СССР. С 1925 по 1939 гг. - служба безопасности нацистской партии. В 1939-1945 гг. существовала в виде III (контрразведка) и VI (разведка) управлений RSHA.
Полиция безопасности («SIPO» - «зихайнполицай») - подразделения криминальной полиции и общей полиции («шуцполицай»), придаваемые для повседневной помощи СД и гестапо как в Германии, так и на оккупированных территориях.
Наименование «Управление СД и полиции безопасности» указывает на то, что и в данном розыскном органе большинство составляли не кадровые офицеры СД и гестапо, а чиновники криминальной и общей полиции.
Это говорит о том, что Германия не подготовилась к крупномасштабным боевым действиям Второй мировой войны не только в военно-экономическом плане (выпуск вооружений), но и в плане контрразведывательного обеспечения. Это и заставляло германские власти прибегать к массовому использованию в контрразведывательных целях сотрудников общеуголовной полиции. Ни в одной из стран антигитлеровской коалиции не было ничего подобного.

Это был довольно порочный, хотя и вынужденный путь. Как сказал по такому поводу М.Е. Салтыков-Щедрин: «Обыватель полагает, что ежели человек может неприметным образом вытащить у ближнего из кармана кошелек, то он искусный политик, дипломат и сердцевед. Но это ошибка. Это доказывает только, что он искусный вор. Ибо сфера деятельности у политика и вора различна. Политик улавливает людей, в то время как вор - принадлежащие им кошельки». Поэтому, несмотря на первый взгляд, что политическая и уголовная полиция одинаково занимаются розыском, разница в их деятельности та же, что между политиком и вором.
Единственное, что спасало германские репрессивно-розыскные органы от полного провала на советской оккупированной территории, был бездарно-бюрократический, а если говорить просто, то в подавляющем большинстве случаев откровенно тупой способ формирования подпольных структур на оставляемых противником территориях. Эти подпольные структуры формировали партийные органы и госбезопасность. Партийные органы по опыту Гражданской войны создавали подпольные горкомы и райкомы. Но при этом им и в том числе генеральному секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину в голову не пришла мысль, что в Гражданскую войну большинство коммунистов-подпольщиков имели опыт дореволюционной подпольной деятельности, а те, которых оставляли для работы в немецком тылу в 1941-1942 гг., подобного опыта не имели и перед оставлением их в подполье ни малейшей спецподготовки не проходили. В результате, как правило, они становились жертвами ГФП и полевой полиции немецких военных комендатур в первые две-три недели после начала немецкой оккупации.

Еще более провальными в период июля-декабря 1941 г. были результаты по линии НКВД, как это не покажется странным. Но дело в том, что госбезопасность в этот период подошла к делу формирования подпольных структур еще тупее, чем партия. Вместо того, чтобы областным управлениям НКВД формировать свои будущие подпольные структуры из офицеров госбезопасности и милиции, ранее не проживавших в данном городе или райцентре и поэтому там никому неизвестных, они, не мудрствуя лукаво, готовили подпольные организации в райцентрах и областном городе из своей действующей агентуры, сформированной еще в мирное время. Поскольку такая метода явно была не местной импровизацией хотя бы по своему размаху, то логично предположить, что она либо проводилась по инициативе наркома внутренних дел Л.П. Берия, либо он был в курсе. Почему же столь блестящему интеллектуалу, каким он сейчас выглядит в глазах некоторых моих современников, не пришла в голову простая мысль, что осведомительная агентура мирного времени формируется из людей в большинстве своем политически враждебных к существующей власти, работающих на госбезопасность либо из страха, либо за деньги, и что формировать из них подпольные структуры для работы в условиях вражеской оккупации - чистое безумие.
В результате подпольные организации, сформированные областными управлениями НКВД в первые полгода войны, как правило, исчезали на вторые-третьи сутки после прихода немецких войск. Половина их членов, которые поглупее, добровольно являлась в местные органы оккупационной власти. Их дальнейшая судьба была печальна: большинство немцы на всякий случай расстреливали, других - направляли в концлагеря. Те же, кто поумнее, сдаваться к немцам не приходили, а, прихватив оставленные им для подпольной работы деньги, драгоценности, запасы продовольствия и промтоваров, перебирались в другие районы и города области, где их никто не знал и, легализировавшись с помощью взятки в местной вспомогательной полиции, начинали заниматься мелким предпринимательством.

Так что вместе с развеиванием мифа о гестапо на советской оккупированной территории проясняются кое-какие аспекты, связанные с начальным периодом деятельности советского подполья. Кроме этого развеивание мифа о гестапо помогает прояснить вопрос о том, какая из государственных структур нацистской Германии наиболее виновна в военных преступлениях на оккупированной территории СССР. Авторы советских монографий по этой теме любили обличать бывших солдат и офицеров вермахта за то, что они в своих мемуарах пытались отрицать преступные методы ведения войны германской армией на Восточном фронте, но при этом сами же в своих монографиях главными истребителями русского народа определили все же пресловутые гестапо, СД и войска СС. Определяя численность уничтоженных немцами гражданских лиц и военнопленных в 10-11 млн. человек, они, называя главными виновниками этого все те же СД, гестапо, войска СС, даже не пытаются назвать их конкретную численность на оккупированной советской территории. А эта численность никогда не была настолько большой, чтобы невоенные силовые структуры нацистской Германии могли физически справиться с подобным объемом «работы». Тем более, что из общей цифры уничтоженных в 11 млн. 80% были уничтожены в первые полтора года войны, т.е. в июле 1941-декабре 1942 г.
Общая численность айнзатцгрупп и команд СД на оккупированной территории СССР в июле-декабре 1941 г. не превышала 2 тыс. человек. Не намного больше была численность и местных органов СД. Так например, когда к концу лета 1942 г. оккупированный немцами Севастополь вышел из прифронтовой зоны и в нем было создано «Управление СД и полиции безопасности», то в нем на 20 тыс. жителей имелось 7 сотрудников, 3 переводчика и 25 солдат-эсэсовцев из взвода охраны. А из 1500 жителей города, погибших насильственной смертью от рук немцев - 1200 были уничтожены в первые два месяца оккупации в июле-августе 1942 г., т.е. тогда, когда СД в Севастополе не было. Они были уничтожены командами полевой полиции дивизий 11-ой армии и местной военной комендатуры. Отбирали лиц, подлежащих уничтожению, офицеры отделов «1С» штаба армии, штабов корпусов и дивизий, входивших в состав армии и команды ГФП, подчинявшейся командованию армии.
Даже еврейское население уничтожали в первую очередь не айнзатцгруппы СД, а команды полевой полиции местных военных комендатур совместно с находившимися поблизости армейскими частями и вспомогательной полиции из числа местных жителей. Причем до 1942 г. вспомогательная полиция непосредственно к уничтожению не допускалась, она занималась конвоированием и оцеплением места казни. Только в Западной Украине и Западной Белоруссии, где массовое уничтожение еврейского населения началось с конца лета 1942 г., его осуществляли управления и айнзатцкоманды СД совместно с местными структурами вспомогательной полиции.
Но кроме евреев существовала еще очень большая категория лиц других национальностей, подлежавшая уничтожению в максимально сжатые сроки после занятия соответствующей территории немецкими войсками. Ими являлись: депутаты местных Советов всех уровней, служащие исполнительных комитетов Советов, лица, награжденные правительственными наградами СССР, судебно-прокурорские работники, не говоря уже о партийных активистах, сотрудниках милиции и госбезопасности, а также во многих случаях и членов их семей. Эти категории лиц, подлежавших первоочередному уничтожению, упоминались в советских монографиях. Но при этом их авторы не пытались сделать логический вывод, что кратчайшие сроки уничтожения данных категорий населения, установленные нацистским политическим руководством, означали, что этим уничтожением должны были заниматься военные оккупационные власти в лице местных военных комендатур, поскольку из-за сжатости установленных сроков этот процесс должен был проходить в прифронтовой зоне.

Наконец, гибель в немецких лагерях 2 млн. советских военнопленных также является военным преступлением германской армии, поскольку администрация и охрана всех лагерей для советских военнопленных состояла из офицеров и солдат вермахта. Эсэсовцы охраняли концентрационные лагеря для гражданских лиц.
Теперь о войсках СС. Того количества войск СС, которое находилось на советско-германском фронте в 1941-1942 гг. (от 3 до 6 дивизий), было совершенно недостаточно даже для фронта, не говоря уже о карательных операциях в тылу. Там этим занимались 20 охранных дивизий германской армии, 50 батальонов немецкой шуцполиции гражданских оккупационных властей, несколько сот батальонов и рот русской, украинской, белорусской вспомогательной полиции. Массовое применение войск СС на советско-германском фронте приходится на лето-осень 1943 г. (10 дивизий), период битвы на Курской дуге и Донбассе, во время которой эти дивизии не выходили из боев.
Показательно и то, что 50-60% эсэсовцев, попадавших в плен на поле боя, оставались в живых и отправлялись затем в лагеря для военнопленных. В то же время солдаты и офицеры полевой полиции расстреливались советскими пехотинцами прямо на месте пленения. В результате немецкое военное командование пошло на беспрецедентный в военной истории шаг. С лета 1943 г. личному составу полевой полиции выдавалось два удостоверения личности: одно настоящее, другое фальшивое. В случае угрозы пленения настоящее удостоверение уничтожалось или выбрасывалось, а фальшивое, в котором военнослужащий военной полиции представлялся обычным солдатом или офицером армии, оставлялось.
Всего из 12 млн. советских граждан и военнопленных, погибших от рук немцев, по категориям военных преступлений на долю германских вооруженных сил приходится около 10 млн. То есть германские вооруженные силы по признакам военных преступлений уничтожили в 5 раз больше советских людей, чем СД и войска СС, вместе взятые.


Доступные источники по теме:

1. «Солдаты военной полиции Германии 1939-1945 гг.» - Рига: «Торнадо», 1997.
2. «Сталинградская эпопея» - М.: «Звонница-МГ», 2000. (Данные об отделах «1С» и командах полевой полиции местных военных комендатур).
3. «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Книга 1. - М., 1995.
4. И.З. Вергасов «Крымские тетради». - М.: «Советская Россия», 1974. (Крымские партизаны, немецкий военно-оккупационный режим в Крыму 1941-1942 гг.).
5. Цветков ««Северинка» вызывает Центр». (Деятельность спецподразделения советской военной разведки в Белоруссии в глубоком немецком тылу, борьба с СД, шуцполицией и др. карательными органами).
6. «Империя смерти». (Книга двух авторов - мужчина и женщина - о гестапо, СС, СД; издана в советское время, переиздана в РФ в 2000 г.).
7. Л. Гинзбург «Бездна». (Документальная повесть, содержит информацию об айнзатцкомандах СД и о деятельности одного из подразделений ГФП; опубликована сначала в журнале «Знамя», 1965 г., N 11, затем в виде отдельной книги).

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 11:15 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
distant писал(а):
В марте 1944 года по доносу предателя Ревякин был арестован.

distant писал(а):
14 марта 1944 г. арестованы руководитель подполья В.Д.Ревякин и более 20 активных членов КПОВТН. После 29 дней жестоких пыток были расстреляны в Юхариной балке.

Ревякина со товарищи предал еврей львовского разлива (если память не изменяет) некто г.Шпурник(кажеется так),самое смешное что в 50-60е гг. прямо указывалось имя предателя и его особо никто не скрывал,а вот на рубеже 70-80х появилась более обтекаемая формулировка,как приведено выше...
зачем?..........
предатель-он и в африке предатель,или кому то стало стыдно за национальность?...


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 12:13 
Не в сети
*******
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 май, 2008, 17:11
Сообщения: 4989
Репутация: 802

Постоялец: Везде и всегда
Откуда: Севастополь, центр
Национальность здесь не при чем. Нет совершенно никакой разницы, был он евреем, поляком, украинцем или кем-либо еще. Он был предателем, и неважно, как его звали. Потомки не виноваты, что их предок был таким.
Советую, возьмите книги "Севастополь. Энциклопедический справочник" 2008 г. и путеводитель Задорожной Н.Ф. по Дому-музею Севастопольского подполья 1942-1944 гг. 2008 г. издания, там все очень толково и, главное, достоверно изложено. Люди этой темой занимаются более 20 лет.

_________________
"Здесь всякая ночь - 22 июня. Здесь каждый день - 9 мая!" /В.Маленко/
Шестому севастопольскому поколению 11 лет и 5 лет! :up:


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 12:39 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 17 май, 2007, 17:44
Сообщения: 513
Репутация: 120
Krasapeta писал(а):
Он был предателем, и неважно, как его звали.

Очень хитрожопистая позиция музейных работничков....это новое руководство с их дерьмократией вас так толерантно мыслить научили или сами дошли по дороге к общедемократическим ценностям????????????


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 13:22 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Нашел еще одну интересную статью, посвященную такой пикантной формой коллаборационизма, как проституция
Проститутки на оккупированной территории
/НАТАЛЬЯ ДРЕМОВА/
Большая часть Крыма уже была освобождена советскими вой-сками, шли бои за Севастополь. В это время Лаврентий Берия подписал документ о высылке с полуострова немцев, венгров, итальянцев. Последняя строчка в списке подлежащих изгнанию была такая: «разрешить выселить... 1000 проституток, проживающих на курортах и в городах Черноморского побережья». Это заработала государственная машина репрессий, давя и перемалывая судьбы женщин, переживших оккупацию на территории полуострова.
Иначе чем предательницами их не называли — тех, кто во время войны тесно общался с оккупантами. Почему они шли на это? Ну, во-первых, советской власти так и не удалось полностью ликвидировать проституцию как явление. Так что женщины, зарабатывающие на жизнь собственным телом, в условиях оккупации получили возможность беспрепятственно заниматься этим ремеслом. О размахе деятельности «ночных бабочек» можно косвенно судить по рапорту коменданта Белогорского гарнизона, в которой он приводит цифры по заболеваемости личного состава венерическими болезнями.
Другая категория женщин — это те, которых немцы принуждали к длительному сожительству, и те, кто шел на это добровольно — чтобы выжить самой, чтобы прокормить семью. Продуктов, выдаваемых по рабочим карточкам, не хватало. В семье разрешалось оставлять в месяц на одного взрослого едока 10 кг зерна (не муки!), 500 г сахару, 500 г жиров.
А еще — жизнь продолжалась. Несмотря на войну, страдания, страх и голод. Любовь между солдатом-оккупантом и местной девушкой была не такой уж редкостью. И известны случаи, когда такие отношения заканчивались законным браком. От одного брака осталась только фотография, когда-то подшитая в уголовное дело: ефрейтор-пехотинец и хорошенькая девушка с модной прической. На обороте надпись: «На память в хорошие дни Вале И. от Курта и Вали Бедуэль. 26/Х-42 г.» Про женщину с фотографии известно только то, что муж отправил ее в Германию к родным, а впоследствии ее вместе с восточными рабочими, бывшими пленными и другими русскими, оказавшимися на немецкой территории, вернули в лоно Советского Союза, «разобрались» и дали 8 лет лагерей. За любовь.
За «этих женщин» взялись сразу после отступления немецких частей. И женщины, пользовавшиеся покровительством немцев, и те, кого считали таковыми, были первыми кандидатами в жертвы «народного гнева». Рассказывают, что их забивали насмерть, прогоняли в обнаженном виде по улицам, сбрасывали в колодцы. Чуть позже, когда пошли аресты пособников оккупантов и лиц, сотрудничавших с фашистами, НКВД собрал богатый урожай среди женщин.
Не было в Уголовном кодексе такой статьи: «за интимные отношения с врагами, за любовь к врагу», поэтому сажали за пособничество, за антисоветскую агитацию, за восхваление чуждого строя, за сотрудничество с оккупационными властями. Вот цитаты из подлинных уголовных дел:
Надежда Ивановна С., 37 лет, жительница Симферополя (ул. Тургеневская, 37), медсестра детской инфекционной больницы, осуждена на 5 лет ИТЛ по статье 58-1 «б» (измена Родине).
Нина Васильевна К., 28 лет, проживающая в Симферополе на ул. Пушкинской, 16, домохозяйка, получила 3 года лагерей за то, что «была направлена немцами в Германию, вернулась в 1942 году в Крым при сомнительных обстоятельствах, стала восхвалять фашистский строй, клеветать на советскую действительность».
Александра Степановна Т., 24 лет, жительница г. Саки, признана виновной в хранении антисоветских листовок и фашистской газеты «Голос Крыма», лишена свободы на срок 1 год 9 месяцев.
Мария Михайловна С., 19 лет, керчанка, признана виновной в измене Родине. Приговорена к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет.
Выявляли таких женщин благодаря сообщениям патриотически настроенных граждан. Не всегда они руководствовались исключительно праведным гневом. Давайте не будем сбрасывать со счетов обычные человеческие чувства: зависть к тем, кто жил при оккупантах чуть лучше, чем остальные (кстати, не намного!), неприязнь к молодой красивой соседке. Жилищный кризис в Симферополе породил практику доноса соседей на одиноких молодых женщин с целью занятия их жилплощади.
Несколько лет назад в Крым пришло трогательное письмо от Юргена Рихтера. Его отец Рихард, рядовой немецкой армии, жил во время оккупации в Симферополе. Он полюбил дочь своей квартирной хозяйки, в 1943 уже на фронте получил от нее письмо — любимая родила сына. Больше он ничего о девушке не знал почти шестьдесят лет. Слишком скудными были сведения, сообщенные старым солдатом: девушку звали Нора (то ли настоящее, то ли сокращенное имя), жила она в домике под номером 5, неподалеку от нынешнего СИЗО, работала на радио. Скорее всего, и ее постигла судьба тех, кто отбывал сроки в лагерях за «веселую жизнь», за неосторожность, за любовь к врагу.
http://1k.com.ua/21/details/2/2

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 26 мар, 2009, 13:33 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
http://1k.com.ua/31/details/9/1 - А это статья об Э.Манштейне в Крыму.

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 11:18 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 11:32 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
А вот фотографии нацистской листовки
Изображение
Изображение

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 12:31 
Не в сети
**

Зарегистрирован: 25 мар, 2008, 15:41
Сообщения: 361
Репутация: 12
...хорошая тема.
Вопрос к тем, кто в теме...
В бухте Голландия, до 1939 года находилась Школа гидроавиации (названия у школы менялись, но в конечном итоге это стало Ейское ВВЛУ)... В период оккупации там же располагалась немецкая гидроавиация - перемещенная из Румынии. В недостроенном здании Морского корпуса - была тюрьма... О немецком кладбище (сразу за зданием МК, говорить не буду - все знают) - так вот - а нет ли у кого подробностей именно о этом месте Северной стороны - о Голландии?

_________________
Больше о друзьях, чем о себе.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 15:28 
Не в сети
 

Зарегистрирован: 14 фев, 2009, 15:32
Сообщения: 6
Репутация: 0
Уважаемый(ая) AAYA не могли бы ВЫ указать источник 5-ого фото и по возможности скан покрупнее.Спасибо


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 17:25 
Не в сети
***

Зарегистрирован: 12 янв, 2006, 22:11
Сообщения: 547
Репутация: 68

Откуда: Севастополь
Шнорхель писал(а):
...хорошая тема.
Вопрос к тем, кто в теме...
В бухте Голландия, до 1939 года находилась Школа гидроавиации (названия у школы менялись, но в конечном итоге это стало Ейское ВВЛУ)... В период оккупации там же располагалась немецкая гидроавиация - перемещенная из Румынии. В недостроенном здании Морского корпуса - была тюрьма... О немецком кладбище (сразу за зданием МК, говорить не буду - все знают) - так вот - а нет ли у кого подробностей именно о этом месте Северной стороны - о Голландии?

А что конкретно интересует?


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 17:59 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 03 мар, 2009, 12:21
Сообщения: 105
Репутация: 10
IVGA писал(а):
Уважаемый(ая) AAYA

Уважаемый:)
IVGA писал(а):
не могли бы ВЫ указать источник 5-ого фото и по возможности скан покрупнее.Спасибо


Источник к сожалению не укажу. Крупнее скан также не смогу выложить. Я ранее в этой теме писал, что фото мне на болванку записали, причем, тем кто записывал их через третьи руки получили. Так что увы...

_________________
[i]"Нелепый, безосновательный и обостряемый извне спор между Русью Московской и Русью Киевской есть наш внутренний спор, никого более не касающийся, который будет разрешен нами самими".[/i] (с) А.И.Деникин


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 28 мар, 2009, 22:12 
Не в сети
оби ван кеноби

Зарегистрирован: 16 дек, 2008, 15:02
Сообщения: 5607
Репутация: 1152
PREX писал(а):
В распоряжении главного полицмейстера управления гражданкой полиции находились пожарная команда и паспортные столы 3х отделений:
• паспортный стол 1-го отделения (нач. Куприянов В.П.);
• паспортный стол 2-го отделения (нач. Фок К.А.);
• паспортный стол 3-го отделения (нач. Пьеро В.П.).

В списках погребенных в братской могиле участников севастопольского подполья есть ПЬЕРО В.Г.
http://memento.sebastopol.ua/grave.php?code=21 - вот здесь видно.
Это начальник паспортного стола был и подпольщиком?
Или его однофамилец?
Фамилия редкая все-таки.

_________________
Моя группа по детскому и взрослому диабету: https://vk.com/diaklub
Если вы столкнулись с этим диагнозом - не бойтесь, с ним можно жить.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 29 мар, 2009, 0:51 
Не в сети
*

Зарегистрирован: 11 фев, 2007, 16:44
Сообщения: 110
Репутация: 0
В книге "Севастопольское подполье" Пьеро- начальник одного из полицейских участков во время оккупации, связанный с КПОВТН, в этой же книге открыто указывается и имя предателя, выдавшего ревякинцев, - Людвиг.

_________________
ИЗ ДВУХ ЗОЛ ПОБЕЖДАЕТ САМОЕ ЗЛОБНОЕ, ОНО СТАНОВИТСЯ ДОБРОМ


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 29 мар, 2009, 5:35 
Не в сети
***
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 янв, 2009, 23:39
Сообщения: 972
Репутация: 161
Шнорхель писал(а):
...хорошая тема.
Вопрос к тем, кто в теме...
В бухте Голландия, до 1939 года находилась Школа гидроавиации (названия у школы менялись, но в конечном итоге это стало Ейское ВВЛУ)... В период оккупации там же располагалась немецкая гидроавиация - перемещенная из Румынии. В недостроенном здании Морского корпуса - была тюрьма... О немецком кладбище (сразу за зданием МК, говорить не буду - все знают) - так вот - а нет ли у кого подробностей именно о этом месте Северной стороны - о Голландии?

Уже после войны, с 1947 по 1949 год выше училища была позиция зенитной батареи, которой командовал мой дед. Неподалёку от расположения батареи была землянка, где он и жил вместе с семьёй. Лет тридцать назад я с мамой там бродил, пытались найти остатки землянки - но ничего не нашли.


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 428 сообщений ]  На страницу 1 2 318 След.

Часовой пояс: UTC+03:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 7 гостей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

[Мобильная версия]

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB